Форум » Материалы уголовного дела » Копия боевого листка... » Ответить

Копия боевого листка...

Stepa: W пишет: [quote]Когда и где писалась газета - большой вопрос, но то что не в палатке вверху, факт на 99,9 %. [/quote] Лист дела 31:"Копия боевого листка группы туристов Дя-ва "Вечерний Отортен" № 1". Нам известно только содержание этого боевого листка, но само оформление и другие подробности по форме написания этого листка нам совершенно неизвестно. Форма этого листка крайне важна, так как то, чем написано и как написано может ответить на главный вопрос ГДЕ написано. Содержание имеет около 500 знаков и, возможно написано разными людьми и разными карандашами. Маловероятно, что в условиях похода кто-то пользовался чернильной ручкой. Понятно также, что в деле имеется всего лишь никем не заверенная копия этого боевого листка, отпечатанного на пишущей машинке. Но на копии проставлена дата - 1 февраля и логично предположить, что листок писался именно 1 февраля и это является пока единственным фактом. Общей Целью похода был Отортен и восхождение на него посвящалось ХХ1 съезду Коммунистической партии Советского Союза - Внеочередной 21 съезд Коммунистической партии Советского союза состоялся в период с 27 января по 5 февраля 1959 г. Порядковый же номер боевого листка равен 1, то есть планировалось и дальше выпускать листки под другими порядковыми номерами. "Вечерний" - это четкое определение времени суток, когда был издан, изготовлен, написан (от руки) (от рук) этот номер боевого листка.

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

helga-O-V: netreader пишет: Вы же не думаете, что жанр боевых листков - это что то доселе неизведанное? ???? Есть текст из УД. Вы же не предполагаете, что он написан как шпаргалка - мелким бисером. Соответственно - на каком листке он разместится нормально и привольно, ведь автор скорее всего писал "по размеру листа" а не заметки. sol пишет: На листок размера А4 входит, но достаточно мелким почерком. Упс.

netreader: helga-O-V пишет: sol пишет:  цитата: На листок размера А4 входит, но достаточно мелким почерком. Упс. У Золотарева (если придерживаться версии его авторства) довольно мелкий почерк, буквы по размеру чуть больше машинописного текста

Grissom: netreader пишет: У Золотарева (если придерживаться версии его авторства) довольно мелкий почерк, буквы по размеру чуть больше машинописного текста Ничего, что это почерк методиста, писавшего характеристику на Золотарева? http://fotki.yandex.ru/users/aleksej-koskin/view/313887/?page=0

Stepa: Если действовать методом исключения, то возможно б.л. изготавливался усилиями Дятлова, Золотарёва, Кривонищенко и Слободина. Довольно едкая ирония в отношении "инструктора по саням" Колеватова - она явно подчёркивает полную непригодность саней для использования в условиях похода - об этом же говорится где-то в дневниках. В листке отмечены две пары - Дубинина - Тибо и Дорошенко - Колмогорова. В последнем случае ещё круче - собирали печку более часа, как свидетельство полного отсутствия слаженных действий по сборке домашнего очага - своеобразный прозрачный намёк на разладившиеся отношения. Как правило в ситуации неразделенной любви или случившейся ссоры основное бремя несёт тот, кто продолжает любить. И если их двоих пытались высмеять, то это мог сделать только Дятлов, как "третий лишний", но продолжающий "страдать" и как лицо "заинтересованное". Вряд ли Дятлов мог согласиться с Кривонищенко и Слободиным , если те предложили бы этот вариант высмеивания. Таким образом я не исключаю, что в большой группе возникла устойчивая малая группа, которая подначивала остальных и выразилось это в боевом листке по мере приближения к Отортену - конечной цели похода. Конечной в том смысле, что после восхождения они повернули бы назад. Доктор и кандидат - это приобретённые на протяжении длительного времени в различных походах социальные статусы - они постоянно инициировали разговоры о любви в среде, где в большинстве своём все молодые и благодарные слушатели. Колеватов сам по себе (дневник Ю.Блинова), Дорошенко с Колмогоровой "добивали" друг друга. Дятлов по какой-то причине был отвергнут, затаил обиду. Слободин - душа компании - соавтор с Золотарёвым - автором объединяющего сюжета об одном одъяле и печке сквозь призму армянской загадки и, вороятно, сюжета о Колеватове. Кривонищенко с Дятловым - "снежные человеки" и пекущиеся о "туристорождаемости".

netreader: Grissom пишет: Ничего, что это почерк методиста, писавшего характеристику на Золотарева? Конечно же, подразумевалась автобиография Зол-ва

netreader: Stepa пишет: В последнем случае ещё круче - собирали печку более часа, как свидетельство полного отсутствия слаженных действий по сборке домашнего очага - своеобразный прозрачный намёк на разладившиеся отношения. В корне неверная трактовка, на мой взгляд "Влюбленные часов не наблюдают", и это несомненный намек автора на то, что голубки больше ворковали, чем занимались сборкой печки

helga-O-V: netreader пишет: "Влюбленные часов не наблюдают", и это несомненный намек автора на то, что голубки больше ворковали, чем занимались сборкой печки Чему есть подтверждение в дневнике Зины. Так, что же у нас получается с размерами листочка: А4 или А3? Помня жизнь в редколлегиях, рискну предположить, что могли быть какие-то рисунки, а текст писался достаточно просторно.

Alina: Stepa пишет: Довольно едкая ирония в отношении "инструктора по саням" Колеватова - она явно подчёркивает полную непригодность саней для использования в условиях похода - об этом же говорится где-то в дневниках. Stepa пишет: Колеватов сам по себе (дневник Ю.Блинова) Похожий намек есть и в дневнике Людмилы, где она описывает, как проходили их споры о "любви и дружбе": "Болтали всякую ерунду. Конечно, всем было интересно, все говорили, стараясь перекричать друг друга и опровергнуть другие высказывания. Сашка Колеватов так превзошел всех, наверное он это говорил со слов других.". То есть, по мнению Людмилы, Колеватов мог рассуждать, выдавая чужие мысли за свои, причем упорно отстаивая свои идеи. Возможно именно эта черта легла в основу иронии в отношении саней: много слов - мало дела.

sol: netreader пишет: У Золотарева (если придерживаться версии его авторства) довольно мелкий почерк, буквы по размеру чуть больше машинописного текста Втиснуть-то можно (на А4), но тогда на типичный боевой листок не похоже.

sol: Alina пишет: Похожий намек есть и в дневнике Людмилы, где она описывает, как проходили их споры о "любви и дружбе": "Болтали всякую ерунду. Конечно, всем было интересно, все говорили, стараясь перекричать друг друга и опровергнуть другие высказывания. Сашка Колеватов так превзошел всех, наверное он это говорил со слов других.". То есть, по мнению Людмилы, Колеватов мог рассуждать, выдавая чужие мысли за свои, причем упорно отстаивая свои идеи. Возможно именно эта черта легла в основу иронии в отношении саней: много слов - мало дела. Мне кажется что это прямой намёк на остсутствие личного опыта в «любви,» а не общая характеристика.

netreader: sol пишет: Втиснуть-то можно (на А4), но тогда на типичный боевой листок не похоже. А на что похож "типичный боевой листок"? Их же лепили кто во что горазд, по способностям Интереса ради этот вопрос можно исследовать подробнее и попытаться воспроизвести формат БЛ фрагментами почерка из а/б Зол-ва... придется ставить фотошоп sol пишет: Мне кажется что это прямой намёк на остсутствие личного опыта в «любви,» а не общая характеристика. У Люды, видимо, до тех пор было впечатление, что личный опыт Кол-ва куда скромнее, и его активность в дискуссии оказалась для нее полной неожиданностью

iz Komi: Обычно «боевой листок» в маленьких коллективах содержит то, что важно для всех. Потому пишут его наскоро, живет он дня два или просто до следующего важного события. Мысль о том, что под «картоном» из лабаза и «ватманом» боевого листка имеется одна и та же плакатная бумага мне кажется самой адекватной. Толстая бумага, да еще с одной стороны покрытая красочным слоем – вещь прочная, годится для обкладки продуктов. Да и запах типографской краски произведет кое-какое впечатление на зверье. Насчет «нецелевого использования плакатов» как причины утайки оригинала боевого листка. Это вообще!.. Во-первых, плакаты бывают разные. От «Слава Октябрю!» до «Обходите автобус сзади». Во-вторых, вопрос: - а куда вообще деваются старые плакаты, открытки и пр.? Неужели их все клеят «на божницу»? Есть такая переходящая мифологема: кого-то «арестовали за то, что завернул селедку (ботинки, кошке постелил) в газету с портретом Сталина». Конечно, газеты «сталинских времен» сильно отличались от сегодняшних. В нашей областной, например, в каждом номере на первой странице обязательно минимум две фотки губера: маленькая портретная над колонкой и большая с изображением его текущих славных дел. А довелось делать сканы из «Комсомольской правды» за весну 1942 года – там Сталин всего в четырех экземплярах. На первой странице то снайперы, то танкисты, а то и академик Патон попался. Но возьмем те номера, где Сталин есть. Тираж-то многомиллионный! И газет центральных два десятка. И куда же девались эти миллионы с портретом? На фронте и в деревнях в лучшем случае раскуривались… Скорее всего, после копирования для УД листок был передан в турклуб как реликвия и исчез в ходе всяких перестановок-переездов. А может, и сейчас лежит в какой-нибудь пыльной папке. Листок по форме подражает настоящей газете (передовица, наука, техника, спорт, юмор), но как всегда в таких листках все подано с иронией. Передовица. Случись перед написанием листка что-то важное и торжественное – ему бы и была посвящена. «Ура Гагарину», «СССР-Канада: 6-0» или «Мы встали на макушку Отортена». Но они все еще на подоле Холат-Сяхыла. Потому в том же тоне беззлобной иронии пишется лозунг про «туристорождаемость». Поскольку ясно, что никто из них не собирался немедленно никого рожать к открытию съезда КПСС, смысл именно в «рождении туристов». В каждом сообществе «по интересам» есть ритуалы посвящения. Не идет ли в данном случае речь о планировании такого ритуала над кем-то на взятой вершине? Или просто о закрытии разрядов? Ирония в заметке о «науке» еще заметнее. Высокие научные звания специалистов по любви и браку. Тут (мне лично) видится чуть снисходительная усмешка старшего над горячностью младших. Естественно «философия о любви» означает бесконечные разговоры на эту тему. Предположить, что в группе, живущей в одной палатке и тропящей километры, заинтересованно обсуждали «Камасутру» трудно даже после бутылки. Разговоры, наверняка, шли о вещах куда более серьезных и долгодействующих: психологии сближения, выбора партнера для долгой и счастливой совместной жизни. Но кому-то эта тема изрядно поднадоела. Хотелось побеседовать о чем-то поинтереснее. Хоть о снежном человеке, спутниках, прошедших Олимпийских играх, новых походах… защите диплома, наконец. А тут «ежедневные лекции», да еще с диспутом. Спортивная рубрика тоже насмешливая. Два технаря возятся с простейшим устройством дольше, чем нужно времени, чтоб собрать эксклюзивный приемник-передатчик. И вряд ли тут «про любовь». Скорее, про кривые руки и разинутые рты. То же и в технической рубрике. Написано в форме официального отчета об испытаниях устройства. «Армянская загадка» - старая форма юмора. Мне, скажем, образец загадки с таким названием встретился в рассказах А. П. Чехова. Почему «армянская» - раскопать пока не удалось. Ее отличительная особенность – парадоксальный ответ. Так что, действительно, в ней, скорее всего, отображена гибель чьего-то одеяла у печки. Из этих наблюдений у меня родился вывод: листок писался на склоне, был приколот перед отбоем незаметно, чтоб прочитали его уже после подъема. Авторами видятся люди самые серьезные в группе или желающие быть такими. По-моему, большую часть тем и текстов сочинил сам Дятлов, утомленный и «рукодельством», и дискуссиями на однообразные темы, и мелкими ЧП в походе. Писал и «разукрашивал» Золотарев, привыкший писать и рисовать на коленке еще на фронте и по всем данным темам согласный с руководителем.

Alina: iz Komi пишет: Из этих наблюдений у меня родился вывод: листок писался на склоне, был приколот перед отбоем незаметно, чтоб прочитали его уже после подъема. Авторами видятся люди самые серьезные в группе или желающие быть такими. С этим я полностью согласна. Такие стенгазеты обычно создаются не в одиночку, а коллективно, и в то же время это должен быть не весь коллектив, а какая-то его часть, так как у стенгазеты должен быть и читатель, для которого она будет сюрпризом. То есть в данном случае группа делится на тех, кто придумывал и создавал боевой листок и тех, кто будет его читать. Stepa пишет: Если действовать методом исключения, то возможно б.л. изготавливался усилиями Дятлова, Золотарёва, Кривонищенко и Слободина. Золотарев, как исполнитель, установлен по словам Аксельрода (Вы меня полностью убедили). Сюда же способности художника, присущие Золотареву. Но у исполнителя должен быть или должны были быть соавторы, туристы, знающие группу и могущие пошутить над товарищами, чтобы это не вызвало обид. Золотарев вряд ли мог себе это позволить в одиночку. Человек он новый, ему надо влиться в коллектив, а не портить с кем-то отношения. Предложить себя в качестве оформителя это как раз то, что может сблизить его с группой. Значит остается определить соавторов. Дятлов? Не думаю, что он этим занимался. Мы знаем, что в других походах Дятлов назначал ответственных за общий дневник, за боевой листок и т.д. То есть в группе было разделение труда, а Дятлов - руководитель. Кривонищенко, Слободин? Их уважаемый Stepa выделяет путем исключения, так как именно они не являются фигурантами шуток. Но почему же мы игнорируем такую присущую людям черту, как самоирония. Авторы боевого листка вполне логично могли пошутить не только над другими, но и над самими собой. Это бы избавило их от могущих возникнуть обид со стороны тех, над кем шутят. Поэтому я бы не стала исключать из кандидатов над соавторство и тех, кто упомянут в боевом листке. Я бы все же исходила из предположения, что Золотарев мог предложить услуги оформителя тем, с кем более всего общался в походе. То есть Тибо, Дубинина, Колмогорова и, возможно, Слободин. То, что, возможно, Тибо не любил писать, но при этом, по воспоминанием был очень веселым человеком, любящим пошутить, никак не опровергает его соавторство, даже больше того может быть косвенным подтверждением, что для его шуток появился человек, который взял на себя рутину оформления. Тем более шутка над собой, как доктором Тибо вполне в духе самоиронии (не принижает, а как бы даже возвышает автора). Поэтому предлагаю в качестве гипотетических авторов боевого листка Тибо (как генератора идей), Колмогорову и Слободина (соавторов шуток), Золотарева - оформитель. Людмила Дубинана, судя по дневнику, более серьезный человек, не склонный к шуткам (ИМХО), могла быть более наблюдателем процесса, чем активным его соавтором.

Inga: Alina пишет: iz Komi пишет: цитата: Из этих наблюдений у меня родился вывод: листок писался на склоне, был приколот перед отбоем незаметно, чтоб прочитали его уже после подъема. Авторами видятся люди самые серьезные в группе или желающие быть такими. С этим я полностью согласна. Такие стенгазеты обычно создаются не в одиночку, а коллективно, и в то же время это должен быть не весь коллектив, а какая-то его часть, так как у стенгазеты должен быть и читатель, для которого она будет сюрпризом. То есть в данном случае группа делится на тех, кто придумывал и создавал боевой листок и тех, кто будет его читать. Мне идея отдельного создания боевого листка не кажется привлекательной с точки зрения места его написания. Для сюрприза необходимо отдельное места для творческого процесса: выдвижение, апробация, отбор шуток. При этом остальные не должны были все это слышать. На склоне такого места нет. Не пойдет же редколлегия на улицу, где очень быстро замерзнут руки все у того же господина оформителя. Мне ближе идея сбора редколлегии в отсеке палатки, кружком. Остальные тут же, все слышат и подкидывают идеи для генераторов шуток.

Alina: Inga пишет: Мне идея отдельного создания боевого листка не кажется привлекательной с точки зрения места его написания. Я тоже склоняюсь, что боевой листок создавался не 1 февраля, а в течение нескольких дней (единственный факт, что закончен он именно до 1 февраля, так как появился на стенке палатки после ее установки, что логично - Отортен в прямой видимости. Дух боевого листка: "На Отортен!"). Я, наверное, неправильно скопировала цитату, имела в виде только коллективное авторство. Возможно, что тексты придуманы в один день, а затем боевым листком занимался уже только оформитель. Здесь есть и элемент сюрприза, что нарисует Золотарев к уже придуманным текстам. Inga пишет: Для сюрприза необходимо отдельное места для творческого процесса: выдвижение, апробация, отбор шуток. Читаем дневник З. Колмогоровой: "28.2.58г. ...Сашка Колеватоа испытывал своё приспособление и бросил." Это туристкие сани, значит 28 января дневник точно не создавался. "29.1.59г. ...На ночлег остановились недалеко от лыжни. Мы пилили дрова с Юркой. Поговорили о прошлом. «Повеса» так «повеса». Не этот ли рекорд по установке печки отражен в боевом листке? Если так, то отправная точка для создания дневника 29 января. Общий дневник: "30 января 1959 г. ...Некоторые (Тибо и Кривонищенко) думают сконструировать паровое отопление в палатке." Не в этом ли ответ на армянскую загадку? И еще из общего дневника 30 января 1959г. "Как всегда, быстро разводим костер и ставим палатку на лапник. Погрелись у костра и пошли спать". Но если запись появилась, значит она писалась либо во время обогрева и у костра, либо уже в палатке, когда ушли спать. 31 января 1959г. ... Сегодня была удивительно хорошая ночевка, тепло и сухо, несмотря на низкую температуру ( - 18° -24°)." Возможно коллективное обсуждение шуток было именно ночь с 30 января на 31 января.. Когда еще могло происходить обсуждение: 31 янвааря, запись Дятлова в общем дневнике: "Ужинаем прямо в палатке. Тепло.", однако тем же: "Усталые, измученные, принялись за устройство ночлега. Дров мало. Хилые сырые ели. Костер разводили на бревнах, неохота рыть яму". Могло быть и обсуждение и только оформление. Туристы в палатке, не спят, пишут дневники (по крайней мере, Дятлов)

Stepa: Содержание б/л хорошо бъётся с духом и качеством подготовительных работ, связанными с установкой палатки 1 февраля на месте, где она была обнаружена. Практически все вещи находились внутри палатки, а люди, не подозревая о том, что их ждёт в ближайшее время, разделись. Хотя от агрессивной внешней среды их отделяли всего несколько миллиметров брезента. И это их совершенно не смущало и они не сидели с топорами наперевес. Всё в обычном режиме и это при том, что они впервые за поход вышли за пределы безлесной зоны. Всё говорит о том, что они не боялись, значит была уверенность в завтрашнем дне. В этом смысле уже не имеет стратегического значения, когда был написан б/л.

alex5021: Я где-то читал, что это было на клетчатом листе.

Alina: helga-O-V пишет: У костра не посидишь, его нету, вечер ещё долгий, стемнело рано, и спать не время. После ужина до отбоя - самое время и самое занятие. Ну, начать до ужина могли... Цитата из начала обсуждения, но вопрос по-прежнему актуален. И в этом контексте появляется еще одна непонятность: при каком свете писался боевой листок, если принять дату 1 февраля? Фонарик - не очень удобно из-за малой площади освещения. В принципе нечто похожее на лампу у туристов было, но ... в лабазе. Из протокола осмотра лабаза: 2 батарейки, смонтированные с лампочкой для освещения. То есть до 1 февраля у ребят была возможность более комфортного создания боевого листка в вечернее время, чем вечером 1 февраля.

Трусиха: Alina Свечи в палатке использовали раньше. Батарейки тяжелые, выгорают быстро.

Alina: Трусиха пишет: Свечи в палатке использовали раньше. Но их, по-моему, нет в протоколах осмотров и описях.



полная версия страницы