Форум » Апокрифы (бывшая Медиатека) » Теория большого не взрыва » Ответить

Теория большого не взрыва

Yorgen: Однажды на зимних каникулах группа студентов отправилась в лыжный поход по северному Уралу. После нескольких дней похода и адаптации группы к походным условиям, руководителем группы было принято решения о проведении холодной ночевки на открытой местности. Поскольку опыт таких ночевок был только у руководителя, место для ночевки было выбрано на некрутом склоне и незначительном удалении от леса. Погода благоприятствовала – дувший накануне сильный ветер ослаб, прошел снег, обещавший отсутствие экстремальных температур в ближайшие часы. Установив палатку по всем канонам туристского искусства, группа обустраивалась в ней и готовилась к ночлегу. Но вскоре эти приготовления они были вынуждены прервать и застыть в удивлении – снаружи рос и наваливался звук, напоминающий рев и гул одновременно – такого раньше им не приходилось слышать. Некоторые, вытащив из рюкзаков фотоаппараты, засобирались к выходу, но пока их вытаскивали и менялись местами, гул стал слабеть, удалятся. Туристы с фотоаппаратами заколебались, стоит ли рассупонивать старательно разрытый и завешенный пологом из простыни вход? Пока они будут возится источник звука успеет удалится и сфотографировать его в уже опустившихся сумерках не получится, а холод и снег в палатку напустят. Начали меняться местами обратно. Что произошло дальше не понял никто – впечатление было такое, как будто рядом с палаткой подпрыгнул слон и, в следующую секунду палатка обрушилась, придавленная съехавшим со склона снегом. Обрушилась правда не полностью, передний конек устоял. Оказавшаяся придавленной большая часть туристов пыталась бороться с завалом, но без успеха. Двое находившихся ближе всего к входу начали, упираясь спинами отжимать скаты палатки, стараясь помочь товарищам. Один их скатов порвался и в разрыв хлынул снег, дыру пришлось заткнуть чей-то курткой, подвернувшейся под руку. Стало ясно, что так им возится придётся долго. Опасаясь, что за это время их товарищи могут задохнутся, двое стали резать скат палатки, поднимая края разреза вверх и в стороны – дело пошло. Один за другим из-под брезента в разрез стали высовываться их друзья, не прошло и минуты, как освободили всех. С облегчением перевели дух – никто серьезно не пострадал. Но что это было? Выше по склону, плохо различимая в сумерках и поземке шевелилась огромная, бесформенная, белая медуза. Пережитый шок делал картину совсем уже фантасмагорической. Пошарив в палатке и вытащив пару фонариков, пошли смотреть, что это за черт. Уже на полпути в свете фонариков стало ясно, что это парашют, но главное открытие было еще впереди. Обойдя его, они увидели торчащую из полутораметрового наста авиабомбу необычно большого размера. Никто потом не смог бы вспомнить, кого из них осенило первым – огромная бомба на парашюте это ядерный боеприпас – только их сбрасывают с парашютом, чтобы самолет успел удалиться на безопасное расстояние и не пасть жертвой собственного оружия. Секунды ушли на осознание того, что это не учения, не испытания, это ЧП, ЧП с большой буквы и они в самой его гуще. Одновременно во все головы пришла одна и та же мысль: «Она так до весны простоит или рванет в следующую секунду?» Возможно, некоторые успели подумать: «Она просто так стоит или медленно нас убивает?». Мысли эти текли в головах остолбеневших от ужаса туристов ровно до того момента пока кто-то из них, судорожно сглотнув окаменевший кусок слюны, не крикнул. Наверно это была не команда к отходу и даже, наверное, не простое и понятное «Бежим!». Скорее это был крик, вырвавшийся из глубин подсознания и адресованный непосредственно туда же, что-то вроде «Мама!». И они побежали. Вниз по склону, чтобы как можно скорее убраться подальше от этого дьявольского гостинца. Бежали так, как никогда еще в жизни никто из них не бегал. По мере приближения к лесу снег становился все глубже, туристы начали выдыхаться. После того как вошли в лес и вовсе выяснилось, что дальше двигаться невозможно, снег настолько глубок, что без лыж никуда не уйдешь. Но и отбежали уже на более-менее приличное расстояние. Немного успокоились. Только сейчас до туристов стало доходить, что не только лыжи, но и куртки, шапки, валенки у многих из них остались в палатке. Да и топор с пилой не были бы лишними – промокшие от огромного стресса и бега «на 10000 как на 500» они уже начали страдать от холода. Что делать? Возвращаться к палатке или послать к ней кого-нибудь? Принять смертельный риск всем коллективом? Отправить кого-то на подвиг? Принять чью-то добровольную жертву? Слишком сложный моральный ребус, особенно для мозгов, выжженных адреналином. Неизвестно, кто это был, может самый взвешенный и хладнокровный, может самый старший и уже повидавший кой-чего, но этот кто-то высказал мысль, понравившуюся всем: «Этой игрушке не позволят тут долго валятся, за ней обязательно прилетят и, наверное, скоро». После короткого обсуждения было решено: основная часть группы прячется в овраге, один человек (посменно) ведет наблюдение за склоном, чтобы не прозевать появление на нем людей и техники – прилетят за бомбой – спасут и их. По мере реализации плана в него пришлось внести некоторые коррективы. Взобравшись на кедр и выломав в ветвях окно для лучшего обзора, первый же наблюдатель стал быстро замерзать. Решили из наломанных веток развести костер и поставить второго на подстраховку – один сидит на дереве, второй отогревается у костра. Сидение в снегу в овраге тоже оказалось не сахар – сделали настил… …За бомбой конечно прилетели, но смерть за туристами пришла раньше. Руководитель поискового отряда имел короткий разговор с начальством: - В каком состоянии «изделие»? - Повреждено, но не разрушено. - Транспортабельно? - Да, но.. - Что но? - В нескольких десятках метрах от «изделия» покинутая туристическая палатка, трупы туристов в полутора километрах ниже по склону, в лесу. Связь усматривается прямая и непосредственная. - (минутная пауза). - Все мертвы? - Да. - Радиационное заражение? - Совсем незначительное. - Есть, что-то указывающее на связь их гибели с нашим ведомством? - Нет. - Ясно. Помочь мы им уже не можем, ничего не трогайте, собирайтесь и улетайте, только уничтожьте свои следы. - Понял. На склоне этого не потребуется, кругом твердый наст, следов нет. В лесу следы заметем хворостом, а дальше все ветер заровняет. Спустя месяцы следователь, занимавшийся делом о гибели туристов, был вызван в Москву. Вернулся оттуда необычно мрачным и начал писать о «непреодолимой стихийной силе». P.S.: Все события и персонажи вымышлены. Любое совпадение с реальными людьми и событиями случайно. Тот, кто считает, что это слишком круто даже для вымысла пусть погуглит слово «Паломарес».

Ответов - 42, стр: 1 2 3 All

ДЕРСУ: Type73, а это уже видели? Спасибо за ссылку.

Type73: ДЕРСУ пишет: а это уже видели С этой подборкой не знаком.Спасибо за ссылку!



полная версия страницы