Форум » Апокрифы (бывшая Медиатека) » Ночь распростёртых копыт. » Ответить

Ночь распростёртых копыт.

Сергей Батоврин: Иллюстрация 1. На фото слева – состояние палатки в результате нападения лося. На фото справа - лось, удаляющийся после нападения, с лоскутом палаточной ткани в зубах. Кадр съемки автономной камерой видеонаблюдения в Британской Колумбии. http://www.huntingbc.ca/forum/showthread.php?88805-moose-attack НОЧЬ РАСПРОСТЁРТЫХ КОПЫТ. История одного смертельного недоразумения между человеком и животным. Предисловие: Однажды в отрочестве, четыре десятка лет назад, я беспечно спал в палатке, когда из живой природной любознательности на нее наступил лось. Если вздорное животное находилось бы в ту ночь в ином расположении духа, то, возможно, я уже никогда не догадывался бы о том, каким образом вблизи поселка Румянцево, в 80-ти километрах от Москвы, лоси затоптали в палатке спящих туристов два года спустя. Тем более, мне никогда не пришло бы в голову, что могло произойти на высоте 1079 с группой Дятлова. Впрочем, в ту давнюю пору у меня не было причины сомневаться в слухах о том, что 9 туристов УПИ в 1959-м году погибли на Урале «в зоне секретных испытаний». Сомнения на этот счет возникли спустя десять лет, когда я очутился в эпицентре антиядерных страстей и по воле случая следы драмы на склоне Холат-Сяхыл стали мне известны подробнее. В 1981-м году с моей легкой руки появилась на свет пацифистская группа «Доверие» 1, первое и последнее в СССР антиядерное диссидентское сообщество, которое на свой страх и риск знакомило публику с вопросами экологии войны и мира, и скоро вылилось в несанкционированное антивоенное движение. Среди его сторонников нашлись даже желающие расследовать вероятность техногенной катастрофы на перевале Дятлова. В этом расследовании я, признаться, уже не мог принять участия просто потому, что мне хватало в избытке других интересных вопросов, чтобы занять свою голову на воле и за решеткой. Между тем, четыре экспедиции, снаряженные моими коллегами Сергеем Троянским и Юрием Поповым, исследовали район инцидента вдоль и поперек в поисках химических, изотопных, биологических, баллистических и археологических следов подозреваемой катастрофы. По тем временам такое предприятие было крайне рискованным потому, что самовольные изыскания на уральских склонах со счетчиком Гейгера, с магнитометром и с пульс-индукционными приборами могли легко стать поводом для произвольного обвинение в «шпионаже» и в любых смертных грехах. А пробы грунта, воды и древесины в рюкзаках участников полевых исследований никак не облегчили бы их участь. Но все же прежде, чем Троянский и Попов отправились хлебать лагерную баланду за более заметные миротворческие инициативы, добытые ими на перевале образцы и артефакты подверглись на технической базе института Вернадского (ГЕОХИ) тщательному штудированию, включавшему масс-спектрометрические анализы и газовую хроматографию. Разбитый экспонометр «Ленинград» 1957-го года выпуска, остатки колец и обломки лыжных палок удалось предположительно связать с походом группы Дятлова, когда в трещинах материала под электронным микроскопом обнаружились компоненты крови. Но подозрения о техногенной катастрофе не подтвердились. Тридцать лет назад о таком докладе научной секции группы «Доверие» знали немногие. Теперь подробности инцидента на склоне Холат Сяхыл известны широкой публике. История с Дятловым и его спутниками даже успела обрести подробности, которых никогда не было в действительности. Например, получили широкое хождение сведения из частных рук о погодных условиях, которые существенно расходятся с архивными метеоданными в официальных научных источниках. На самом деле, cогласно центральному архиву метеоданных ВНИИГМИ-МЦД, ближайшие к Холат-Сяхыл метеостанции вовсе не наблюдали ненастной погоды и резкого понижения температуры ночью 1 февраля 1959 года (см. Глава 3). Многие документированные обстоятельства, напротив, так и не нашли должного внимания. Например, согласно показаниям Риммы Колеватовой и записям Игоря Дятлова, у каждого из его спутников в нагрудном внутреннем кармане был неприкосновенный коробок спичек в клеёнке, приготовленный на чрезвычайный случай. Пересчитывая всё, что осталось от НЗ и походного запаса, можно легко убедиться, что в последние часы жизни молодые люди израсходовали по меньшей мере тысячу спичек. Вряд ли столько понадобилось бы, чтобы разжечь костер (см. Глава 2). Прежде чем меня лишили советского гражданства в 1983-м году, исследования моих коллег успели убедить меня, что умозрительные катаклизмы и легко вообразимые злодеи неповинны в гибели туристов у подножия Холат-Сяхыл. С тех пор я не сомневался, что группу Дятлова погубили неосмотрительные попытки защищаться огнем от стада, агрессивное поведение которого было предварительно вызвано загонной охотой манси. Это не пустое предположение. Однозначные улики, недвусмысленные факты и прямые доказательства на этот счет перечислены в заметках ниже. ГЛАВА 1 http://pereval1959.forum24.ru/?1-1-0-00000245-000-0-0#000.001 ГЛАВА 2 http://pereval1959.forum24.ru/?1-1-0-00000245-000-0-0#001 ГЛАВА 3 http://pereval1959.forum24.ru/?1-1-0-00000245-000-0-0#002 ГЛАВА 4 http://pereval1959.forum24.ru/?1-1-0-00000245-000-0-0#003 ГЛАВА 5 http://pereval1959.forum24.ru/?1-1-0-00000245-000-0-0#004 ГЛАВА 6 http://pereval1959.forum24.ru/?1-1-0-00000245-000-0-0#005 ГЛАВА 7 http://pereval1959.forum24.ru/?1-1-0-00000245-000-0-0#006 1 См. ссылки к главе 1.

Ответов - 303, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Сергей Батоврин: Иллюстрация 2. Обложка сборника переводных рассказов о сложностях взаимоотношений между лосем и человеком. «Лоси. Рассказы». 1927. Москва – Ленинград. Издатель: «Земля и фабрика». Книга из серии: «Лики звериные». http://nnm.me/blogs/NNTVhunter/27-detskih-knig-proshlyh-vekov/ ГЛАВА 1 В давности своего геологического младенчества, во времена среднего Карбона, когда Урал был только водной гладью, впадающей в Палео-Тетис, и Ханты-Мансийская земля еще едва проступала островами, луна была, конечно, ближе, приливы - выше, а великолепные стволы лепидодендрона и сигилларии были пустыми, как тростник. Поэтому в их пустотелые пни, занесенные приливами реликтовых морей, первые обитатели суши опрометчиво проваливались, как в полынью. Благодаря этому обстоятельству о причудах жизни панцирноголовых земноводных Палеозоя сегодня известно больше достоверного, чем о судьбе туристов УПИ, которые пропали в тех же краях на нашем веку. Ведь гипотезы жизнеспособны только в том случае, если отправной точкой для предположения служит факт. А судьба группы Дятлова остается предметом мифотворчества потому, что отправной точкой даже для логичных размышлений на эту тему всегда служат лишь сугубо предполагаемые условия. На мой взгляд такую традицию голых домыслов триумфально нарушает только гипотеза NordSerg. Ее наблюдательный автор вполне обосновано предполагает причинно-следственную связь между фактическими чертами травм и последствиями, характерными для нападения парнокопытных. Но даже автор такого проницательного наблюдения по неизвестной мне причине не решается сопоставить повадки лося и предсказуемую реакцию человека на агрессивное животное, чтобы сравнить их с фактами, известными из материалов следствия. Вместо этого уважаемый автор предлагает думать, что туристов вынудил покинуть палатку голословный занос снега так, словно в поисках истины исследователи могут положиться только лишь на свободный полет воображения. Разве не на том же основании несведущие, что лось стоит во главе списка в статистике нападений животных на человека, уверены в безобидности парнокопытных? У меня другая точка зрения, которая вытекает из десятилетий опыта наблюдения за дикими животными в их естественных условиях. Насколько прочно это основание для гипотезы, видно даже из беглого знакомства с перечнем травм. Нужно ли сразу вдаваться в жуткие подробности, чтобы утверждать очевидное? Сама избирательность травм сообщает, что они наиболее характерны для удара копытом. Их нельзя по воле фантазии списать на другие неудачные обстоятельства. NordSerg разумно и превосходно напоминает об этом. Как ни крути, другие причины травм неминуемо повлекли бы попутные переломы конечностей, всевозможные повреждения опорно- двигательного аппарата, шейных позвонков и мягких тканей. Потому что любое происхождение травм узнаваемо по их сочетанию и должно соответствовать типологическому комплексу повреждений. Но травмы - не единственная причина подозревать роль парнокопытного животного в таинственной гибели туристов. Картина разрушения плоти, которая вырисовывается из сумрачных записей паталогоанатома Возрождённого, помимо понятного гематоракса у травмированных включает непонятные признаки гидроторакса - накопления жидкости в легочном интерстиции - у вполне невредимых. А необъясненные симптомы воздушной эмболии, характерной при разрыве стенок альвеол от форсированного сдавливания грудной клетки, отмечены у всех. У жертв выражены несовместимые с переохлаждением признаки альвеолярного отёка легких, цитотоксического отёка мозга и необычные нарушения гемодинамики, которые однозначно сообщают о причинах своего происхождения. Подобные процессы - отмешивание плазмы микроциркуляторного русла от форменных элементов крови при проникновение воздуха в кровь - характерны для компрессионной гипоксии, обусловленной ограничением дыхательных движений. Попросту говоря, у жертв отмечены, но не объяснены признаки смертоносной нехватки кислорода, закупорки сосудов и капиляров пузырьками воздуха и накопления жидкости в легких благодаря механическому препятствию дышать грудью. Еще проще выражали впечатления травматологи, к которым я обращался за мнением. Полагаясь едва не на пол века медицинской практики, включавшей опыт работы в малонаселенных районах севера, оба независимо друг от друга утверждали, что одни жертвы несчастья были забиты, а другие задавлены лосями. Мне казалось это сомнительным. Разве я сомневался в том, что человек может стать жертвой лося? Вовсе нет. Но ведь не девять человек сразу? Я сомневался лишь до тех пор, пока не прояснились другие подробности событий на высоте 1079. Флегматичный образ жвачной скотины как правило не ассоциируется в воображении публики с опасностью для жизни. Однако в северном полушарии ни одно животное не нападает на человека чаще, чем лось2. Если судить по числу нападений, в северном полушарии вряд ли можно встретить животное более опасное. «Хотите верьте, хотите - нет, лось - самое опасное животное в Монтане» утверждает администрация национального парка Глейшер, где туристы нередко становятся жертвами медведей гризли. Согласно статистике по Северной Америке и Скандинавии, лоси нападают на людей значительно чаще, чем медведи и волки вместе взятые. Не случайно путеводители Йеллоустоунского, Денали, Айл-Роял, Глейшер и других национальных парков Америки предупреждают об этом туристов и рекомендуют меры предосторожности3. Животные, привыкшие к близости человеческого жилья и обитающие в безлюдной местности, обладают разной степенью нетерпимости к людям. Но сообщения прессы о том, что лось затоптал мэра город Гренд Лейк на центральной улице4 или школьника в Анкоридже при выходе из автобуса5 вовсе не свидетельствуют, что в лесу встреча с животным безопасней. По этой причине чиновники от зоологии при штатной администрации Аляски, согласно интервью в Хаффингтон Пост, советуют туристам при встрече с парнокопытными «считать любого лося серийным убийцей» 6. В том же штате по указу от 1 июля 1993 года кормление лося наказуется штрафом в размере $5000 и тюремным заключением до года. Такие строгости продиктованы повадками животного, которое после угощения может убить следующего встречного, если угощение ему на этот раз не предложат7. О границах терпимости парнокопытных к человеку писатель-охотовед В. Ю. Сугробов сообщает из своего опыта мало обнадеживающего: «Лось копытом пробивает человеческое тело насквозь, даже одетое в шубу или телогрейку. Одно время фотография с такой запечатленной трагедией лежала на моем столе. Были случаи, когда разбушевавшийся лось разбивал непонравившийся ему автомобиль и убивал сидящих в нем людей...» 8. Если бы не воинственный нрав лосей, Теодор Рузвельт, 26-й президент США, не остался бы в истории с прозвищем «Сохатый Бык» (Bull Moose Roosevelt), доставшимся ему за кровавые кавалерийские рейды по испанской Кубе в 1898-м году. Но популяции, обитающие в близости человеческого жилья и в глубине безлюдной местности, ведут себя в присутствии людей весьма различно от того, что по разному оценивают свою безопасность. Животные привычные к человеку склонны попросту сторониться его, а незнакомые с людьми скорее предпочитают защищать свою жизнь в бою. Справедливости ради стоит заметить, что лоси никогда не нападают без причины, а если защищаются, то чаще от понятной только им опасности. Поэтому поведение животного может показаться непредсказуемым, но лишь до тех пор, пока не станет ясно, что животное оценивает человеческие намерения точно так же. Это естественно, если учесть, что следы охоты на лося восходят к появлению самого вида Аlces Alces 150 тысяч лет назад. В нынешний послеледниковый период на его долю стал приходиться непропорционально высокий процент костей животных на неолитических стоянках. Если их 27% на стоянке Усть-Нарва, 36% на стоянках Ладоги и 46% в Усвяты, то на уральских стоянках эпохи бронзы кости лосей составляют уже 60%. Они продолжали занимать первое место среди костей копытных и с VIII по XVIII вв. на Урале, где вместе с пушниной платили ясык шкурами лосей. Cтоит ли удивляться, что врожденное отношение лося к человеку не лучше, чем к волку? О том, что от предполагаемой опасности лоси не обязательно спешат спасаться бегством, лучше узнать из литературы, чем на опыте. (Cм.илл. 2). «Случается, что они сами нападают на человека…лось нередко затаптывает его, бьет передними и задними ногами и грызет зубами…» (Л. Сабанеев, Лось и его добывание в Пермской Губернии "Заря", 1871, т. III, № 12, с. 70-99). О решительности и силе этого животного можно прочесть в том же описании, давно ставшем христоматийным у охотоведов: «Медведя матерый лось нисколько не боится и, как говорят, наносит ему такие сильные удары …что убивает его до смерти». Лоси опасны круглый год. Летом самки защищают свое потомство, осенью самцы защищают свою честь, зимой лоси, сбиваясь в стаи, защищают свои пастбища, а в феврале и в марте, когда корм на пастбищах на исходе, они наиболее воинственны. Настолько, что администрация штата Аляска считает нужным предупредить об этом: «...к концу зимы они могут быть наиболее агрессивны, когда голодны и измождены переходами по глубокому снегу». Местные егеря объясняют, казалось бы, беспричинные нападения лося на человека тем, что «...к весне у них силы на исходе и они знают, что бегство им не осилить, поэтому они предпочитают оставаться и драться»9. Насколько они опасны, свидетельствует описание традиций местных племен aтабасков, которые пользуются уязвимостью животных в это время года. Но достигая отдаленных лосиных угодий, аттабаски даже избегают собирать хворост для костра, чтобы от хруста веток охотничий лагерь не подвергся нападению лосей. Похоже, что об опасности встречи со стадом лосей в группе Дятлова никто не подозревал. Пиктограммы манси об охотничей добыче они читать не умели10. В кровожадную логику охотничей лыжни они не вникали11. Если судить по дневнику Дятлова 1957 года, никто из них не видел опасности в том, чтобы держаться тропы охотника, который преследует лося. «23.02.1957 г. ... Лоси, россомахи, рыси проторили множество тропок по реке, по которым идти значительно легче, чем по целине. 24.02.1957 г. ... Варили лосятину, которую вчера добыли у манси. Он убил трёхгодовалого бычка, по следу которого мы шли по реке». О том, чем грозит встреча со стадом лосей, испытавших накануне на своей шкуре стрельбу охотников, они даже не задумывались. Разве трудно было догадаться, что возмущенные лоси не вникают в различия между обидчиком и случайным путником? Первым предвестием назревающей трагедии были свежие следы на снегу Ауспии, которые тянулись из леса в сторону перевала вдоль кромки берега, где вода промерзла до дна. (Cм.илл. 3). Следы тянулись вереницей не случайно. Среди крупных животных только лось как иноходец ставит ноги так, что следы ложатся на одну линию. Когда лоси кочуют по глубокому снегу на новое пастбище, стадо выстраивается в колонну и идет за вожаком след в след. Отпечатки ног ложатся цепочкой, из которой лишь изредка выпадают отдельные звенья, если животное сбивается с шага. (Cм.илл. 4-5). Но, похоже, никто из лыжников не нашел в этом ничего примечательного, и лишь случайно картина попала на пленке №1 в кадр 13 на нижний угол пейзажа. Очевидно, никто из лыжников следы не читал и не догадывался, что впереди лоси, что стадо идет издалека потому, что следует не рысью, а шагом; голов в стаде не мало потому, что следы частые и срезают крутые повороты реки потому, что животные измождены. Такое стадо будет защищать свою территорию насмерть. Иллюстрация 3. Цепочка следов характерна для дальнего перехода стада лосей. След камусных лыж опознается по неровным краям, узкому промежутку лыжни и по двум отпечаткам, которые каек характерно оставляет лишь с одной стороны. Если судить по типичной ширине камусных лыж 15 – 18 см., след ноги лося: 18-20 см. Если судить по сохранности фланцевой морфологии отпечатка, типичные для следа копыта «навороты» снега по краям сужаются по направлению движения и свидетельствуют о том, что стадо прошло недавно. Куда направляются лоси, тоже следовало представлять хотя бы из христоматийного описания у Леонида Сабанеева: «Лось почти всегда живет в березняках у подножия гор...зимой несколько недель жирует в самых уединенных местах, где его никто не беспокоит»12. Даже если отбросить высокую вероятность того, что стадо могло быть «стрелянным» 13 и животные могли иметь свои счеты с манси клана Анямова14, с таким стадом лучше было не встречаться. Но фотографии, соседствующие со снимком следов на пленке №1, к сожалению, только уточняют почему место и время встречи со стадом были неминуемы. Нужно ли объяснять, что для лосей, которым естественной защитой служит рельеф местности и в зимние сутки требуется до 30 кг веточного корма, смена пастбища в горах Урала означает переход из долины в долину? Свежий след камусных лыж охотников манси в долине Ауспии дает представление не только о том, кто преследовал стадо, но и когда был сделан снимок 13. Из походного дневника известно, что только утром 31 января туристы вышли на лыжный след манси. В предыдущие дни они держались тропы, проложенной оленьей упряжкой охотников. Но следов нарт на фотографиях уже нет. Догадывались ли туристы, что охотники манси оставляют нарты и упряжку заблаговременно, чтобы незаметно приблизится к преследуемой добыче перед охотой «скрадом» или «загоном», когда стадо лосей с утра «становится на дневку»? Иллюстрация 4. Образцы следов стада лосей, прошедшего колонной. Различия обусловлены состоянием снега, силой ветра, дистанцией времени и числом голов в стаде на переходе. Ширина отпечатка и расстояние между следами свидетельствуют о числе животных. Беззаботные фотографии c последних стоянок группы Дятлова смотреть тяжело, когда понимаешь, что из этих еще юных и весьма обаятельных особ до утра 2 февраля не доживет никто. Вряд ли кто-нибудь из них хоть на минуту задумывался о том, что им выпала честь быть первыми, кто пришел в эти дикие края безоружными и без конвоя. Кто знает, зачем судьбе понадобилось это жертвоприношение? Спустя месяц сумбурные впечатления спасателей и следствия невольно сделали все возможное, чтобы уже никому не было понятно, что случилось на склоне Холат-Сяхыл. Трудно сказать, кому первому пришло в голову, что следов животных на перевале не было. Они видны на фотографиях. Впрочем, следствие интересовалось только следами крупных хищников. А их и в самом деле не могло быть в это время года. Если бы глубина снега, сдутого с гор в долину, не служила бы для потомства лосей надежной защитой от волков cо стороны леса, стадо не останавливалось бы в этих местах на пастбище15. Но это обстоятельство осталось без внимания потому, что свидетели сообщали при допросе только лишь те подробности, которые интересовали следствие. Почему манси предпочитали не делиться своими наблюдениями, станет очевидным в свою очередь. И все же, описания деталей, которые были безразличны следствию, сохранились. К счастью, ради художественного воспроизведения обстановки, собственный корреспондент "Уральского рабочего" Г.К. Григорьев записывал все подробности беспристрастно. Поэтому нет причины не верить ему, когда по его словам: «В лесу очень много следов лосей, которые первое время сбивали с толку». Где именно были следы, свидетельствует запись: «Вначале спутали следы оленей. Потом увидели много следов лосей. У лыжников увидели черное пятно костра». Где еще были следы указывает запись: «следы лосей обманывали летчиков». Получается, что следы животных были кругом: и на перевале, и в лесу, и вблизи костра. Записи Григорьева не ограничиваютcя cвидетельством следов: «Когда вертолет в небольшую облачность первый раз садился на перевале то 200-300м от него бросилась группа оленей. Летчик их видел из кабины. Они там пасутся. На горах снега меньше, вот они питаются мохом, клюк ветками от клюквы»16. Выходит, что ни спасатели, ни чиновники следствия не придавали никакого значения не только следам копытных, но даже животным, пасущимся не месте трагедии. Иллюстрация 5. Образцы старения следов лосей. Слева: свежий след стада, прошедшего шагом. В центре: след стада, прошедшего рысью накануне. Справа: старый след пары лосей. А внимание обратить стоило не только затем, что парнокопытные имеют свойство убивать людей. И даже не только из-за того, что лоси оказываются опаснее для человека куда чаще чем хищники. Стоило задуматься потому, что лоси в диких краях охотно нападают на незнакомые им недвижимые и неодушевленные предметы: лодки17, автомобили18, снегоходы19 и палатки20 в особенности. (См. илл. 1, 3,12,13,14). Разве не поэтому манси, оставляя впрок до следующей охоты жерди чума в долине Лозьвы, подобно тому, как это делали со своими викиупами охотники арапахо или с вигвамами своего кочевья поступали оджибуа, - скрепляли пересечение палок вложенными рогами - от действия ветра и от нападения лосей? С точки зрения тотемистов арапахо и оджибуа так выказывают признание и отдают дань уважения духу животного - покровителя местности. А о назначение строения манси на склоне Холат-Сяхыл можно предполагать по наблюдениям Л. Сабанеева, согласно которому «вогулы также бьют лосей по вечерам из шалашей». О том, что туристы вышли на склон высоты 1079 не по ошибке, можно судить с их собственных слов. Из общего дневника понятно, что даже на ветру по плотному снегу передвигаться было проще, чем избегать наледи на реке или вязнуть в глубоком снегу на краю леса21. Если судить по дневнику Дятлова 1957 года, такое решение было испытано временем. «20.02.1957 г. ...Идти по склону хребта лучше, чем по долине. Снег глубокий, но плотный, лучшая возможность ориентироваться, нет больших перепадов высот». Те, кто не раз ходили с Дятловым в зимний поход, даже потом не считали выбор маршрута и места стоянки опрометчивыми. Моисей Аксельрод не нашел в решениях Дятлова ничего необычного. «В прошлом году, на Приполярном Урале, у нас было четыре такие ночлега...Это было в сильные (-25 - 30°) морозы и никаких поводов к тому, чтобы признать это решение тактически неверным не было». Какую картину туристы ожидали застать на склоне Холат-Сяхыл, можно предположить по их впечатлениям от предыдущего восхождения зимой. «Там нас ждала неприятная новость – вершины не было видно и вообще ничего не было видно... Ветер, облака, и мы среди них…Все взволновано оглядываются, но кроме облаков ничего не видно». И все же кто может поручиться, что остаться на голом склоне на ночлег туристов побудила только плотность снега? Где было стадо, опережавшее их на маршруте? Известно только, что зимой лоси обычно стоят с десяти часов утра до четырех пополудни. Остальное время суток они набивают желудок побегами карликовой и кустарниковой березы22, которая растет в изобилии на склоне высоты 1079 выше линии леса. Если учесть, что лоси испытывают особую слабость к высохшим ягодам и побегам клюквы23, упомянутой Григорьевым, то нельзя исключить, что стадо скорее могло оказаться на склоне выше палатки, где меньше снега. Очень вероятно, что они могли находиться именно там, где у Григорьева описаны пасущиеся копытные, и где он сам собирал сухую бруснику24, к которой лоси тоже весьма неравнодушны. Видели туристы с перевала стадо или нет - никогда известно не будет. Разбей они палатку в лесу или ближе к вершине - это принципиально ничто не меняло бы в их положении. Их судьба зависела не от местоположения палатки. Теперь их судьба зависела только от того, что молодые люди будут делать дальше, если стадо лосей пожелает, чтобы они удалились с пастбища. ССЫЛКИ: 1) Группа «Доверие» также известная как «Группа за установление доверия между СССР и США» - пацифистское сообщество, которое впервые познакомило публику в СССР с современными методами добровольной общественной деятельности и ввелo в язык понятие «гражданской дипломатии». Группа выступала с антиядерными, экологическими и правозащитными инициативами в 16 городах СССР в период 1981 – 1987 гг. Она возлагала ответственность за угрозу международной безопасности на обе стороны ядерного противостояния, предлагала и осуществляла проекты по демилитаризации общественного сознания, взаимной открытости населения противостоящих военных блоков и установлению гуманитарных связей. Деятельность группы была объектом пристального внимания КГБ, подавления и преследования. Два десятка участников Группы «Доверие» были приговорены к длительным срокам заключения или насильно помещены в психиатрические больницы. ХХ ВЕК и МИР 1990. №7. Борьба за мир в свете криминалистики http://old.russ.ru/antolog/vek/1990/7/kriminal.htm К р а с н о р у т с к и й Ю. Группа "Доверие" // "Гражданский мир”, 1990, № 1; K u z n e t s o v E. The Independent Peace Movement in the USSR in Search of Civil Society. N.Y., 1990; Телюкова Т.И. Московская группа «Доверие»// Долгий путь Российского пацифизма. С. 326-335. Группа "Доверие". Документы (англ.) http://www.energytoolsint.com/wp-content/uploads/2011/09/1984-05-22_trust_between_US_and_USSR.pdf END report : Moscow Independent Peace Group http://digitalarchive.wilsoncenter.org/assets/media_files/000/001/547/1547.pdf Russian Peace and Democracy http://russianpeaceanddemocracy.com/the-soviet-peace-movement Sergei Batovrin http://www.crisismagazine.com/1983/independent-soviet-peace-movement-official-reaction 2) http://www.glacier-national-park-travel-guide.com/moose-attack.html http://www.canadiangeographic.ca/tv/videos/video_description.asp?showNumber=23005 http://en.wikipedia.org/wiki/Moose 3)http://www.alaskacenters.gov/traveling-in-moose-country.cfm http://www.wildlife.state.nh.us/Wildlife/Wildlife_profiles/profile_moose.html http://www.adfg.alaska.gov/index.cfm?adfg=livewith.aggressivemoose http://www.survivalgrounds.com/northernmoose.php http://www.glacier-national-park-travel-guide.com/montana-fish-and-wildlife.html 4)http://www.upi.com/Top_News/2006/03/27/Moose-attacks-man-92-on-way-to-church/UPI-76961143503573/ 5)http://www.alaskadispatch.com/article/boy-6-hospitalized-anchorage-moose-attack 6) http://www.huffingtonpost.com/2011/05/27/moose-attacks-alaska-serial-killer_n_868041.html7) http://www.mooseworld.com/safe_viewing.htm http://www.freewebs.com/joylvsblink182/news.htm 8) Сугробов В.Ю. Охота на копытных животных. – М. Аквариум-Принт, 2007 9) http://www.adfg.alaska.gov/index.cfm?adfg=livewith.aggressivemoose http://www.azcentral.com/offbeat/free/20130320alsaka-moose-broken-leg-attacks-woman.html “Moose: Traditional Knowledge”. Liz Mckеnzie 10)« Знать бы эту грамоту, можно было бы безо всяких сомнений идти по тропе, не сомневаясь, что она уведет нас не туда, куда нужно» . УД Лист 27, Дневник З. Колмогоровой. Пиктограмма добытого лося, срисованная Колмогоровой http://radical-foto.ru/fp/683a7ba15d6649558a26847733e7c9cc ; Пиктограмма лося из отчета В.Г. Карелина о походе http://tlib.ru/doc.aspx?id=28951&page=47 11)«Идем по проторенному манси лыжному следу». УД Лист 28, Дневник группы Дятлова 12)Л. Сабанеев, Лось и его добывание в Пермской Губернии. "Заря", 1871, т. III, № 12, с. 70-99 13)«Когда спускались мы с Мантвеевской Пармы то видели след широких лыж, который шел по следу лося». Протокол допроса свидетеля Пашина И.В., УД лист 49. 14)«Когда мы охотились в лесах около р. Ауспии, то видели следы лосей,.. » Протокол допроса свидетеля Анямова А.А. УД лист 231. 15)«В лесу собака не может: снег глубокий» Григорьев Г.К. стр. 46, блокнот. 1 16) Григорьев Г.К. , блокнот 2, стр. 37; блокнот 1, стр. 30; блокнот 1, стр. 10-11; блокнот 2, стр. 37. 17) http://twinkledreams-funnypics.blogspot.com/2010/11/water-moose-attack.html 18) http://picblow.com/en/img/1933 19) http://www.keepbusy.net/pic.php?id=3956 20) http://www.huntingbc.ca/forum/showthread.php?88805-moose-attack http://stubfarlow.deviantart.com/art/Moose-Attack-347945780 http://www.youtube.com/watch?v=Hz7Sk5nC7qE http://www.bdoutdoors.com/forums/washington-hunting/459709-moose-not-friendly.html http://www.biggamehunt.net/blogs/bghjournal/elk-attacks-tents-and-cars His majesty the moose, Parker Syms MD, Outing, pp157-164, Vol 31, 1897 21) УД лист 27-28, записи 30.01.59, 31.01.59. 22) «Главный зимний корм лосей - побеги карликовой и кустарниковой березы». www.hunter.ru/node/1087 23) L.A. Renecker, C.C. Schwartz. Ecology and Management of Moose. Smithsonian Inst.Press 1998 24) «Из-под снега на перевале поднимается трава. Ветерок ее теребит». «На перевале...мы в сухой шелестевшей траве собирали бруснику». Григорьев Г.К. стр. 14, блокнот 2.

Сергей Батоврин: Иллюстрация 6.Испуганные вьючные ламы, порванные и опрокинутые палатки, стадо лосей, удаляющееся после нападения на стоянку туристов в штате Вайоминг. http://stubfarlow.deviantart.com/art/Moose-Attack-347945780 ГЛАВА 2. Невероятная история о том, как туристы в смятении духа разрезали палатку, чтобы бежать из нее прочь, появилась на свет как плод фантазии спасателей, обманутых первым впечатлением. Улики рисуют другую картину событий. Как известно, экспертиза ткани палатки обнаружила только три коротких разреза. Два из них пересекались с тремя прямыми вертикальными разрывами. 25 Эксперт Чуркина это обстоятельство комментировать не стала потому, что никто не просил. А стоило. Во первых, линия разрыва не может пересекать линию разреза насквозь ни при каких обстоятельствах. Разрыв не может пересечь пустое место. Прямая линия разрыва не способна продолжаться дальше точки, где полотно ткани освобождено разрезом от поверхностной нагрузки. Но если линии повреждений всеже расположены подобным образом, то это доказывает, что разрыв образовался раньше разреза. Во вторых, следует заметить, что брезент, лишенный натяжения, рвется прямоугольными клиньями. А линейные разрывы могут возникнуть лишь на растянутой ткани. Для этого палатка должна стоять. Кривые линии разрезов, напротив, судя по их изломанности, нанесены после того, как брезент уже потерял натяжение. Получается, что палатка была аккуратно разорвана пока стояла, а небрежно разрезана уже после падения. О том же сообщают вертикальные линии разрывов, которые могли образоваться лишь раньше, чем оказались перегнутыми пополам при падении26 северного торца. Выходит, что резать палатку ради доступа наружу не было причины потому, что она была уже вольготно разорвана прежде чем рухнула. Это настолько очевидно, что остается лишь недоумевать, почему среди спасателей вторичность разрезов была понятна только Григорьеву, если судить по его небрежной записи в блокноте. «Палатка порвана и порезана потом . Это видно потому, что разрыв не вдоль, как ребята могли, а наискось. Ее порезали потом» (Григорьев Г.К., блокнот 2, стр. 22). Если девять человек в катастрофической ситуации торопятся покинуть свое четырех-метровое брезентовое жилище, трудно ожидать, чтобы их путь наружу лежал бы через мелкие порезы в 32, 42 или 89 сантиметров длинной, расположенные горизонтально на скате палатки перед самым входом. Тем более это невероятно, когда палатка уже разорвана снизу-до-верху как минимум в пяти местах по всей своей длине. Кто же так бесцеремонно порвал брезент? Не стоит обольщать себя предположением, что это невольное дело рук спасателей, обнаруживших покинутую стоянку месяц спустя. Первооткрыватель брошенной палатки Михаил Шаравин в своем интервью достаточно определенно поясняет, что рубил снег на брезенте ледорубом в нескольких местах рядом с коньком27. И действительно, явно рубленые и характерно клиновидных разрывы видны в правом верхнем углу палатки, натянутой следствием для фотографии повреждений. Даже мелкую дыру на месте скромного клока ткани, вырванного ледорубом, можно отыскать у конька. А то обстоятельство, что обширные разрывы предшествовали разрезам, лишний раз напоминает, почему они не могли быть нанесены спасателями. Впрочем, так странно порвать палатку, не обрушив ее по ходу дела и не повредив ничего внутри, не сумел бы ни человек, ни ветер. Но смогло бы парнокопытное животное. При типичном пробном ударе по поверхности незнакомого предмета животное осторожно. В подобном случае, поспешным движением, направленным к себе, широко раздвоенное копыто лося способно острыми краями распарывать любую ткань, словно раскрытыми ножницами, и так легко, что палатка свободно устоит28. (Cм.илл. 6). Чем в это время были заняты мысли присутствующих? Чтобы проверить собственное предположение о том, что на последнем 33-м кадре пленки №1 с близкого расстояния при длительной выдержке запечатлено дрожащее пламя свечи в палатке, снятое по ошибке на бесконечность, я сделал практический эксперимент. Результат его, к моему удивлению, наглядно показал прямо противоположное. Судя по результату эксперимента, на последнем кадре изображен движущийся на большой дистанции источник пульсирующего света при наведении резкости на минимальное расстояние. Оказалось, что для появления бликов рефракции в кадре 33 – попросту говоря, для отражения поверхностей внутренних элементов объектива Индустар 22 - от источника света на ночном небе требовалась степень яркости полной луны. (Cм. илл. 7). Однако похоже, что небесное явление не произвело на туристов особо сильного впечатления. По крайней мере никто из них по этому случаю резать брезент не стал, а фотоаппарат был благополучно возвращен в палатку, где его впоследствии нашли спасатели29. Сильное впечатление небесное явление могло, впрочем, произвести на животных, у которых яркое нарушение привычного порядка в природе всегда вызывает страх. А страх, как правило, побуждает стада к бесчинству, и лосей к нападению. Иллюстрация 7. 1) 33-й кадр пленки Кривонищенко. 2) Эксперимент А. Появление бликов рефракции при съемки луны объективом Индустар 22. Камера установлена на штативе. 3) Эксперимент В. Обширная рефракция объектива Индустар 22 при установке резкости на минимальное расстояние во время съемки луны. Камера установлена на струбцине, прикрученной к ветке, которая раскачивается на ветру. 4) Заснятый с Маврикия ракетоноситель в ореоле отработанного или сброшенного топлива при выводе на орбиту над Антарктидой спутника, запущенного из Калифорнии 29 сентября 2013 г. частной компанией SpaceX [url=: http://www.grindtv.com/outdoor/nature/post/ufo-mystery-tied-to-launch-of-trail-blazing-rocket/]: http://www.grindtv.com/outdoor/nature/post/ufo-mystery-tied-to-launch-of-trail-blazing-rocket/[/url] 5) Эксперимент С. Увеличение рефракции объектива Индустар 22 при съемке луны без штатива. Установка резкости на бесконечность. Что могли туристы видеть на небе - до сих пор убедительно никем не доказано, но никто среди свидетелей подобного явления на северном Урале, как известно, не пострадал. Впрочем, даже не на шутку озадаченные небесным зрелищем туристы вряд ли подозревали, что более опасную роль в их жизни может играть снежный наст, который облегчает в горах путь человека к небу, но не выдерживает веса взрослого лося30. Копыта всегда пробивают корку плотного горизонта снега и ноги вязнут в его глубине. На такой коварной поверхности животное не может спасаться бегством при всем желании31. А если лось чувствует себя уязвимо, то при первом признаке опасности он нападает, не дожидаясь персонального приглашения32. Но если по рыхлому снегу лось набирает при нападении скорость полета почтового голубя - 15 м/ceк или, иначе говоря, 54 км/час, - то на насте он бьет обидчика не сходя с места, без разбега. При случае лось способен пуститься в карьер резвее орловского рысака и ударить копытом с ускорением выше 75 км/час. Но по насту стадо предпочитает передвигаться пешим шагом и держаться строго цепочкой – след в след33. Вереница именно таких следов, характерно помещающихся на одной линии, видна на склоне высоты 1079 в направлении палатки на фотографиях спасательных работ. (Cм.илл. 8). В том, что это в самом деле следы, а не курьез выветренного наста, тоже нет причины сомневаться. Ведь заструги не бывают одной формы и не выстраиваются через равное расстояние в одну линию. Если судить по светочувствительности пленки в 65 единиц ГОСТ, фотографии приготовлений места для стоянки не могли быть сделаны позднее 4-х часов дня. Скудность сохранившихся обрывочных сведений и противоречивые свидетельства не позволят уже никогда узнать все подробности того, что произошло на этом голом склоне с наступлением темноты вечером 1 февраля 1959 года. Но причинно-следственная связь между бесспорными уликами сама сообщает о себе вполне отчетливо. Зимой лоси наиболее активны сразу после наступления темноты. Даже если стадо не было «стреляным» с легкой руки Анямовых и оставалось хладнокровным к небесным загадкам, то просто отдавая на пастбище предпочтение побегам и высохшим ягодам клюквы, лоси вряд ли смогли бы отнестись к палатке на своем пути безразлично. Вереница следов на фотографии наглядно указывает, где животные нарушили строй движения и остановились в замешательстве, как прошли вперед и когда повернули к лагерю туристов, чтобы обогнуть палатку кругом. Ведь вплотную к неизвестному противнику лось всегда предпочитает приближаться по дуге и с подветреной стороны. В стаде эта миссия достается вожаку. Остальные животные обычно наблюдают баталию и дожидаются в стороне. Если учесть, что в человеческом обществе ни дамы, ни их кавалеры, готовившиеся в это время к «холодной ночевке», не сочли бы для себя достойным облегчаться прямо перед входом в свое походное жилище34, легко предположить, что территорию все же скорее пометило лишенное стыда животное. Таким прямолинейным заявлением территориальной претензии лось обычно начинает свой демарш на палатку, 35 даже если она пуста. Иллюстрация 8. Преобразованная выветриванием цепочка следов стада лосей в колонне. Следы отличает от застругов строгая линейность, типичный характер передвижения стада, одинаковое расстояние между отпечатками и повторность формы, которая соответствует ожидаемому в условиях заноса и выветривания следа. Если бы ивдельский прокурор Темпалов уточнил бы свои наблюдения, то по форме следа мочи одного животного было бы возможно составить представление о стаде. Бык оставил бы на снегу след веерообразный, а корова - элиптический, который было бы проще принять по масштабу за визитную карточку человека. Когда бы вожаком был самец, в стаде можно было ожидать, как минимум, 4-5 быков. Если животных вела самка, то в стаде было скорее 8-9 голов , включая беременных коров, «сеголеток» и двухлетнее потомство. Классическое описание лосей у Л. Сабанеева уверяет, что в стаде возможно и до двадцати голов. Но каким бы стадо ни было, в тесной компании под брезентом на ветреном склоне вряд ли кто-нибудь прислушивался к ночным звукам. Пока хлопающий брезентовый полог лихорадило впотьмах на ветру, внутри палатки вряд ли слышали приближение животных, которые известны бесшумной поступью. И сомнительно, чтобы кто-нибудь из присутствующих успел испугаться или понять, что происходит, когда острое раздвоенное копыто легким нажимом сверху проткнуло стенку их жилища и молниеносно, словно консервным ножом, вскрыло заиндевевший брезент. Пробуя упругость матерчатой стенки наощупь одной задней ногой и легко распарывая скат двумя передними, лось не дал бы никому опомниться. Раздраженному лосю достаточно было считанных мгновений, чтобы, вращаясь на месте, как при защите от волков, располосовать вертикальными разрывами всю подветренную сторону брезентового сооружения с севера на юг. Если верить порядку вещей, разложенных по краям и расстеленных на полу, можно не сомневаться, что внутри палатки при этом вовсе не возникло ни первобытного ужаса, ни паники. Решительные молодые люди, возможно, ощутили себя в невыгодном положении котят в мешке. Кто станет сомневаться, что под брезентом, как электричество в луже, должно было распространиться скверное чувство уязвимости? В ответ на него бессознательный рефлекс самосохранения вытолкнул бы присутствующих из тесноты замкнутого пространства быстрее, чем могло развиться чувство страха от неизвестности угрозы. Порядок оставленных вещей говорит о том, что туристы устремились через рваные проемы наружу так же хладнокровно, проворно и не задумываясь, как человек, который выставляет перед собой руки при падении или уклоняется от брошенного камня. Если вылезали наружу непроизвольно, чтобы не оказаться растоптанными, то и не брали с собой ничего, раз не было в мыслях покидать стоянку. Резво высыпавшие из палатки в носках на снег вряд ли осознавали опасность своего положения, полагаясь на свое число. В темноте и в пелене поземки никто еще толком не мог бы понимать, что происходит. Если до обескураженных путешественников нельзя было тут же дотянуться копытом, не сходя с места, лось и не стал бы сразу пытаться. Парнокопытные всегда склонны сперва только пугать, а скованность при движении по насту и не позволила бы животному спешить разбивать головы. У палатки, установленной по-штормовому и легко принимающей удары порывов ветра, тоже еще не было причины падать. Но при виде человека ничто не помешало бы лосю угрожающе подняться на дыбы, пиная перед собою зимнюю тьму, вершину ската и конек. Вероятно, именно таким непринужденным образом растяжка была сорвана ногой животного, опора, как спичка, переломилась по желобам для проволоки, на которой подвешивали фонарь36, и торец поплыл, заваливаясь на осевшую палатку. А молодые люди, конечно, все еще вряд ли догадывались, что кричать на лосей и махать руками в их присутствии нельзя. Но как прикажете быть безоружному путешественнику? Путеводитель по национальному парку Глейшер, в Монтане, советует туристам в случае встречи с лосем вести себя осмотрительно: «...Пятиться назад и отходить, протягивая зверю ладони. Говорить мягко и ласково, как с малым детём. Если лось пытается пугать агрессивными выпадами, укрыться за камнем или деревом. В случае нападения свернуться калачиком, прикрыв голову руками, и …», что и вовсе обязательно - «...притвориться мертвым». 37 Казенная инструкции штата Нью Хэмпшер предупреждает туристов о том, что будет в противном случае: «если лось сочтет, что кто-то вторгся на его территорию, то собьет с ног нарушителя покоя и станет топтать и бить его копытами до тех пор, пока непрошенный гость не перестанет шевелиться» 38. Сомнительно, что туристам в группе Дятлова было заведомо известно о такой перспективе. О том, как наиболее вероятно они ответили на бесцеремонность лося, можно судить по воспоминаниям Евгения Зиновьева о встрече с медведем в совместном походе на Саяны в 1958 году. «Об этой неожиданной опасности возвестил истошный крик Юры Дорошенко. Сам он, не задумываясь, неустрашимо двинулся к зверю с геологическим молотком в рукax. Мы не могли не поддержать отважного нашего товарища и с улюлюканьем: “Даешь мишку!” дружно бросились к медведю кто с топором, кто с ножом, кто с палкой». Обломок лыжной палки на снегу перед входом в палатку и сломанные кольца еще от трех других наглядно свидетельствуют о том, что лыжным палкам тут от безысходности нашлось решительное применение. Компоненты крови, обнаруженные в трещинах древесины при микроанализе останков лыжных палок, найденных Ю. Поповым в 1982 г., позволяют предположить, как именно они могли быть применены. Чем еще могли раздетые и безоружные молодые люди защищаться на голом склоне? Ложка, найденная впоследствии снаружи, и кружка с недоеденной овсянкой, брошенная среди вещей внутри, иллюстрируют не только импульсивность выхода из палатки, но и беззащитность путешественников. Выпущенные из рук и уже никем не поднятые вещи, которые были найдены месяц спустя спасателями возле палатки, напоминают о том, что в хаосе стычки с животным силы были явно не на стороне человека. Здравый смысл и литература предупреждают, что не следует смотреть лосю в глаза, показывать страх или преграждать дорогу. Пытаться прогнать животное, кричать, угрожать, бросать предметы или пробовать ударить и вовсе смертельно опасно. Но разве дети военных лет, воспитанные на героике кровопролитной эпохи, на плакатных примерах стойкости, товарищества, взаимовыручки и самопожертвования, стали бы пытаться понять опасное животное, пробовать ласковые уговоры или притворяться мертвыми? Ни особого восхищения перед эстетическим порядком хаоса в природе, ни лирического благоговения перед ее живыми обитателями молодые путешественники 50-х годов в большинстве своем еще не испытывали. Природа была для их поколения только суровой полосой естественных препятствий, которую те, кто называл себя «туристами», преодолевали со спортивным азартом ради испытания на стойкость, чувства свободы и опыта товарищеского сплочения. При таком спартанском взгляде на вещи, различающем лишь победителей и побежденных, спутникам Дятлова невозможно было не принять от судьбы вызов. Они не стали уклоняться от противоборства со «стихийной силой», а преодолеть ее голыми руками было невозможно. Согласно свидетельству Риммы Колеватовой39, наблюдавшей эпопею снаряжения путешественников в путь, у каждого в нагрудном внутреннем кармане рубашки был неприкосновенный коробок спичек в клеёнке, припасённый на самый чрезвычайный случай. Ее слова подтверждает список снаряжения в дневнике Дятлова 1957 года40. Но из всего неприкосновенного запаса на телах погибших нашлось впоследствии только 48 спичек у Рустема Слободина и «размокшая коробка», возможно пустая, в кармане брюк брата Риммы, Александра. Можно даже не сомневаться, что для 16-ти дневного лыжного похода по безлюдной местности расхожий запас средств для разведения огня должен был быть уж никак не меньшим, чем неприкосновенный. А в палатке спасатели впоследствии нашли только два коробка и «спички в клеенке» в вещах Коли Тибо-Бриньеля и Зины Колмогоровой41. В лабазе было пусто. Зажигалки тоже ни у кого не было. В коробке образца 1959 года спичек помещалось 75 штук. Выходит, что в последнии часы жизни молодые люди израсходовали по меньшей мере тысячу спичек. Вряд ли столько понадобилось бы, чтобы разжечь костер. Не обязательно быть свидетелем событий истории, чтобы утверждать, что Рим горел часто, а Тибр – никогда. Таким же образом логика безоружности на голом склоне подсказывает, что для защиты походного лагеря от копытного животного молодые люди скорее испытывали потребность воспользоваться огнем, чем ведрами, топорами или валенками, оставшимися в палатке. Но на ветренном склоне, даже между порывами ветра, зажечь хоть что-либо без помощи целлулоидной фотопленки, которая оставалась под брезентом разоренного походного жилища, было бы тоже невозможно. Кто станет сомневаться, что нужно было обладать отчаянной смелостью, чтобы в двух шагах от копыт опасного животного резать палатку, чтобы попасть внутрь для поисков под брезентом топлива для факелов? О том, что животное могло находиться очень близко, говорят на фотографии следы у входа, конфигурация которых характерна для лося, застывшего на месте в позе для нападения. Передние ноги поджаты к задним, задние широко расставлены, передние дважды отпечатаны – до и после выброса копыт вперед. (Cм.илл. 9). О том, что брезент, провисший на устоявшей опоре, резали в неудобном направлении к себе, стоя снаружи, просунув руку с ножом внутрь палатки через разрыв, свидетельствуют и неловкие следы лезвия, и нерациональные проколы ткани, и ломаные линии разрезов. О том же сообщает сам выпущенный из рук нож, найденный впоследствии внутри палатки едва не под разрезами. Кто бы при других обстоятельствах оставил его там лежать без дела? Но как иначе было бы возможно шарить в темноте рукой, занятой ножом? Иллюстрация 9. Форма и размер следа соответствует ожидаемому при заносе и выветривание опечатка ноги лося. Отпечаток маловат и глубок для копыта северного оленя. Конфигурация следов характерна для лося, застывшего на месте в позе для нападения: передние ноги (1-4) поджаты к задним (5, 6), задние широко расставлены, передние дважды отпечатаны – до и после выброса копыт вперед. Лыжная палка деформирует след №3. Ее непрочное положение в снегу свидетельствует, что она перемещена спасателями и не могла бы таким образом устоять месяц на ветру. Обломки и кольца от лыжных палок увеличены и выделены в самостоятельные фрагменты. Принадлежность вещей подсказывает, как могли распределяться роли в драме на стоянке. Фонарь и большинство мелких предметов одежды, найденных перед палаткой, принадлежали Игорю Дятлову. Казенный ледоруб, с которым не расставался «Саша» Золотарев, тоже не мог быть случайно оставлен на ночь на снегу. По этим признакам похоже, что именно Дятлов и Золотарев взяли на себя опасную миссию. Впрочем, что другого следовало бы ожидать? Стоит ли удивляться, если руководитель экспедиции решил поставить свою голову в заклад ради остальных? Разве странно, что старший товарищ, отягощенный фронтовым опытом, не позволил ему рисковать головой в одиночку? Внутри палатки они по всем признакам располагались по разные концы сооружения. Теперь, чтобы проникнуть внутрь к своему южному торцу, Золотарев скорее всего был вынужден пользоваться ножом, которым минутами раньше безмятежно резал там буженину. Если учесть, что Кривонищенко носил финку на поясе, а ножны были найдены на склоне, можно предположить, зачем бы он снял нож. Возможно догадаться, чем Дятлов сумел бы перерезать соединительный шов на брезенте, чтобы проникнуть внутрь и шарить в своем северном конце палатки. Светить фонарем без риска быть немедленно убитыми они не могли. Чтобы найти вещи вслепую, их возможно было искать только по памяти и на ощупь, каждому на своем бывшем месте. Остальные тем временем, надо полагать, отвлекали животное. Стоит ли гадать, как им это удалось? В таком деле мог помочь даже фонарь. Лоси обычно бросаются на свет42, как бык на мулету матадора. Но на насте эти монументальные твари вынужденно оставались бы малоподвижными. По-видимому, подобным образом из противоположных концов палатки было извлечено что-то недостающее для изготовления факелов. Кто знает, что именно: ледоруб, фотоаппарат с горючей пленкой, предметы собственной одежды, которые Дятлову было не жалко сжечь, рулон кинопленки, газеты, спички, проволока или два метра лоскутов палатки? Стоит вспомнить, что весь запас лыжной мази исчез так же таинственно и бесследно, как лоскуты брезента. В 1959 году ее состав, словно специально для факельного шествия, включал каучук, разведенный в канифоли, и полиэфирную смолу НП-1. Листок со своим сатирическим сочинением «Вечерний Отортен», еще только законченый и, вероятно, предназначеный поднять дух путешественников при свете утра, Золотарев, похоже, пожалел. Для тех, кто теперь предполагает, что Дятлов предпочитал брать в горы байковые домашние тапочки, записи его дневника 1957 года хранят уточнение. Матерчатыми тапочками его современники называли резиновые кеды43. Такие кеды, прикрученные медной проволокой к стальному клюву ледоруба судоверфи «ВЦСПС» или трофейного «Штубая», могли бы при удаче стать грозным оружием и долго брызгали бы горящей резиной, если бы лось терпеливо наблюдал за приготовлениями, а затем покорно дожидался своей участи. Однако, можно предположить, что лось скорее держал себя так, как предостерегают зоологи и охотоведы, как предупреждают объявления на столбах44 и путеводители, как доводилось видеть и мне. Можно не сомневаться, что лось мотал зобом, поднимал стоймя шерсть на холке, прижимал уши и отворачивал их к горбу, тряс пригнутой головой, терзал под собой копытом снег и не сходил с места. Затем он делал по дуге недолгий рывок навстречу первому встречному и делал вид, что пытается попасть хоть одним копытом в голову. Легко себе представить, что животное весом в половину тонны периодически проваливалось сквозь наст иногда едва не по брюхо и, казалось бы, безнадежно вязло в снегу, но выскакивало из него вертикально, словно из кипятка, и разворачивалось в воздухе в сторону противника, уклоняющегося от удара. А если животное плыло по снегу, то судорожными рывками существа, тонущего в болоте. Все эти агрессивные выпады несомненно сопровождались тяжким утробным рёвом, леденящим душу. Голос лося неминуемо производил свое скверное впечатление так настойчиво, словно кто-то из преисподней пытался развлечь присутствующих, пробуя неумело дуть в парадную медь варварской трубы. В безысходной кутерьме перед палаткой, где неудачное прикосновение копыта грозило смертью, вряд ли кому-нибудь было ясно, кто на кого нападает. Ведь трудно представить, чтобы молодые люди не кидались бы друг к другу на помощь с отчаянной решимостью. Вряд ли кто-нибудь из них знал, что до тех пор, пока лось не высовывает язык и не облизывает губы, он только пугает. Откуда им было знать, что животное просто пытается прогнать их прочь со своей территории? О мотивах животного мира им уже некогда было задумываться. ССЫЛКИ: 25)УД Акт криминалистической экспертизы. Лист 304. УД Допрос свидетелей: Аксельрода М.А. - Лист 326, Карелина В.Г.- Лист 209, Брусницына В. Д.- Лист 369. 26)«Другой ее край тоже держался на коле, но...опустился и оказался под снегом». Протокол допроса свидетеля Чернышова А. А., УД лист 89. 27)http://pereval1959.forum24.ru/?1-3-0-00000027-000-140-0#036 28)«Еще один шаг и вся палатка, мешаясь лосю под передними ногами, прошла целиком под брюхом животного, а его заднии ноги проткнули ее ткань». http://www.bdoutdoors.com/forums/washington-hunting/459709-moose-not-friendly.html 29)а. «Фотоаппарат «Зоркий» со штативом и с разбитым светофильтром. №488797. Заснято 34 кадра» УД Лист 5. в. Заснятый с Маврикия ракетоноситель в ореоле отработанного или сброшенного топлива при выводе на орбиту над Антарктидой спутника, запущенного из Калифорнии 29 сентября 2013 г. частной компанией SpaceX: http://www.grindtv.com/outdoor/nature/post/ufo-mystery-tied-to-launch-of-trail-blazing-rocket/ http://www.youtube.com/watch?v=K3zUV3uKb6U с. Неудачный проект строительства "летающей тарелки", закрытый ВВС США в мае 1956: http://media.nara.gov/dc-metro/rg-342/6919785-r-d-project-files/project-1794-ufo/1794.pdf 30)«Лосю наст- беда. Лось это знает, и ещё это знают волки» . С.Б.Радзиевская. Круглый год.1985. «Копытные проламывают наст и ранят себе ноги...Широко известная охота за лосями, .. по насту основана на использовании трудностей передвижения копытных по снегу с проламывающейся уплотненной коркой». А.Н. Формозов. Снежный покров в жизни млекопитающих и птиц. 1946 . 31) А.Н. Формозов. Снежный покров в жизни млекопитающих и птиц. 1946 http://zoomet.ru/formozov/formozov-40.html 32)А.Ф. Миддендорф. Бараба. Приложение к тому ХIХ Записок Императорской Академии Наук. №2. 1871. 33)Л. Сабанеев, Лось и его добывание в Пермской Губернии. "Заря", 1871, т. III, № 12, с. 70-99. 34)«около выхода из палатки мною обнаружен след от того, что кто-то из студентов по легкому оправлялся». Допрос свидетеля Темпалова В.И., УД лист 311. 35)http://www.huntingbc.ca/forum/showthread.php?88805-moose-attack 36)«Между колышками, на которых держится палатка, натянута проволока, а на ней висят два фонаря, фотоаппараты. К 3-м столбикам в привязанных банках из-под сгущённого молока стоят свечи» Грирорьев Г.К. стр.19, блокнот 2. Описание креплений для освещения в палатке спасателей. 37)http://www.glacier-national-park-travel-guide.com/montana-fish-and-wildlife.html 38)http://www.wildlife.state.nh.us/Wildlife/Wildlife_profiles/profile_moose.htm 39)Допрос свидетеля Колеватовой Р.С. , УД , Лист 270. 40)«Личное снаряжение...спички (н.з.)»; «Каждому иметь при себе НЗ (неприкосновенный запас): спички, кусок сахара» Из отчета Дятлова «По хребтам Уральским» 1957, http://www.proza.ru/2012/05/03/1477 41)Протокол осмотра вещей, обнаруженных на месте происшествия. УД, Лист 12, 14. 42)«Чиркнув спичкой, поднес ее к фитилю и фонарь залил светом тихую воду далеко впереди… свет фонаря привел лося в такую ярость, что он бросился на каноэ». Burt Jones. Habits, Haunts and Anecdotes of the Moose pp 132-135, Press of Alfred Mudge & Son, Boston. 1901 «...он опасался, чтобы я стрелял в темноте с близкого расстояния потому, что лось бросился бы непременно на свет ружейной вспышки...» His majesty the moose, by Parker Syms MD, Outing, pp 162-163, Vol 31, 1897 43)Записная книжка Игоря Дятлова: «2 Тапочки (кеты) – 1 пара» http://fotki.yandex.ru/users/infodjatlov/view/95135?page=0 44)http://www.flickr.com/photos/abs/5711184485/ http://m.steamboattoday.com/news/2013/oct/02/steamboat-springs-woman-recovering-after-moose-att/ http://news.nationalpost.com/2014/02/14/grumpy-pedestrian-kicking-moose-caught-on-video-equals-wildlife-warning-for- smithers-b-c-residents/#1

Сергей Батоврин: Иллюстрация 10. Обложка номера журнала «Man's magazine» за март 1956 года. http://www.ebay.com/itm/Mans-Mar-1956-Maria-Stinger-Mad-Moose-attack-cover-/130932163232 ГЛАВА 3. На фоне темных очертаний застывшего стада, дожидавшегося в стороне, воинственный вожак, вероятно, казался жертвой инфекционного бешенства. Хотя ноги через носки должны были сами без посредничества логики различать под собой смертельный холод снега, при виде опасного животного ни у кого рука, очевидно, не тянулась ни за валенками, ни за двуручной пилой. Куртка Дятлова, оставленная в отверстии брезента с наветренной стороны, подтверждает, что извлекать из палатки что-либо перед копытами возбужденного лося было совсем небезопасно, а теплая одежда вряд ли была целью усилий. Стоит ли еще объяснять, что за всеми видимыми теперь странностями в картине найденных вещей могло стоять лишь простое желание молодых людей отогнать агрессивное животное? Даже единственное полено для печки никто не бросил бы на ночь на склоне в поземку. Но само оно не нашло бы из палатки путь наружу в снег45. Нужно ли сомневаться, что два метра исчезнувших лоскутов палатки могли первыми обратиться в дым? Ведь от них не только не осталось следа, но на стоянке более доступного топлива для факелов просто не было. Если снег вблизи палатки действительно был оплавлен, как свидетельствует среди прочих спасателей Карелин, то разумно предположить, что защитники стоянки пользовались огнем щедро и без сожаления. Такой след остался бы, если бы здесь махали факелами прямо перед собой, а пламя, прижатое к земле порывами ветра со склона, лизало бы снег. Если на палатке и в самом деле видели обширное прожженоe отверстие, это лишний раз свидетельствовало бы о том, что помимо пылающих тряпок на палках, других средств защиты от животного на ветреном склоне у группы Дятлова не могло быть. Кольца, таинственно осыпавшиеся с лыжных палок, словно осенние листья с дерева, подтверждают, что ими пользовались не по назначению. Но не одними же голыми лыжными палками туристы в конце концов привели все стадо в ярость! Маловероятно, чтобы Золотарев, который сам видел в Кёнигсберге, как противника выкуривают огнемётами из подвалов, мог заранее предполагать, что дикие животные огня не боятся46. И всё же шерсть лося горит, как порох потому, что она полая. Однако разделение следов, отходящих от палатки, вынуждает думать, что прежде чем обратиться к огню, Дятлов велел остальным отступить от животного подальше на безопасное растояние. То, что никаких попыток взять теплые вещи не было предпринято, только подтверждает, что никто покидать стоянку не собирался. Следы сами свидетельствуют о том, что тут не рвались в лес безумцы, а медленно и осторожно, стараясь не скрипеть снегом, отступили на полсотню шагов назад безоружные - от греха подальше. Оставшимся предоставлялось так мало простора для полета мысли, что даже на дистанции времени можно смело делать предположения. Игорь Дятлов, милый укротитель радиоламп, вероятно, просто не хотел, чтобы этот вечер продолжался, и чувствовал своей обязанностью перед остальными его немедленно остановить. Золотарев, как бывалый обманщик судьбы, пожалуй, был единственным, кто мог поверить в реальность происходящего, но вряд ли помнил, что следует сказать в таком случае. Если учесть, что другого средства отвлечь внимание животного в его распоряжении не было, то мое воображение рисует на пустом листе сумеречного склона странную картину, которой могло не быть на самом деле. Золотарев, словно голубятник на крыше, поднимающий в небо стаю ворованых сизарей, мондэн и дутышей, обескураживающе свистит в два пальца, пока Дятлов в стороне нетерпеливо тыкает спичками в сумрак, пытаясь зажечь на ветру целлулоидный жгут на конце факела. Но тряпка не горит, лось незряче смотрит в глаза Золотареву, а тот в пятнадцати шагах, вероятно, уже шепчет себе в ладонь, отсчитывая словами застывающее на лету время: «..шмали запал,.. шляпа... » Можно не сомневаться, что на свет факелов лось и на самом деле ринулся без промедления, как ночная моль. Но сегодня уже не имеет никакого значения, что именно произошло на стоянке потом. Следов перед палаткой не могло остаться потому, что в непосредственной близости все было так вытоптано, что еще раньше чем снег, сдутый за месяц со склона, сделал свое дело, различать уже было нечего. Попала ли в лосиный зоб лыжная палка с горящей газетой, проткнулась ли лосиная шкура ледорубом с пылающей тряпкой в клюве, коснулся ли верблюжих губ лося зажженный ком брезента – все это никак не меняет причинно-следственной цепочки. Судя по дальнейшему развитию событий, за те минуты, на которые у защитников стоянки хватило бы огня, животное обожглось. Это обстоятельство изменило положение разутой группы лыжников не в лучшую сторону. Брошенный сверток с мелкими вещами, очевидно предназначенными гореть, сообщает лишь о том, что Дятлову не пришлось их жечь. Вместо этого ему потребовалось спешно освободить руку, когда никого поблизости уже не было и некому было за вещами нагнуться. Полая шерсть лося вспыхивает и от спички. Но достаточно было бы соприкосновения факела с одним животным, и поведение остального стада не могло бы не воспламениться в самом своем качестве. Нетрудно предположить, что на бледном фоне ночного снега, мерцая в темноте пятном тлеющей шерсти, застывший от боли лось мог целое мгновение выглядеть как выпускник школы для мертвецов, а его силуэт – как вполне неодушевленный предмет. Но когда он стал бы кататься по снегу, словно истеричный ребенок, то следом все стадо неминуемо пришло бы в движение и агрессивно металось бы в смятении вокруг по склону. Даже тяжелораненый лось редко уступает противнику и соглашается со своей участью. А раненый легко - обычно сперва спасается бегством, удаляется на безопасное расстояние, но скоро возвращается с намерением убить обидчика47. Если спасатели действительно видели на склоне обнаженный от снега круг, о котором теперь вспоминает в интервью Шаравин, то это может свидетельствовать о том, где на склоне cтояло стадо. Группа копытных животных, тесно сбившихся вместе, могла растоптать наст по кругу так, что его в дальнейшем просто выдуло бы в долину, как зубной порошок. Когда же все стадо пришло в воинственное расположение духа, защитникам стоянки уже не оставалось ничего другого как присоединиться к своим спутникам, дожидавшимся на безопасном расстоянии. О том, как Золотареву и Дятлову удалось, отступая, избежать преследования стадом и столкновения с животными, сообщают брошеные вещи. Теплые вещи и обувь, оставшиеся в палатке, свидетельствуют о том, что ни у кого по-прежнему не появилось намерения покидать лагерь. Горела ли на штыке ледоруба тряпка или он был еще раньше выбит из рук – вряд ли это когда-нибудь станет известно. Он остался стоять вниз головой: клювом в снег и древком со штыком в небо48. Так ледоруб не оставляют - так его бросают. Оставленный снаружи фонарь Дятлова заставляет предположить, что, направляясь к своим спутникам, Дятлов надеялся светом на палатке отвлечь внимание стада. О том, что это удалось, свидетельствует второй фонарь, оставленный в дальнейшем уже на каменной гряде. Опасаясь, чтобы лоси не последовали за ними, сообразительные путешественники очевидно сбивали животных с толку ложным ориентиром. У беглецов не было другого средства ввести стадо в заблуждение о месте своего нахождения. Странное расположение фонаря, найденного поверх слоя снега, слежавшегося много позднее, сообщает о том, что первоначально он был для высоты расположения вдет, как гвоздика в петлицу, в один из мелких проколов ткани на вершине устоявшего крыла палатки. Если бы ветер не трепал брезент и фонарь не скатился бы за месяц на снег, большой загадки о его назначении не возникло бы. Для обожженного лося было бы естественным удалиться в сторону стада и следовать далее. Для разъяренного стада было бы ожидаемым отправиться к пустой палатке на свет фонаря прежде, чем догонять вожака. Для молодых людей оставалось лишь довольствоваться безопасным расстоянием и ждать, когда животные покинут стоянку. Но какое расстояние возможно было теперь считать безопасным, уже никому не могло быть понятно. Поэтому, пока стадо металось, группа Дятлова вероятно отходила ниже по склону еще на несколько десятков шагов. Разорваный мешок с провизией и разбросанные по всей палатке сухари могут свидетельствовать о том, что лоси некоторое время через дыры изучали содержимое походного жилища, которое не могло прийтись им по вкусу. Даже если бы сухари содержали соль, лоси только лизали бы их, словно камни. До тех пор пока животные не продолжили свой путь по следам беглого вожака, молодые люди могли вполне испытывать потребность увеличивать расстояние между собой и стадом. Возможно, глядя потом на стадо, удаляющееся в сторону останцев, они даже сумели почувствовать себя победителями. Откуда им было знать, что лоси никогда не преследуют противника по пятам, а приближаются по дуге, предпочитают обходить обидчика на дистанции с фланга и нападать с подветренной стороны? Сомнительно, чтобы группа Дятлова рискнула бы удалиться от своей стоянки дальше чем на полторы сотни метров. Но можно не сомневаться, что безоружным молодым людям на голом склоне, дожидающимся в носках на снегу своей удачи, стало определено не по себе, когда они обнаружили, что стадо, покрыв такое же расстояние к югу, повернуло вниз по склону в их сторону. После знакомства с одним парнокопытным у туристов не было причин сомневаться в том, что возвращение к стоянке теперь означало бы верную гибель еще на полпути под копытами разъяренного стада. (Cм. илл. 10). Увеличившееся расстояние между следами человеческих ног определенно свидетельствует о том, что удалившимся от палатки теперь оставалось только спешить в сторону леса. Поредевшие отпечатки с кометными хвостами, оставленными пятками, чиркающими по снежному склону, сообщают о разумной спешке беглецов. В этом у безоружных туристов было единственное заметное преимущество перед массивными животными, способными совершать переход по насту только строем и с немалым трудом. Но, судя по следам, неудачливые туристы тоже не смели пересекать курумники бегом, чтобы не поломать на камнях руки и ноги. Если бы беглецы торопились достичь леса в поисках дров и тепла, то их путь до опушки редколесья был бы вдвое короче. У беззащитных молодых людей, которых в темноте нагоняет агрессивное стадо животных, мотивы должны были быть совсем иными. Фонарь, оставленный на последней гряде камней очевидно для того, чтобы светом сбить с толку преследователей, свидетельствует: беглецы умышленно изменили направление. Если расположение найденного фонаря отмечено спасателями верно, оно говорит о том, что, когда до леса было уже рукой подать, путешественники оставили животным ложный ориентир, а сами повернули южнее ближайшей границы редколесья и отправились мимо березняка дальше в распадок. Надо полагать, что ниже курумников они тоже не бежали по склону, даже когда глубина снега позволяла это. Можно не сомневаться, что после опрометчивой стычки с одним вздорным лосем не всем было просто идти дальше. Использованные и свежие бинты, пустые или початые упаковки от стрептоцида и кодеина, которые потом нашлись в карманах, сообщают о том, что телесные повреждения, требовавшие обезболевания, антисептики и перевязки появились, пока еще был возможен доступ к содержимому разорванной палатки. Впрочем, предметы, место которых обычно в аптечке, а не в карманах, не сообщают, кто пострадал первым. Об этом можно только догадываться. Нет никаких причин думать, что Колеватов повредил перевязанную ногу при подъеме на перевал, так же как нет и травмы голеностопа. Но обширное кровоизлияние не в самом уязвимом месте – «на внутренней поверхности левого коленного сустава» - ему было проще получить от удара копытом, чем любым другим неведомым образом. Лось, в отличие от прочих копытных, способен выбрасывать копыто для удара не только вперед и назад, но и вбок, чего жертва обычно не ожидает. Этот каверзный удар животное склонно наносить по ногам противника. После попытки отогнать лося от стоянки путешественники не могли остаться невредимыми, но целыми были несомненно. Если бы ужасные увечья, с которыми их нашли потом, были нанесены у палатки, то спасателям не пришлось бы далеко искать тела жертв. Сами телесные повреждения свидетельствуют об условиях, которых на склоне пока еще не было. Вероятность серьезного физического ущерба присутствующим внутри палатки при ее разрушении была невысока. Ведь лоси, как правило, не бьют неизвестные предметы из любознательности, а пробуют, царапают и скребут ногой. И тогда копыто, скользящее по поверхности палатки, может легко вспарывать ткань движением, направленным к себе. Какие из синяков, ссадин и отпечатков ног были приобретены на стоянке - уже не определить. Известно только, что нападающий лось сперва склонен пугать и блефовать, а туристы на стоянке могли пользоваться своим преимуществом в изворотливости и подвижности на насте. Благодаря этому беглецы, вероятно, сумели на спуске растянуть дистанцию со стадом вдвое-втрое. Но пока дистанция росла, вряд ли кто-нибудь из них понимал, что удача удаляется еще дальше по мере того, как глубина снега на пути в лощину неумолимо растет. Ведь рыхлый снег – уже не помеха для движения лося. И даже мягкая погода не шла на этот раз на пользу путешественникам. Если бы был снегопад или сильный ветер, возможность пережить эту ночь была бы значительно выше. Животным было бы не найти беглецов в долине. А с превратностями непогоды туристы совладали бы несомненно. Это подтверждают злоключения группы Согрина, которая спустя лишь двенадцать дней оказалась без палатки в крайних условиях непогоды и благополучно продолжила поход49. О готовности группы Дятлова к такому обороту дела свидетельствует их непосредственное знакомство с нодьей - укрытием манси в снегу, и освоенное искусство разведения жаровых таёжных костров, не нуждающихся в обновлении топлива, и опыт поддержания тепла тела камнями, разогретыми в золе. Записи 1957-го года свидетельствуют, что Дятлов и его спутники уже не раз выходили из скверного положения таким образом. «Нагретый на костре камень, величиной примерно в два кирпича, он закутал портянками и штормовкой. И спал ... как на печи. Утром камень был ещё тёплый, и мы с удовольствием грели на нём руки. И потом все взяли эту технологию на вооружение» 50. Чтобы найти хоть какое-то рациональное объяснение случившемуся, исследователи с тех пор без должных оснований предполагают любые катаклизмы, возможные в природе. В этом им помогают сведения о погодных условиях из частных рук, которые расходятся с архивными метеоданными в официальных научных источниках. На самом деле, согласно центральному архиву метеоданных Всероссийского Научно-Исследовательского Института Гидрометеорологической Информации ВНИИГМИ-МЦД и Мировому Центру Данных при Федеральной службе по гидрометеорологии, ближайшие к Холат-Сяхыл метеостанции вовсе не наблюдали резкого понижения температуры ночью 1 февраля 1959, а сила ветра не превышала 3 м/с в западном и северо-западном направлении51. Метеостанция Бурмантово за сутки отметила максимальную температуру воздуха днем -4.9 градусов и минимальную ночью -13.2 градусов при ясной погоде. Метеостанция Няксимволь регистрировала максимальную температуру -4.5, минимальную -13.5 и 0.2 мм осадков за сутки. Метеостанции, отстоящие на сотню километров и дальше, еще южнее и севернее, оставили в центральном архиве метеоданных такую же картину состояния атмосферы в этот день. В Ивделе днем было -4.7 днем и -11.2 ночью при ясном небе. В Троицко-Печерске температура воздуха колебалась от -4.5 до -15.6, в Бисере - от -8.3 до -10.3, в Перми - от -5.7 до -7.4. В радиусе четырехсот километров ни ветра, ни снегопада, ни сильного мороза не было нигде. Какие бури бушевали по этому случаю на склоне Холат-Сяхыл? Известно только, что туристы не сочли нужным топить печь, посчитали возможным разуться в палатке и снять на сон грядущий верхнюю одежду. Неизвестно лишь, почему не всех теперь это убеждает в умеренности погоды. Впрочем, на прямое доказательство мягкости погодных условий сразу обратил внимание следствия в своих показаниях руководитель группы спасателей Моисей Аксельрод. С тех пор каждый может судить сам, о чем свидетельствует фотография лыжной шапочки, найденной лежащей на затылке Рустема Слободина. Ее ничем не потревоженное положение указывает, что вблизи границы леса сильного ветра не было вовсе именно тогда, когда он мог оказаться спасительным. На следующий день погода была менее приветливой. 2 февраля температура в поселке Няксимволь упала до -13.5 днем и продолжала падать до -30.8 ночью при 1 мм осадков. В Ивделе температура падала от -9.7 до -20.3 при ясной погоде, в Троицко-Печерске - от -8.7 до -20.7, в Перми - от -7.1 до -13.8, в Бисере - от -8.1 до -18.5. Но кому в долине Лозьвы было дело до смены погоды? Если верить освещению на фотографиях установки палатки на склоне Холат-Сяхыл, то последний раз туристы могли пообедать не позднее 2 часов дня 1 января, а поужинать, судя по приготовленной и нетронутой пище, им уже не удалось. Согласно заключению паталогоанатома, смерть наступила через 6-8 часов после последней трапезы. Никакая ненастная погода 2 февраля 1959 года уже не могла выручить туристов, погибших накануне. Когда бы внутренним мотивам беглецов нашлось бы на снежном склоне хоть одно вещественное воплощение, оно бы, конечно, подтвердило, что молодые люди предпочитали от беспомощности острить. Вряд ли нужны подтверждения, что у путешественников, согнанных с едва насиженного места, чесались кулаки. Но стоит ли сомневаться, что ситуация вынуждала их на пути в распадок переговариваться вполголоса и твердить ради поддержания духа всякий вздор? Взвешивая на их фотографиях выражения лиц, свойственные той юности, мое воображение рисует на чистом листе снежного склона, как Юра Кривонищенко, морщась от собственной боли в ноге, поддерживает под локоть Сашу Колеватого и, передразнивая периодически его хромоту, твердит, как юродивый, один и тот же обрывок куплета, все слова которого он даже еще не запомнил. Пусть именно этого и не было вовсе. Но какое имеет значение, что там звучало, если, отступая, они скорее всего были в силах нести только вздор? -«Стучат копыта, стучат копыта. Козлятам юным неведом страх. Ах, цумба, цумба, цумба, цумба» -«Ну, дети, прямо. Разговорчики в строю»- шепчет ему Дятлов так, словно самому себе. Но тот не унимается, а лишь меняет тему фольклора альпинистов на мотив Трех Поросят. -«Знайте детки, что туризм,.мм,.. мм..»- мычит ему следом Дятлов -«Укрепляет организм,. . мда». -«Кто бы знал, что история трех поросят – почти эсхиловская трагедия?»- подключается Тибо. -«Оптимистическая и классовая»- торжественно заключает куплет Кривонищенко. - «Класса млекопитающих? О том, как на пляже бык пропащую Европу умыкнул?»– вторит в том же тоне женский голос. Но даже в темноте видно, что в больших глазах Зины Колмогоровой зрачки едва помещаются. Впрочем, пропадать никто из присутствующих, очевидно, не собирался. - «Какая прелесть! О дочь Агенора, похищенная Юпитером, смотри, чтобы белый бык не оказался Дятловым» - почти насвистывает Тибо, улыбается и видно, что пропадать не собирается тоже. -«Сам ты – пропащая Генора...» - отвечает Дятлов восхищенно. Что же могло помешать обычно отзывчивым манси искать пропавших туристов? Ведь из трех групп манси, отправившихся на поиски, две так в путь и не вышли. А третья присоединилась к спасательным работам лишь после того, как была уже обнаружена брошеная палатка. Почему манси не объяснили никому связь между трагедией и следами лосей? Но разве это единственное, что они скрыли от следствия? Патриарх клана Анямовых, Андрей Алексеевич, показал 23 марта 1959 года на допросе, что девять дней охотился с племянниками и сородичем Шешкиным. Он сказал, что не помнил, было это в конце января или начале февраля. Из дневниковых записей туристов известно, что они шли по лыжне охотников манси в январе. О том, что манси в свою очередь шли по следам лосей, известно из показаний Пашина. Выходит, что добыча и охотники все же опережали туристов на маршруте. Если вспомнить, что охотничьи угодья были закреплены советской властью за семьями манси, станет очевидным, кто и когда охотился. Что мешало Анямову-старшему признаться в этом? И мог ли хранитель традиций рода действительно не помнить сроки охоты, если по его анимистическим представлениям о жизни календарное время охоты было ритуально обоснованно? Его племянник Андрей Анямов 2 апреля изменил показания и утверждал, что охота была в десятых числах февраля. Их спутник Шешкин 6 апреля повторил эти показания слово в слово, будто они сговорились. Почему манси скрывали от следствия действительные даты охоты? Причина скрытности, очевидно, та же самая, что помешала спасателям найти лабаз манси. Подвесное сооружение на сваях, запечатленное группой Дятлова перед подъемом на перевал в окрестностях стоянки на Ауспии, никто больше не видел. В отличие от похожих на скворечники лесных хранилищ анимистических приношений и шаманского инвентаря, у громоздких гробоподобных сооружений, поднятых высоко на столбах, было другое назначение. Строения, подобные тому, которое видно на фотографиях пленки №1, использовались из анимистических обязанностей для регулярного захоронения костей священной добычи: медведей или лосей52. Кому из лесных духов был посвящен этот некрополь, подсказывает пиктограмма добытого лося, которую Зина Колмогорова срисовала поблизости53. Следствие, подозревавшее манси в ритуальном убийстве, вряд ли могло бы оставить без внимания такой сакральный экспонат камлания. Но если за три месяца поисковых работ спасатели не обнаружили ничего подобного в долине Ауспии, значит, манси были тут раньше и убрали свой лабаз заблаговременно. Не сложно догадаться, что единственной причиной для этого могло быть желание скрыть свою ответственность за гибель туристов и свидетельства того, что с ними произошло. Манси не только знали, что их охота послужила причиной нападения лосей на туристов, но, вероятно, по душевной простоте лесных жителей полагали, что власти из города их за это накажут. Можно не сомневаться, что в руках советской власти, которая хладнокровно выбивала из них признание вины в убийстве, манси не страдали от чувства несправедливости. Вместо этого их мучил страх перед шайтаном, который вселился в животное, обиженное их неудачным выстрелом. ССЫЛКИ: 45) «за палаткой на улице у заднего конца палатки в снегу я нашел чурбачок, несомненно, предназначенный для печки» Протокол допроса свидетеля Лебедева В. А., УД лист 315 46) «Я никогда не замечал, чтобы у животных был врожденный страх перед огнем, как это часто утверждается в книжках». Бернгард Гржимек. http://iv-flowers.com/biologiya/boyatsya-li-dikie-zveri-ognya.html 47) «...раненый лось если убегает, то скоро возвращается». «Заганиваемый лось тоже очень опасен с ним тоже надо соблюдать известные предосторожности: заворачивать заранее лыжи». «Уставший лось вдруг останавливается... и, прижав уши, внезапно бросается на охотника» Л. Сабанеев, Лось и его добывание в Пермской Губернии. с. 70-99 "Заря", т. III, № 12, 1871. 48) «Около нее со стороны вершины стоял ледоруб. Он торчал из Его ручка торчала из снега» Григорьев Г.К. стр.39, блокнот 2. 49) «...и так как уже в 17.00 надо вставать на ночлег, то мы вернулись к воротам, где в снежном надуве начали рыть пещеру » В. Малютин. (Экспедиция С. Согрина) 50) Дневник 1957 г . http://www.proza.ru/2012/05/03/1477 51) http://cliware.meteo.ru/meteo/ Всероссийский Научно-Исследовательский Институт Гидрометеорологической Информации – МИРОВОЙ ЦЕНТР ДАННЫХ, Федеральная служба России по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. Поиск данных: http://cliware.meteo.ru/izomap1/index.jsp?lang=ru http://cliware.meteo.ru/mapserver/index.html Суточная погода за февраль 1959 по данным МЦД –ВНИИГМИ: Няксимволь - http://thermo.karelia.ru/weather/w_history.php?town=nya&month=2&year=1959 Ивдель – http://thermo.karelia.ru/weather/w_history.php?town=ivd&month=2&year=1959 Троицко-Печерск- http://thermo.karelia.ru/weather/w_history.php?town=tro&month=2&year=1959 Пермь - http://thermo.karelia.ru/weather/w_history.php?town=per&month=2&year=1959 Бисер- http://thermo.karelia.ru/weather/w_history.php?town=bis&month=2&year=1959 52) "кости лося топили в болоте или уносили в лес и оставляли в небольшом срубе". http://www.nvraion.ru/o- rayone/indigenous-numerically-small-peoples-of-the-north/folklore.php 53) http://radical-foto.ru/fp/683a7ba15d6649558a26847733e7c9cc Изображение в дневнике Колмогоровой. http://tlib.ru/doc.aspx?id=28951&page=47 Пиктограмма лося из отчета В.Г. Карелина о походе. «На месте его добычи на стволе дерева и по сей день вырезается изображение копыта, указывается число людей (горизонтальные зарубки над ногой) и число собак (зарубки под копытом), посередине вырубается катпос.» Заплатин М.А. "В краю таежных рек". "Физкультура и спорт", 1972.

Сергей Батоврин: Иллюстрация 11. Путник, ищущий спасения на дереве. Рисунок из журнала «The Graphic», 90-е годы XIX века. ГЛАВА 4 После унизительного чувства беззащитности, сопровождавшего молодых людей вниз по голому склону, даже одни очертания высокой кроны кедра, выделявшейся на темном силуэте леса, могли казаться надежным убежищем. Догадывались ли беглецы, что возмущенные лоси могут сутками караулить обидчика, загнанного на дерево, и при случае поступают так и с медведем, и с человеком? 54 В любом случае, перспектива переждать опасность сидя на дереве не сочеталась с их комсомольским представлением о чести. Похоже, что их выбор остановился на злополучном кедре, а не на других, потому, что это дерево стояло на пригорке и подходы к нему выглядели защищенными крутым склоном возвышенности. Такое продуваемое место не годилось ни для поисков тепла, ни для ночевки, а было самым подходящим для круговой обороны. Догадывались ли они, что на их глазах заканчивается безжалостная эпоха слепого коллективизма? Но прежде чем они сами будут принесены ей в жертву, каждому из них еще предстояло сдать свои последнии экзамены на человеческое достоинство и преданность друг другу. Разве могли беглецы представить, что едва они только станут ломать ветки для будущего костра, как пригорок вокруг кедра станет гиблым местом? Тот, кто сомневается в готовности стада преследовать обидчиков полтора километра, не имеет представления о способности лосей постоять за себя. Впрочем, наткнуться на пояснение к этому вопросу лучше в литературе, чем в лесу. Например, доктор Паркер Симс в известном в свое время рассказе подробно повествует из собственного опыта о том, как дичь и охотники поменялись ролями, когда его охотничью партию стал преследовать лось, напавший на стоянку незадачливых стрелков. «Он был явно разъяренной и ошарашенной тварью. Остановился и принялся топтать нашу поклажу, то принюхиваясь к ней, то издавая леденящий душу рёв возмущения…» Преследование лосем охотников продолжалось не одну милю и не один день, прежде чем животное удалось подстрелить. Но даже тяжело раненный девятью выстрелами, он продолжал погоню. «Между нами тут уже оставалось не более пятидесяти футов. Лось продолжал преследовать нас еще футов сто пока не рухнул снова. Мне доводилось слышать много рассказов о нападениях сохатых на людей, с другой стороны не раз слышал уверения, что такого не случается никогда. Этот же приятель не оставил нам ровно никаких сомнений в нелепости подобных уверений. Он еще трижды поднимался на ноги и гнался за нами столько, сколько был в состоянии держаться на ногах» (Др. Паркер Симс. «Его величество лось», журнал Аутинг № 31, стр. 157-164, 1897.) 55 Лось нападает, когда находит присутствие постороннего на своей территории опасным. Чтобы стадо лосей в этом не сомневалось, группа Дятлова невольно сделала все возможное. Что потом оставалось делать путешественникам в полутора километрах от своей покинутой стоянки? Те, кто уверены, что туристов погубил холод, удивляются, почему опытные путешественники разводили костер, заведомо неспособный согреть. Разве это не достаточное свидетельство того, что греться им было некогда, а у огня было другое назначение? Однако, неверно истолкованные цели костра питают домыслы о слепоте, потере сил или рассудка. От подобного заблуждения следы костра приобретают в глазах исследователей непроницаемую таинственность. Под гнетом сомнительного предположения о поиске тепла усилия туристов выглядят не менее странно, чем вещи в их распоряжении, не использованные для защиты от холода56. Макушки пихт, которые легко ломать, они срезали ножом. Толстые ветви кедра, которые проще рубить ножом, они ломали. Живые пихты, которые едва горят, они предпочитали сухим дровам. Сухие коряги они не клали в костер, а подкладывали под ноги. Валежник, который кругом в изобилии, они не собирали57. Сухостой, впрочем, тоже обходили. Вместо дров они жгли немыслимое количество всего, что горит не дольше, чем бумага: сухие ветки, тонкий хворост, лапник и мелкие предметы одежды. Ствол дерева, с которого в непогоду не видно даже пути обратно на землю, они очистили удобно для обозрения окрестностей. Даже деньгам они нашли в тайге применение и сворачивали рубли в трубочки. Однако о действительном назначении огня свидетельствует неоцененное следствием несоответствие между изобилием исчезнувшего топлива и ничтожным диаметром кострища. По словам спасателей, размах заготовки топлива на кедре и вокруг него был «титаническим». Ствол кедра был очищен от сухих ветвей до высоты поднятой руки. До пятиметровой отметки с кедра был снят лапник. Еще выше – до высоты девяти метров - с наветренной стороны дерева на стволе была расчищена впечатляющая плешь. Если верить воспоминаниям спасателей, сухие сучья отсутствовали не на одном кедре. Но на одном только видимом на снимке фрагменте ствола теперь можно насчитать следы 14-ти отсутствующих ветвей58. Еще на фотографиях можно убедиться в том, что ветви кедра нешуточной величины и колеблются от двух до четырех метров в размахе. Но этого скоротечного топлива туристам было очевидно недостаточно. В показаниях спасателей упоминается два десятка стволов пихт, срезанных в радиусе 20-ти метров от костра. Каким образом все это топливо могло бесследно раствориться в кострище, которое в своей самой широкой стороне не превышало 60-ти сантиметров? Четырнадцать макушек пихт, послуживших настилом в овраге, в счет не идут, если поблизости от него, в пятнадцати шагах, располагался в свою очередь еще один «рубленый ельник», согласно радиограмме следствия59. Несоответствие между обилием сожженного топлива и ничтожной площадью кострища подсказывает, что костер не мог быть единственным очагом огня, а назначение его было трагическим. Огнем защищались. Нелепый выбор топлива и безумный порядок его добычи сообщают, какая жуть вела на пригорке у кедра смертельный хоровод людей и зверей. Тут туристам было не до тепла. Здесь эти юные особы смущали смерть чувством ответственности за жизнь друг друга и выясняли огнем свои недопонимания с животным миром. Все что им требовалось от огня – чтобы пламя поднималось скорее и выше. Кедровый лапник очевидно пошел не в костер, а нашел себе применение вместо факелов. И, вероятно, на месте кострища, на каркасе из стволов пихт, сложенных шалашом на манер типи, горела огненная пирамида из поднятых стоймя сухих сучьев и хвороста. Другой костер тут был бы и не нужен. Источник тепла для лосей был не к месту: ни «охотничья нодья», ни «полинезийский очаг», ни обогревательный костер «три бревна» на десять часов жару. Возможно, огненная пирамида была и не одна, ведь тонкий хворост и сухие ветки кедра горят не только быстро, как бумага, но и оставляют не больше пепла, чем горящая газета на ветру. В любом случае, кострище отражает след костра лишь в его конечном воплощении. О том, что тут горело сначала, свидетельствуют лишь бесследно ичезнувшие ветви. Ожoги на телах и следы огня на одежде скорее приводят на ум неуправляемое пламя факелов, чем мелкие угли в костре. Предположения о том, что ожоги – жестокое напоминание о попытках согреться, противоречат здравому смыслу. Обжечь замерзшие руки или ноги куда сложнее, чем согретые. От одной близости источника тепла нестерпимая боль при восстановлении кровообращения в бесчувственно замерзших тканях предотвратила бы ожоги задолго до того, как они были бы возможны. И все же всегда найдется кто-нибудь, кто будет настаивать, что обгоревшие носки свидетельствуют о поиске тепла. Но кто станет утверждать, что обгоревший подшлемник говорит о попытке согреть голову? Подробности, не рациональные для задачи согреться, сообщают, что происходило под кедром на самом деле. Если туристы срезали ножом стволы пихт, которые значительно легче ломать голыми руками, значит, они все еще наивно надеялись скрыть свое местонахождение от животных. Когда же ветви на кедре принялись ломать, тогда, очевидно, надеяться уже было не на что. А времени, чтобы управиться единственным ножом с ветвями для поддержания скоротечного огня, как видно, не было тоже. Из тех же обстоятельств можно сделать вывод, что огонь не разводили, пока не показалось стадо. Обгорелые вещи и мелкие куски одежды, найденные недалеко от кедра, - свидетельствуют о том, что лапника для факелов не хватало вовремя и тогда в дело шло все, что легко горит. Свернутые рубли могли пригодиться только для поджигания тряпок, накрученных на сучья на скорую руку. Как бы то ни было, тысяча с лишним спичек, истраченных из неприкосновенного запаса и походного снаряжения, свидетельствуют о том, что очагов огня было много. Похоже, что разъяренные лоси вышли на беглецов на слух60. А те, очевидно, зажгли лапник, когда силуэты животных еще нельзя было различить, но можно было уже представить на голом снегу под пригорком. Молодые люди, вероятно, предполагали, что стадо не посмеет приблизиться к высокому пламени. В таком случае все выглядело вовсе не так, как они ожидали заранее, и сцену их разочарования нельзя восстановить в уме. Но в сердце я готов побиться об заклад, что едва в протянутой в темноту руке вспыхнула эфирными парами первая кедровая ветка, сумрак и тишина лопнули по своим зимним швам, свет плеснул в ноздри головного животного совсем близко, и все увидели, что в клубах дыхания лося можно пересчитать на просвет даже розовые позвонки его младенческой души. Напрасно туристы раздували пламя ковбойками и свитерами, словно закат кузнечными мехами. Животные все так же неловко и медленно направлялись по дуге к кедру, как если бы желали погреться у костра, но смущались собственной бесцеремонности. Стоит ли еще сомневаться, что тогда люди сами пошли к ним навстречу с горящим лапником в руках? Кроме исчезнувшей в распадке прорвы спичек и ветвей, нужны ли еще другие неопровержимые доказательства, что там пользовались факелами? Можно и без того не сомневаться, что первыми жертвами были головные лоси, а вторыми - Тибо-Бриньель и Золотарев61. Ведь увечья остальных привязаны по всем своим признакам к месту гибели. Странные травмы могут раскрыть больше подробностей того, что произошло, чем хотелось бы знать. Но когда пламя стало гудеть в зажженных ветвях, группа Дятлова, вероятно, хотела знать, что будет дальше, еще меньше. Две половинки опорного копыта лося по форме и размеру подходят к «вдавленному перелому височно теменой области на участке 9 х 7 см», как ключ к замочной скважине. Перелом основания черепа указывает, что удар в правый висок Тибо пришелся сверху. Невредимые шейные позвонки уточняют, что голова при этом была сильно наклонена к левому плечу. «Разлитой кровоподтек размером 10 х 12 см» на неуязвимом, казалось бы, месте: «в области правого плеча на передне-внутренней поверхности» - сообщает, что рука была протянута вперед, навстречу падающим копытам. Стоит ли сомневаться, что в руке был не кусок сахара, а факел? Впрочем, мог ли человек с пылающим лапником наперевес принять другую позу, когда для собственной защиты ему оставалось лишь только повернуться в пол оборота к длинноногому животному и отстранять свое лицо от пламени? Разве не о том же сообщают «обожженные кончики волос с правой стороны головы» у Дорошенко? Я бы не удивился, если бы узнал, что за считанные мгновения до рокового удара Тибо-Бриньель еще шутил сквозь зубы набегу о том, что в схватке с огнедышащим драконом приличному единорогу никогда ничего путного не светит. Нет ничего удивительного, что у жертв преобладали травмы на правой стороне тела. И у Золотарева «дефект мягких тканей 8 х 6 см» тоже неслучайно обнаружен «в правой теменной области». Разве кто-нибудь мог приблизиться с огнем в руках к агрессивному животному, не делая выпады ему навстречу в пол-оборота? Да и как иначе возможно было разбить вдребезги, как фаянсовую вазу, правую половину грудной клетки и никак не повредить при этом левую? Но если хрупкая и выступающая ключица уцелела по соседству с раздробленными верхними ребрами, ее мог миновать только удар сверху по вертикальному торсу. Любое другое направление удара подчинило бы движение ноги покатой вершине грудной клетки, и копыто проследовало бы до ключицы. Кто под кедром мог заранее знать, что в лесу лось обычно защищается от волков, поднимаясь на дыбы и прижимаясь спиной к самому широкому стволу ближайшего дерева? 62. Нападающий лось, напротив, выбрасывает передние копыта перед собою прямо. Впрочем, если пытаться ткнуть лося на голом холме пылающей веткой, не стоит удивляться, когда удары копыта посыпятся с высоты птичьего полета. В любом случае сила удара скорее была бы ослаблена, если дотянуться до противника ногой возможно только сквозь огонь. Направление удара сверху указывает, что ранения были нанесены, когда лось оборонялся, а молодые люди взяли на себя роль нападающих63. Их избирательные увечья не пригодны для свободы толкования. Сочетания повреждений, по которым узнается происхождение травмы, не позволяют строить предположения произвольно. Падение на камни, к слову, обязывает к перелому конечностей, к открытым повреждениям мягких тканей и к травме шейных позвонков при ударе головой. Падение с высоты макушки дерева, словно отбрасывание взрывной волной, обязывает помимо травмы конечностей и грудной клетки к повреждению позвоночника, тазобедренных костей и разрыву внутренних органов. А вооруженная расправа с группой решительных молодых людей может обойтись без применения оружия и без следов насилия лишь на просторах воображения. Но стоит ли приводить примеры дальше, если простор для фантазии в этой трагедии никого не приблизит к истине? Настолько избирательные увечья, какие достались Золотареву и Тибо-Бриньелю, возможны только от прицельного удара плоскостью предмета диаметром не больше ладони, нанесенного с силой крупного животного. Кроме характерного удара копытом, другие толкования уже полвека никак не помещаются ни в медицинскую картину, ни в контекст физических улик. Впрочем, всегда найдется кто-нибудь, кто с этим никогда не согласится и станет искать у жертвы сходства с судьбой филистимлянина Голиафа или утверждать, что ледоруб Золотарева принадлежал убийце Троцкого, Меркадеру. Как бы там ни было, лось обычно прекращает нападение, как только его поверженный противник перестает двигаться. Однако, раненое животное будет продолжать топтать обидчика до тех пор, пока не убедится, что его противник больше не представляет опасности. В стычке с обожженным лосем жертва, сбитая с ног, без защиты со стороны скоро оказалась бы тщательно растоптанной. Если других тяжелых увечий у Золотарева и Тибо-Бриньеля не было, похоже, что один из них приблизился к животному слишком близко64, а другой пришел ему на помощь слишком поздно. Кошмарные следы борьбы за жизнь свидетельствуют о том, что Дятлов и его спутники защищали друг друга с нечеловеческой самоотверженностью. Но вряд ли они отдавали себе отчет в том, что сами провоцируют стадо и толкают искалеченных огнем животных на самоотверженность не меньшую. Молодые люди безошибочно исполняли все, что от них с младенчества ожидала героика эпохи кровопролития – безотчетно жертвовали собою ради товарища. Но им вряд ли приходило в голову, что и животные в стаде тоже наделены от природы способностью к слепому самопожертвованию. И сомнительно, чтобы путешественники задумывались о том, что ситуация, возможно, и не требует жертв вовсе. Ненасильственного разрешения конфликта они даже не искали. «Непротивление злу насилием» звучало для поколения Дятлова и его спутников как религиозный архаизм из вредного наследия русской литературы дореволюционного образца. А без ясного сознания такого простого человеческого преимущества над животным спасти неудачливых туристов уже могло только чудо. Возможно, что тот, кого никогда не загоняла на дерево хотя бы корова, может вообразить, что разъяренные лоси теснили своих обидчиков стеною, словно кавалерия. Но в действительности, стадо, получившее отпор, скорее, ходило бы вокруг осажденных на почтительном расстоянии и робко сужало круги. Животные, вероятно, приближались по известной им одним субординации и со слепым упрямством кидались на отблески пламени на снегу, где о них туристы тушили факелы. Лучше гадать о том, кто из осажденных продолжал заготавливать на кедре сучья и лапник, чем ясно догадываться о запахе паленной шерсти, о животных, катающихся по снегу с обожженными мордами, и о людях, захлебывающихся на пригорке хвоей и кровью. Но впечатление близости смерти могло свободно кружиться вокруг кедра лишь до тех пор, пока среди молодых людей не появились первые тяжелораненые. После этого осажденным пришлось оттеснить стадо подальше от его жертв. Это подтверждают даже ветки из костра, раскиданные далеко вокруг кедра. Г.К. Григорьев думал, что их унес ветер. Он просто не спрашивал себя, почему ветер оставил у костра горелые носки, рубли, прожженный платок или оторванный манжет. Можно не сомневаться, что смятение, неминуемо охватившее туристов после ранения товарищей, не напомнило осажденным, почему их преследуют лоси, но помогло обратить стадо в бегство. Если бы молодые люди не гнали факелами животных с нездешней решимостью, то три месяца спустя следователь Иванов не принял бы следы огня на обожженных пихтах на опушке за свидетельство применения неслыханного оружия внеземным разумом65. Следователь мог объяснить ожоги на ветвях и стволах деревьев только злым умыслом, прибывшим с небес. Но стоит ли теперь упрекать следователя в том, что на просторах владений Ивдельлага с наступлением «космического века» его воображение категорически отказывалось оставаться приземленным? Разве не поэтому даже следы лосей, сохранившиеся в лесу во множестве, по свидетельству Григорьева, лишь «сбивали с толку»? Наедине с обгоревшими вещами, со следами парнокопытных, разбросанными ветками из костра и ожогами на деревьях спасателям было легче поверить в фантасмагорию конфликта с другими мирами, чем представить битву со жвачной скотиной. А без успеха отчаянной попытки выгнать стадо факелами из леса, у путешественников просто не было возможности перенести раненых и спрятать их на случай возвращения животных в мелком овраге по руслу замерзшего ручья. Когда стадо скрылось из виду, Коля Тибо-Бриньель вряд ли мог быть в сознании. Увечья Золотарева сами убеждают, что он тоже лишился бы чувств от боли при любой попытке его приподнять. Чтобы не принести лишнего вреда раненым, их скорее всего переместили в овраг волоком на оставшихся стволах пихт. В плоской связке, перехваченные ремнем с одного конца, пихты могли послужить подобием волокуши и даже санитарными носилками. Иначе за ними следом не оставалась бы дорожка хвои, которая потом привела шамана Курикова к последнему приюту туристов. Вряд ли тех стволов было достаточно, чтобы на них поместить в овраге обоих раненых. Поэтому площадку, вытоптанную в снегу на дне оврага, настелили макушками пихт, нарезанными поблизости. Стоит ли сомневаться, что оставлять беспомощных одних в лесу на волю случая никто не мог и подумать? Разлучаться было смертельно опасно для всех. Но чем человек отличался бы от другой живой твари, если бы не знал эстетическим чутьем, когда рациональность неуместна? В этом овраге сознание товарищеского долга было предпочтительней любой самой спасительной целесообразности. В их распоряжении было все необходимое, чтобы ночевать в нодьях под тлеющими пихтами и хранить тепло нагретыми в костре камнями, как было уже не раз. Но из гибельного решения разделиться ради раненых видно, что вкус к человеческому достоинству им не изменял. Не зря ведь они расставались, когда спасительным было держаться вместе. Разве не очевидно, что все еще боеспособные тезки Дорошенко и Кривонищенко остались у костра не ради тепла, а на случай возвращения стада, чтобы принять на себя гнев искалеченных животных? Разве не понятно, что хромота Саши Колеватова и юность Люды Дубининой определили, кому оставаться опекать раненых в укромном месте? Остальным не было нужды подниматься к палатке втроем, чтобы спустить в долину вещи для четверых. Из этого можно предположить, что они возвращались к покинутой стоянке с намерением отправить гонца за помощью, не дожидаясь утра. Пока Дятлов все еще руководил экспедицией, пропадающей уже на глазах, роль гонца могла достаться Слободину, Колмогоровой или обоим. Но никакой стандартный аварийный план66 не мог заранее предусмотреть, как следует поступить, чтобы добраться хоть до одной пары лыж. Оставалось бы только ломать голову, как в снежной толще возможно было бы вырыть голыми руками глубокое убежище или пещеру. Но приходится учитывать, что дорожка хвойных иголок, которая привела спасателей к настилу, уходила в овраге под снег на всю его глубину. А это значит, что туристы использовали для убежища рельеф ложбины по тальвегу ручья, и снег, сдутый со склона горы за два ветреных весенних месяца, заполнил овраг лишь потом. Положение тела Дубининой на уступе русла подтверждает это лишний раз. Предпочтение, отданное пихтам вместо кедрового лапника, можно понять как дальнейшее намерение ночевать в тепле нодьи. Их представления об устройстве убежища в снегу известны из записей Дятлова 1957-го года. «Мансийская “нодья” удобна для ночёвки одному: в снегу роется яма, над ней чуть выше уровня снега на рогульках две свежее срубленные ели, толщиной 5-6 см., одна на другую. Смежные части нащиплены топором, куда вставляется береста и поджигается. Стволы не горят, а шают, давая жар. Этого хватает на всю ночь»67. Разве коллекция поврежденных вещей не могла бы пригодиться в овраге для заворачивания нагретых камней? Разве березовые прутья, тряпки и разбросанные на поверхности настила тонкие стволы исключают, что раненых могли прикрыть ветками, тряпьем и снегом для тепла и незаметности? Но несомненно лишь только то, что обоих тепло одели товарищи. Если Тибо был в чужих валенках и куртке, а его собственная ковбойка была найдена у кедра68, тогда бесспорно, что его сообща одевали у костра. Шапочка и куртка Дубининой, найденные на Золотареве, подтверждают, что Люда справлялась со своими нежданными санитарными обязанностями трогательно и самоотверженно. При всей своей девичьей хрупкости сама она явно обходилась без посторонней помощи. Даже когда смерть приблизилась и застала ее врасплох, помощи ей не потребовалось. Ранение сердца не оставило ей больше минут жизни, чем можно пересчитать по пальцам. И тогда ее уже нельзя было ни поднять, ни переместить, не лишив попутно последних минут жизни. Газета, драгоценная в таежной ночи, лишние часы на руке и бесполезный фотоаппарат на шее – убеждают, что укрытие для раненых казалось отправляющимся в неизвестность к палатке самым безопасным местом для хранения ценностей в долине Лозьвы. Улики не позволяют заблуждаться о том, откуда и куда направлялась спасательная экспедиция. Мох и хвоя на одежде свидетельствуют, что Колмогорова уже побывала на кедре и в пихтарнике. Сморщенная от влаги кожа на подошвах ног Слободина подсказывает, что он предварительно занимался костром, стоя разутый на тающем снегу. Поперечные порезы по краю средних фаланг мизинца и указательного пальца на левой ладони Дятлова напоминают, что нельзя срезать пихту ножом, не сгибая ствол левой рукой рядом с лезвием. Ни у кого не могло быть причины исключить вероятность столкновения со стадом при подъеме по склону. Экспедиция к палатке могла быть рассчитана лишь на удачу и на медлительность животных на насте, уже проверенную при спуске в распадок. Но с тех пор у животных, вооруженных только копытами, от огня должны были пострадать хотя бы ноги. Вряд ли путешественники заранее предполагали, что искалеченный лось на обожженных ногах уже не грациозный иноходец, а натуральное чудовище. ССЫЛКИ: 54) «Охота на лося гораздо опаснее, чем охота на медведя, и несчастных случаев бывает на ней гораздо более, хотя охотник легко может спастись от ярости зверя, влезши на дерево. Однако ему приходится иногда сидеть здесь очень долго в ожидании выручки, так как лось несколько часов, иногда чуть ли не целые сутки, держит охотника в осадном положении». Л. Сабанеев, Лось и его добывание в Пермской Губернии. "Заря", 1871, т. III, № 12, с. 70-99. 55) i]His majesty the moose, by Parker Syms MD, Outing, pp157-164, Vol 31, 1897 56) «...оставленные … замерзая наверное надели-бы на себя всё, что имели бы возможность» УД Лист 274. 57) «Рассказывают, что в нескольких метрах у костра находится сухое дерево, а под ним валежник, который не был использован » УД Листы 274. Допрос свидетеля Кривонищенко А. К. 58) http://fotki.yandex.ru/users/hibinafiles/view/596510?page=0 http://fotki.yandex.ru/users/hibinafiles/view/596511?page=0 59) «...в 50 мтр юго западней кедра на месте рубленого ельника... » Радиограмма от 05.05.1959 60) «Лось способен различить шорох суконного рукава куртки о ствол дерева за добрую сотню метров.»Таежные истории. И. Кудрявцев. http://www.proza.ru/2002/12/19-142 61)‎ См. УД Листы 352-354 Акт исследования трупа Тибо-Бриньоль Н.В.; 349-351 Акт исследования трупа Золотарева А.А 62) «...лосиха... поднялась на задние ноги, уперлась грудью в ствол дерева и начала бить передними ногами, стараясь задеть обидчика» Н. Соколов. Когда опасен лось. "Охота и охотничье хозяйство" № 07, 1983. «При нападении они обороняются сильным ударом ногой вперед.Этим приемом лосю удается убивать наповал волка и отгонять медведя. При этом он старается занять удобную позицию, прислонившись задом к стволу дерева» http://naturall.ru/node/22?page=0,1 63) «...лось, огромный, как бык, в отчаянии встает на дыбы и над охотниками заносит копыта ... » Уолт Уитман Листья Травы. Наша старая листва. Our old feuillage 1860. 64) «...спереди к сохатому никогда не следует подходить близко...» Л. Сабанеев, Лось и его добывание в Пермской Губернии. "Заря", 1871, т. III, № 12, с. 70-99. 65) «Если раньше я считал, что шар взорвался, выделив совершенно не известную нам, но радиоактивную энергию, то теперь я считаю, что действие энергии из шара было избирательным... » Л. Н. Иванов, Тайна огненых шаров, газета "Ленинский путь", г. Кустанай, 22 и 24 ноября 1990 г. http://taina.li/forum/index.php?topic=66.msg917#msg917 66) «…было условлено, что в случае вынужденного прекращения движения по маршруту… группа вернется по своей лыжне …Численность группы была достаточной, чтобы в случае аварии… отправить вперед группу для скорейшего оказания помощи» УД Листы 295-296. Допрос свидетеля Масленникова. 67) Дневник похода Дятлова 1957 г . Советы путушественникам. http://www.proza.ru/2012/05/03/1477 68) «Тибо уходил в серых валенках ,которых нет» УД лист 248. Протокол опознания вещей № 9. «Предположительно Н.Тибо-Бриньоль принадлежат следующие вещи...ковбойка в клетку (обнаружена у костра – один рукав вывернут), штормовка...валенки черные... » УД лист 14. Протокол осмотра вещей на месте происшествия.

Сергей Батоврин: Иллюстрация 12. Лось, проверяющий автомобиль на прочность. ГЛАВА 5 Жертвы стадного гнева нашлись спустя месяц раскиданными по склону. Но они не могли бы оказаться на одной прямой линии по пути к своей цели, если бы направлялись к палатке по одиночке в разное время. Тем более никто из них не мог бы держаться прямого маршрута к брошеной стоянке, если бы в пути им препятствовала погода, отсутствие видимости и ориентира. Они погибли в поле зрения друг друга. Но тех, кто рисковал на склоне головой ради товарищей, могли разлучить только лучшие намерения. Угроза гибели не заставила бы их бросить своего спутника. Поэтому и последовательность событий напрашивается неочевидная. Экспедиция к палатке не могла идти по своим следам, иначе взяла бы вправо по направлению к фонарю на каменной гряде69. Но разве его свет по правое плечо не мог служить ориентиром на подъеме? Вероятно, лоси появились там, где раньше скрылись из виду - на северной опушке березняка. Можно смело утверждать, что на этот раз лоси сами рассеялись в распадке, где их недавно оставили в покое, и приближались размашистыми скачками, словно пьянные на заплетающихся ногах. Ведь не зря же Сабанеев предупреждает, что раненый лось «если убегает, то скоро возвращается» и не напрасно сообщает, что «лось бежит вскачь только когда ранен или очень устает». Возможно, животных заметили не сразу и стадо успело отрезать обратный путь к стоянке у кедра. Очевидно лишь, что если бы животные настигли всех еще там, где был найден Дятлов, то жертвы нашлись бы вместе. Можно предположить, что скорее путешественники заметили преследование на полпути к месту гибели Слободина.Трудно представить, чтобы на случай обороны у них не было с собою кедрового лапника для факелов. Угольки и зола отчетливо видны на фотографии, сделанной при откапывании тела Дятлова из под снега. Но надолго ли хватило бы лапника? Для друзей, которые, несомненно, держались бы вместе до последнего вздоха, гибель на одном маршруте по одиночке была бы объяснимой лишь в том случае, если они невольно разминулись, защищая друг друга. Похоже, что Дятлов ринулся навстречу опасности вниз по склону, пытаясь задержать животных и увлечь их за собою в лес. Он вряд ли мог надеяться достичь опушки, влезть на березу и уцелеть. Ведь уже каждый должен был убедиться, что нет березового ствола, которого бы лось в ярости не сумел бы сломать, подминая себе под грудь. Но неизвестно, каким словом Дятлов мог остановить товарищей, чтобы они не последовали за ним навстречу стаду. Место его гибели позади островка кустарниковых берез свидетельствует о том, что смерть настигла его, когда он уже не поднимался и не спускался по склону, а отступал спиною к порослям. Похоже, что шапка исчезла с его головы по той же причине, по которой подобные мелочи были найдены у кедра обгоревшими. Странности с пропажей одежды вынуждают предположить, что жертвы жгли свои мелкие вещи вместо топлива факелов, когда прогорал кедровый лапник. Неслучайно же на ногах Слободина было четыре пары носков, а один неприкаянный оставался в кармане необъяснимо для разутого на морозе. Судя по тому, что Дятлова нашли в последних носках, а пальцы на ногах не были отморожены, похоже, что это он на прощание сунул в руку Слободину лишний носок, словно оружие, и сам еще успел снять и сжечь не одну пару на опушке. Для тех, кому времени в жизни оставалось только чтобы защищать друзей огнем от животных на голом склоне горы, в этом не было ни доли вселенской нелепости, ни странности бытия. У подножия Холат-Сяхыл в тот вечер не было никакой манихейской битвы добра со злом. Просто среди людей и лосей, каждый надеялся дожить до утра и по-своему понимал, что этому мешает. Молодые люди вряд ли даже успели заметить, как могло случиться, чтобы само чудо их земного существования стало вдруг зависеть от доброй воли четвероногих едоков березовых веток. На голом склоне горы путешественникам просто некуда было от них деться. А когда лось выбивается из сил или испытывает изнуряющую боль, он сбивает противника с ног и давит своим весом, перекатываясь по жертве. По словам счастливой жертвы, лишь случайно избежавшей гибели, лось не утруждает себя, если с трудом держится на ногах. «Едва я за дверью обернулась, как встретилась с глазами лося. Он тут же поднялся на дыбы и опрокинулся... Его правое копыто опустилось мне на плечо, а левое обрушилось на бедро. Лось наступил на меня пару раз, затем повалился сверху и стал перекатываться с боку на бок через мою голову»70. Ее спасители, поясняют, что выручили на этот раз только удачные обстоятельства. «Она продолжала лежать, как перевернутая черепаха... Кости были целы, остались лишь синяки, ссадины и порванная штанина. Если бы у лося не была сломана нога, дело не обошлось бы больницей, а закончилось бы кладбищем». Дятлову и его спутникам никаких счастливых случайностей не досталось, и поэтому пустых домыслов о причинах их гибели хватило уже на полвека. Справедливости ради стоит заметить, что невнятные улики действительно могут сбивать с толку легче, чем лоси сбивали с ног Дятлова и его спутников. Например, парные полосы от скользящего по ногам конца копыта нетрудно принять за ссадины от тонкого наста. О том, что кровавые полосы на щиколотке или под коленом оставил лось, а не наст, говорят парность ссадин, ширина, глубина и сопутствующие порезы. Впрочем, наст никак не объясняет, почему ноги были целы у жертв, которые и так не держались бы на ногах от увечий, а ссадины остались на голенях тех, кто, судя по состоянию внутренних органов, был сбит с ног и задавлен. Предположения о каверзном насте могут вводить в заблуждение, но не способны объяснить, почему у Колмогоровой на том же маршруте не возникло на ногах таких следов, как у ее спутников Слободина и Дятлова, а вместо этого появилась ужасная полоса, сползающая с поясницы на живот, словно след утюга шириной с копыто лося. Но даже если никто из них не выжил, чтобы рассказать о смелости погибших, следы самоотверженного сопротивления можно прочесть71. И поэтому можно предположить, что если бы Дятлов тогда не предпринял бы в одиночку ничего героического, то другого случая совершить что-либо мужественное ради спасения Зины Колмогоровой ему уже не представилось бы. Вероятно, он об этом жалел бы еще долго. Ведь втроем сообща они, скорее всего, отбились бы и уцелели. Отчетливые отпечатки копыта на щеке и на темени говорят о том, что никакие милости от природы не ожидали Дятлова на опушке. Сбитые полосами суставы пальцев свидетельствуют не о драке с неведомой твердолобой силой, а о том, что опрокинутый на снег Дятлов не жалел кулаков, пытаясь отстранить копыта, когда животное, как водится в таких случаях, старалось наступить ему на голову. Паралельные борозды на щеке напоминают, что копыто лося оснащено двумя угрожающими концами, которые сходятся, расходятся, а на лету даже гремят как кастаньеты. Равномерно поврежденное лицо и симметричные ссадины на выступающей поверхности скул и лба сообщают не о побоях, не о случайных ударах, а о том, как животное перекатывалось по своей жертве. Об этом же свидетельствует поврежденный нос, переносица и ссадины на веках. В возрасте Дятлова воображение могло допустить неотвратимость смерти только теоретически. Практически он продолжал сопротивляться даже когда решимость жить застыла на его лице окончательно. Напрасно ли Дятлов пожертвовал собою – пустой вопрос после того, как он погиб без сожаления, если судить по его посмертной фотографии. Лось очевидно еще долго грелся на его остывающем теле. Иначе руки Дятлова не успели бы закоченеть в той же позе, как он пытался столкнуть с груди навалившееся животное. Но во всей горячности самопожертвования Дятлова не было ничего от слепого жеста отчаяния погибающего человека. Чтобы понять его мотивы, достаточно вспомнить, где он принял свое последнее решение. На границе леса в рыхлом снегу, сдутом с горы, лоси могли быстро передвигаться по краю лощины даже на обожженных ногах, а на насте они в таком плачевном состояние оказались бы совершенно беспомощными. Выходит, что Дятлов пытался выиграть время, чтобы его спутники выбрались на наст. Жизнь оставшихся в лесу и поднимающихся по склону действительно зависела от того, сумеет ли он задержать стадо хоть на несколько минут. Откуда ему было знать, что пострадавшее животное чувству стадности больше не подчиняется? Если судить по тому, что спутникам Дятлова удалось беспрепятственно подняться в гору еще не более сотни метров, задержать внизу все стадо было уже невозможно. Пока мерцающий на опушке огонек горящих носков возможно еще только вступал в свой бескровный танец со смертью, кому-то из пьяных от боли животных не было дела до Дятлова и не потребовалось крыльев, чтобы за минуту-другую преодолеть вверх по склону расстояние до Слободина и Колмогоровой. Ну кто теперь разберет, оборонялась ли Зина вместе с Рустемом или несла дальше в гору их общее бремя ответственности за жизнь остальных? Целый литр кровянистой жидкости в плевральных полостях Слободина свидетельствует о том, что он расставался с жизнью дольше, чем Колмогорова преодолевала по склону полторы сотни метров до места своей гибели. Оторванный левый манжет свитера и расстегнутые сверху донизу две из трех ее пар брюк заставляют предположить, что защищаться Зине уже было нечем и оставалось жечь, только то, что на ней было одето. Тут ради ясности следует заметить, что обшлаг рукава, найденный под кедром, разительно отличался по цвету от ее свитера, а ее собственный исчез бесследно. Такие сумбурные детали сообщают в частности, что между девушкой и животным сохранялась некоторая безопасная дистанция. Иначе лицом к лицу с нападающим лосем она не нашла бы времени ни оторвать манжет, ни зажечь его, ни попытаться снять брюки в готовности пустить их на факелы. Подобная последовательность событий могла бы возникнуть в том случае, если бы Слободину удалось временно обратить в бегство одного парнокопытного противника, прежде чем он сам стал жертвой другого. Но судя по тому, что сжигать одежду ему не пришлось, он не долго продержался на ногах. На тыльной стороне его правого предплечья и на голени характерно пропечатались двойные следы обоих парных половинок опорного копыта лося. Если бы лось бил его уже лежащим на снегу, то трещиной в черепе дело не ограничилось бы. Трещина лобной кости рядом со стреловидным швом, спускающаяся к виску на шесть сантиметров, свидетельствует, что роковой удар пришелся Слободину сверху по касательной выше лба. Для этого он должен был, пригнувшись, словно бык, направиться прямо навстречу поднявшемуся на дыбы животному. «Два участка с отсутствием эпидермиса 2,5 х 3 см и 3,5 х 1,5 см», напоминают о парнокопытности противника. А положение этих парных ссадин на тыльной поверхности нижней трети правого предплечья, подсказывает, что правая рука Слободина была вытянута навстречу падающему копыту сжатой ладонью вверх. Стоит ли сомневаться, что он приближался не с пустыми руками? Парные ссадины «2,5 х 1,5 см и 4,5 х 1,5 см на наружной поверхности нижней трети левой голени» вынуждают предположить, что от удара в голову Слободин не сразу рухнул, как подкошенный. О том, что в дальнейшем лось мог наступать ему на голову совершенно беспрепятственно, напоминают обширно разлитые кровоизлияния на обоих висках. Через месяц паталогоанатом заключил, что височно-теменные швы черепа разошлись посмертно от перепада температур. С этим трудно было бы не согласиться, если бы он еще объяснил, почему у восьми остальных в тех же условиях не произошло ничего подобного. Ссадины, расположенные на всех выступающих частях лица, напоминают о весе животного, которое перекатывалось по жертве. Разбитые кулаки говорят о том, как Слободин сопротивлялся голыми руками. Но об этом он сам уже не мог знать потому, что после безвозвратного удара в голову его фантазия должна была отделиться от сознания, словно выпавшее птичье перо, и понестись в дельту впадающего в действительность воображения. Само спокойствие, сохранившееся на его лице после смерти, свидетельствует, что его последний путь был не близким, но ничего скверного на этом пути он уже не мог даже представить. Как теперь знать, зачем Колмогорова продолжала подниматься по склону, когда между ее многообещающей жизнью и несвоевременной смертью в сумраке болталось только лишь пламя намотанного на ветку горящего манжета? Если бы Зину вело чувство страха, она не стала бы тратить силы на подъем в гору. Чтобы спастись от преследования, она уходила бы от опасности по траверсу. Когда внизу на опушке погас огонек, мечащийся в руках Дятлова, а в образовавшейся тишине нельзя было больше различить признаков жизни Слободина, Зина не сумела бы продолжать восхождение по инерции. Ее могла гнать вверх по склону только ясность чувств. Нетрудно догадаться, что на этот раз вместо чувства ревности ее преследовал лось, а вместо дискуссии о любви ее направляло в гору летучее чувство материнства, обращенное ко всем, кого она уже не успевала спасти. «Осаднение кожи яркокрасного цвета в виде полосы размером 29 х 6 см», прочерченной по девичей спине, разъясняет, отчего ее ноги остались невредимы. Ведь после такого удара валить с ног уже не понадобилось бы никого. Если руки девушки все же оказались целы, то эта жуткая полоса, которая протянулась от поясницы до правой половины живота, свидетельствует не только о скользящем ударе копытом в бок. Благополучное состояние встречной руки указывает, что удар в поясницу развернул и опрокинул Колмогорову на снег, когда она смотрела вперед, а ее правая рука была отведена назад и высоко поднята. Стоит ли напоминать, что в этот вечер в подобной позе Зина сумела бы разве что только бежать не оборачиваясь с факелом за спиною, развернув его огнем в сторону опасности приближающейся позади? Но далеко ли убежишь вверх по снежному склону? Она не могла не понимать, что состязание в беге в гору для нее проигрышно, и уже одно это подсказывает ее намерения. Верояно, Зина просто уводила лося за собою на наст, подальше от беспомощно распластанного на снегу Слободина. Следы насилия на лице Колмогоровой можно перечислять даже по заключению о смерти Дятлова или Слободина. Кровь на отечных губах. Ссадины на кончике и спинке носа, на веках, на вершинах скул и лба одинаково располагаются по рельефу лиц. Ведь не случайно легкомысленный Джек Лондон сообщает в своих сочинениях из опыта волчей стаи, что «лось подминал их под себя, катаясь по снегу»72. По той же причине и у спутников Дятлова кожа на лицах содрана на выступающих поверхностях так, словно по ним небрежно провели плохо гнущимся листом наждачной бумаги. Повторимое не раз расположение ссадин нельзя объяснить ударами. Закономерное распределение легких повреждений кожи по рельефу лица исключает их происхождение в драке. Эти ссадины напоминают о весе противника и силе трения туши животного, которое предсказуемо перекатывалось по своей жертве. Возможно, все вышло бы иначе, если бы Колмогоровой хватило чуть больше времени и топлива для факелов. Если судить по фотографии тела на снегу, ее последней заботой на пути по склону вероятно были расстегнутые брюки. Ведь не нужно обладать пространственным воображением художника, чтобы предположить, что таким образом в них нельзя было пройти далеко. Похоже, что она пыталась поступить с ними так же, как обошлась с манжетом свитера. Но ни снять их, ни порвать на тряпки она, очевидно, не успевала. Судя по тому, как остался вывернут ее правый карман, на последних метрах своего пути она извлекала из него левой рукой нечто необходимое. Но пока лось не сбил ее с ног, она несомненно должна была нуждаться в чем-то огнеопасном. Мха, приставшего к одежде вокруг кармана вывернутого наружу, осталось слишком много, чтобы усомниться в его назначение. И вряд ли расческа, торчащая из кармана, понадобилась Зине в трудную минуту, чтобы расчесать волосы. Джеку Лондону, возможно, было бы виднее, но похоже, что лишить жизни волка лосю удалось бы куда проще. Судя по числу мелких ссадин на припухшей стороне лица и по отсутствию признаков ударов, нетрудно догадаться, что животному долго не удавалось задавить Колмогорову. Ее кисти рук, разбитые на тыльной стороне, словно плетью, свидетельствуют, что полузадушенная девушка билась со смертью, как бешеная кошка, и не прекращала цепляться за жизнь, за дыхание и за гаснущее сознание даже в самом гиблом положении под катящимся монолитом туши противника. Вероятно, животное потеряло к Зине интерес, когда она еще была жива. Если судить по ее посмертной позе, похоже, что она еще раз очнулась и пыталась искать направление к палатке. Но в темноте, лежа щекою на теплом от крови снегу, она могла бы найти разве что ответ на вопрос, который себе вряд ли задавала. Если жизнь - временное явление, а смерть – лишь только ее конец, что может быть недолговечнее смерти? Спустя месяц судебно-медицинская экспертиза вынесла заключение, что жертвы, найденные на склоне Холат-Сяхыл, погибли от холода. Однако перечисленные в казенной бумаге признаки воздействия холода на организм, ни вместе, ни по отдельности не принадлежат к однозначным свидетельствам гибели от переохлаждения73. Те же самые подробности патоморфологических данных с неменьшим успехом могут указывать и на другие причины смерти. К слову сказать, полнокровие внутренних органов, отек легких и мозговых оболочек, на которые ссылался паталогоанатом, могут сообщать о кислородном голодании, но вовсе не о переохлаждении74. И все же из всей картины патоморфологии заключение экспертизы приняло к сведению лишь ненадежные признаки переохлаждения. Экспертиза не объяснила, отчего у погибших на склоне в легочных альвеолах произошло образование пенистой кровянистой жидкости. Экспертиза не ответила, почему у Слободина в плевральной полости литр транссудата и такой же, как у его спутников, перикардит - избыток жидкости в околосердечной сумке, словно из сердца, как из лимона, выжали сок. Паталогоанатом не стал останавливаться на неопровержимых, но малообъяснимых признаках развития удушья, а выбрал для заключения только предположительные, но легко понятные симптомы переохлаждения. Впрочем, где и когда поиск истины занимал бы служивого чиновника больше, чем интересы службы? Хотя из трех разутых туристов ни один не отморозил пальцы на ногах, обморожения кончиков пальцев рук были предложены как признак смерти от холода. Аргументы паталогоанатома в пользу гибели от переохлаждения до сих пор весьма убедительны для несведущих, имеют хождение в популярном чтиве, но остаются не в ладах с нормами диагностики. Медицинская литература сообщает, что при переохлаждении мозга, «как правило, отмечаем отсутствие отёка»75. Публикации объясняют почему. «Известно, что при переохлаждении организма до 25-ти градусов объём мозга уменьшается на 4,1 %, вследствие чего внутричерепное пространство, не занятое мозгом, увеличивается более чем на 30% , т.е. не имеет места отёк головного мозга. Отсутствие отёка головного мозга в случаях смерти от переохлаждения, подтверждается... исследованиями»76. (Н.Д. Асмолова, М.С. Ривенсон. 2007). Осьминкин В.А. и другие специалисты по морфологическим изменениям ткани лёгких указывают на отсутствие отека легких при смерти от переохлаждения77. Их коллеги утверждают, что «полнокровие внутренних органов встречается при многих видах быстро наступившей смерти, поэтому его диагностическое значение невелико»78. Исследователи уверяют, что «пятна Вишневского лишь подтверждают процесс переохлаждения, но не подтверждают смерть от переохлаждения»79. И только старинные медицинские справочники все еще остаются источниками сведений о значении количества мочи для определения гибели от низкой температуры. Впрочем, даже в ХIX веке выводы подобного заключения о смерти были бы поставлены под сомнение. «Говорилось у нас в одном медицинском журнале, будто бы при замерзании череп трескается в разных направлениях. Но искусственно этого сделать нам не удалось, и потому это утверждение сомнительно»80 – сообщает запись лекции ординарного профессора Военно-Медицинской Академии Я. А. Чистовича в 1869 г. В распоряжении судебно-медицинской экспертизы по делу о гибели туристов группы Дятлова в 1959 г. не нашлось ни одного надежного признака смерти от холода. И все же на самые сомнительные симптомы переохлаждения следствию было сослаться проще, чем объяснить несомненные признаки насилия и удушья. Свидетельства удушья далеко искать не нужно. Патоморфологические особенности, обнаруженные у жертв, погибших на склоне Холат-Сяхыл, указывают на смертоносную нехватку кислорода. Весь перечень физического ущерба у погибших туристов группы Дятлова заведомо описан М.И. Касьяновым еще в 1954-м году. В его руководстве по судебно-медицинской гистологии, такая патоморфология характеризуется как признаки кислородного голодания81. Синюшность, носовые, легочные и желудочные кровотечения, полнокровие внутренних органов, покраснение слизистых оболочек, закупорка мелких сосудов, кровоизлияния на слизистой оболочке желудка - верные признаки развития гипоксии от остановки дыхания. И при этом, как правило, следует ожидать отёк легких и мозга. Степень выраженности внутриклеточного набухания характеризует отёк мозговых оболочек как цитотоксический. Он проявляется в избытке внутриклеточного давления и воды в результате недостатка поступления кислорода. Такая морфология указывает на скорое наступление смерти потому, что по мнению специалистов «степень выраженности отека мягких мозговых оболочек и темпы асфикции находятся в прямой зависимости»82 (А.И. Кузьмин, 1963). Накопление жидкости в сердечной сумке может сообщить о кислородном голодании совсем не меньше.Что мешало экспертизе учитывать всю патоморфологическую картину, а не извлекать из общего контекста отдельные подробности для сомнительного толкования в казенном заключении о смерти? О каких обстоятельствах гибели туристов может сообщить картина необъясненных наблюдений, сделанных при вскрытии? Обойденный молчанием гидроторакс - скопление кровянистой жидкости в плевральной полости - неопровержимо свидетельствует о печальном расстройстве кровообращения в легких и о катастрофическом нарушении дыхания. Такие разрушительные последствия следовало бы ожидать от сжатия живота и грудной клетки массивным животным, которое давит противника своим весом. Что при этом происходит с жертвой - несложно догадаться. Но можно прочесть и в медицинской литературе о том, как «форсированное сдавливание груди и живота сопровождается разрывом альвеол и выходом воздуха под висцеральную плевру» 83. Однако, для развития удушья достаточно сдавливания только грудной клетки. Ведь при нарушении респираторных движений дыхание затрудняется или прекращается. Впрочем, о чем еще свидельствуют необъясненные данные вскрытия? О том, что следом наступает кислородное голодание, не выделяется углекислый газ и в сосудах мозга нарушается гемодинамика. По мере того как слабеет сердечная деятельность, в сердечной сумке скапливается кровянистая жидкость. От застоя в малом круге кровообращения при сердечной недостаточности кровянистая жидкость скапливается в плевральной полости. Когда у жертвы начинает развиваться кома, угнетение функций мозга следует от верхних к нижним уровням центральной нервной системы. Но тогда, помимо данных, не поясненных в заключении о смерти, нужны ли еще свидетельства, что при одновременном сдавливании груди и живота смерть наступает относительно быстро? Если долго читать мнения публики о гибели Дятлова и его спутников, можно легко поверить, что вспенивание кровянистой жидкости в легких – обычное дело при замерзании туристов. Но в действительности в легких при переохлаждении организма можно ожидать лишь скопление слизи в бронхах и пузырение мокроты от спазматического кашля84. А то, что в медицинских толкованиях принято называть отмешиванием плазмы микроциркуляторного русла от форменных элементов крови – совсем другая история. И вспенивание кровянистой жидкости в легких никак не может быть вызвано воздействием холода. Подобное случается только при воздушной эмболии в редких случаях проникновения воздуха в кровеносное русло85. Но разве не это происходит при форсированном сдавливании грудной клетки и живота, которое сопровождается разрывом альвеол? Возникающий при таких жестоких обстоятельствах рефлекс может привести к остановке дыхания, а нарушение стенок альвеол — к проникновению пузырьков воздуха в кровь. От того, что лось склонен перекатываться по своему противнику неоднократно, вероятность возникновения воздушной эмболии обрушивается на жертву тоже не один раз. Поэтому стоит ли удивляться, если вспенивание кровянистой жидкости в легких предлагает прямое доказательство, что Дятлов и его спутники были задавлены, а холод мог только ускорить их гибель? ССЫЛКИ: 69) УД лист 79 -80: http://shot.qip.ru/003QAq-3047BhI/ http://pereval1959.forum24.ru/?1-9-0-00000111-000-20-0#011 Схема зондированния из дневника Масленникова: http://pereval1959.forum24.ru/?1-24-0-00000005-000-60-0#024 70) АP Wed. Mar. 20, 2013 http://www.azcentral.com/offbeat/free/20130320alsaka-moose-broken-leg-attacks-woman.html 71) УД Листы 120-126 (смэ по Дятлову И.А.); Листы 127-134 (смэ по Колмогоровой З.А.); Листы 95-103 (смэ по Слободину Р.В.) 72) Дж. Лондон, Белый Клык, ч. 2, гл. 1 73) Эйгорн Л.Г. Патологическая физиология и патологическая анатомия. - М.: Медицина, 1966 г. 74) Осьминкин В.А. Судебно-медицинская оценка патоморфологии адаптационных процессов в дыхательной системе при действии низких температур. Москва, 1996. Витер В.И., Асмолова Н.Д., Толстолуцкий В.Ю. Механизм умирания и непосредственная причина смерти при переохлаждении. «Современные вопросы судебной медицины и экспертной практики» . - Ижевск-Москва, 1993. 75) Горизонтов П.Д., Сиротинин Н.Н. Патологическая физиология экстремальных состояний. Разделы: Холодовая травма. Гипотермия - Арьев Т.Я., Саков Б.А. Шигеев В.Б., Шигеев С.В., Колударова Е.М. Холодовая смерть. - М., 2004 г. 76) Н.Д. Асмолова, М.С. Ривенсон Патоморфология переохлаждения организма и смерти от переохлаждения ГУ Бюро судебно-медицинской экспертизы МЗ Московской области 2007 http://histology.sudmed.ru/patomorfologiya-pereokhlazhdeniya-organizma-i-smerti-ot-pereokhlazhdeniya.html 77) Осьминкин В.А. Судебно-медицинская оценка патоморфологии адаптационных процессов в дыхательной системе при действии низких температур. Москва, 1996. Пиголкин Ю.И., Богомолова И.Н., Богомолов Д.В. Алгоритм судебно- гистологического исследования. Витер В.И., Толстолуцкий В.Ю. Влияние температуры на процессы в объектах судебно-медицинских исследований. Ижевск - Москва, 1993г. 78) http://www.distanz.ru/videoLecture/2576/ 79) http://histology.sudmed.ru/patomorfologiya-pereokhlazhdeniya-organizma-i-smerti-ot-pereokhlazhdeniya.html Плющева Т.В. О судебно-медицинском значении пятен Вишневского в диагностике смерти от переохлаждения. Сборник общества судебных медиков. 80) http://www.sudmed-nsmu.narod.ru/metod/chistfull2.html 81) М.И. Касьянова «Очерки судебномедицинской гистологии», Медгиз, 1954. 82) Кузьмин, А. И. К вопросу о субэндокардиальных кровоизлияниях при механической асфиксии / А. И. Кузьмин // Труды судебно-медицинских экспертов Украины,- Киев, 1963. С. 66-70. 83) http://www.medical-enc.ru/sudmed/compression-asphyxia.shtml Семенов Г. Г. Диагностическое значений признаков нарушения гемодинамики при некоторых видах механической асфиксии. 201 http://www.dissercat.com/content/diagnosticheskoe-znachenii-priznakov-narusheniya-gemodinamiki-pri- nekotorykh-vidakh-mekhanic#ixzz2u2w6pwpH 84) Майстрах В.Е. Патологическая физиология охлаждения человека. - Ленинград: Медицина, 1975. 85) http://www.sydmedexpert.ru/Data/des152.php Berglund E., Josephson S. Pulmonary air embolism: Physiological aspects // Thorax. 1969.Vol. 24. Р. 509. Brechner V.L., Bethune W.M., Recent advances in monitoring pulmonary air embolism // Anesth. Analg. 1971. V. 50. Р. 255.

Сергей Батоврин: Иллюстрация 13. Встреча с лосёнком. ГЛАВА 6 О гибели тёзок, Кривонищенко и Дорошенко, известно не меньше мифологических подробностей, чем о рождении первых обитателей Фив из добытых в бою зубов дракона, посеянных Кадмом по совету Афины. Невероятные обстоятельства гибели туристов от холода у костра множатся год от года, но берут свое начало из давних предположений следователя Иванова, который сам не верил своим словам и в душе никогда не сомневался, что группу Дятлова погубили коллизии с внеземным летательным аппаратом86. Рассказывают, что Дорошенко и Кривонищенко, словно невменяемые, лезли перед смертью на кедр с нечеловеческим рвением потому, что на стволе и месяц спустя все еще возможно было разглядеть следы крови с кусками мяса. Но если не брать в счет два мелких повреждения кожи на пальцах у Кривонищенко, ладони обреченных были целы. И никаких рванных ран, которые могли бы оставить жуткие следы на стволе, не было обнаружено ни у тезок, ни у других жертв. Говорят, что Кривонищенко упал с дерева, потому что под его телом нашли сук, переломленный в нескольких местах. Однако никаких телесных повреждений, которые отражали бы разрушительное падение на толстую ветвь, у Кривонищенко не обнаружилось. Уверяют, что подоспевшие друзья хладнокровно срезали одежду с замерзших товарищей, потому как на внутренней стороне обоих плечь у Дорошенко обнаружились порезы. Но такой же в точности порез, расположенный таким же образом поверх синяков по соседству с парными ссадинами, был и на ноге Дятлова, который оставался одетым. Сообщают, что поврежденые кальсоны на телах и найденные в овраге вещи жертв не оставляют сомнений, что покойных ради собственного спасения от холода раздели погибающие товарищи. Но кальсоны не были порезаны, а были порваны вклочья. Да и сами вещи, собранные в овраге, оказались бесполезными тряпками, тогда как целая рубашка Тибо-Бриньеля не нашла себе применения и осталась лежать без дела под кедром. Служебная фантазия следователя, предложившая публике фантасмагорию о бессмысленном мародерстве, звучала убедительно, но скромно обошла вниманием вопиющее несоответствие улик. Ведь между повреждениями ткани на исподнем и на верхней одежде на самом деле не было ничего общего. Как иначе понимать, если брюки нашлись аккуратно разделёнными ножом на две штанины, но кальсоны не были порезаны вовсе, а были вдрызг разорваны? Более того, по всей длине исподнего из ткани были клочьями вырваны лоскуты? 87 Что прикажете думать, если кальсоны сгорели спереди до колена, чему соответствует ожог на голени, а лыжные брюки оказались едва обожжены и только сзади, где ожога на ноге вовсе не было? 88 Тут и рассуждать, впрочем, не о чем. Разрывы ткани и прожженные дыры сообщают о различных событиях разных времен после раздевания. Разорванные в клочья остатки кальсон наглядно свидетельствуют, что их владелец расстался с одеждой вполне по собственной воле, а затем только перетерпел злоключения, которые превратили исподнее в лохмотья. Нет никаких оснований думать, что Дорошенко и Кривонищенко покинули палатку одетыми легче остальных. Однако о том, как туристы делились всем, чем располагали, перераспределяли одежду и вынуждены были ее жечь по мере необходимости, говорят вещественные улики. Поэтому можно предположить, что оставшиеся поддерживать огонь заранее раздали часть своей одежды тем, кто по их разумению нуждался в тепле больше. Как бы там ни было, найденный под кедром манжет исчезнувшего свитера свидетельствует, что вскоре им пришлось жечь уже то немногое, что оставалось одетым на них. А сама нужда жечь вещи могла возникнуть только, когда запасы кедрового лапника для факелов уже совсем иссякли. Все сопутствующие обстоятельства: различия в месторасположении, физических возможностях и одеянии - указывают на то, что целью хранителей огня было вовсе не поддержание тепла, а защита беспомощных товарищей. Дорошенко и Кривонищенко поддерживали огонь только для того, чтобы в случае возвращения стада отвлечь животных и не допустить к оврагу, где в русле замерзшего ручья были спрятаны раненые. Если судить по тому, что лапника они успели заготовить, похоже, немного, ждать нападения им пришлось недолго. Защитникам стоянки ничто не мешало увидеть на склоне огонь и спешить на помощь. Животным, потерявшим чувство стадности, ничто не препятствовало возвращаться к костру по одиночке. Кто теперь разберет, где произошла встреча? Очевидно лишь, что поведение искалеченных лосей было уже непредсказуемым и для них самих. Туристам в лесу об этом заранее сообщали только жуткие звуки, рассеяные в темноте, словно комсомольские речевки кикиморы. Еще раньше, чем Дорошенко и Кривонищенко сумели бы подготовиться к обороне, они, должно быть, убедились, что раненые лоси редко уходят далеко. Уйти покалеченным животным трудно, а остаться при живом противнике страшно. Обычно лосям не нужны другие причины для вдохновения, когда они возвращаются убивать обидчика. Огонь не мог бы их смутить. А усиливающаяся боль от ожогов могла только нагнетать природную злопамятность. Где началось кровопролитие - неизвестно. Когда кончился кедровый лапник – неясно тоже. Но противоречие между несовместимыми следами огня на кальсонах и на брюках Кривонищенко говорит о двух самостоятельных эпизодах в стычке с животными. Вырванные из кальсон клочья ткани сообщают, как минимум, еще об одной истории. Очевидно, что сначала Кривонищенко разрезал свои лыжные брюки и пытался зажечь штанину, намотав ее на срезанный ствол пихты, найденный потом рядом. Не потому ли в его нагрудном кармане оказалась проволока, которой Золотарев чинил ботинки и шелковая тесьма, которой Люда Дубинина обшивала свое белье? Но отсыревшая возле костра ткань брюк должна была плохо гореть, и в пылу стычки легко затопталась бы в снег. Гаснущие по вертикали следы огня на ступне, на голени и на кальсонах подтверждают, что ожоги были получены только впоследствии, когда нога Кривонищенко стояла вертикально89 в пламени, и он уже успел раздеться. Возможно, он потерял равновесие от удара и упал на одно колено в снег. Похоже, что другой ногой он непроизвольно наступил на пылающий лапник, выбитый из рук. С чего бы иначе ему стоять на высоком пламени? Тонкие кальсоны, явно, вспыхнули, как занавеска, и успели выгореть до колена за те мгновения, застывшие во времени, словно в столбняке, прежде чем кто-то выручил его из-под копыт. Похоже, что Дорошенко сперва извёл на факелы собственный свитер и только затем вернулся к кедру, под которым от свитера так и остался лишь оторванный манжет. Ведь он был уже совсем раздет, когда пытался восполнить запасы лапника для факелов. Об этом свидетельствуют две круглые дыры на кальсонах: 22 х 33 см справа, 13 х 13 см слева и царапины скольжения на их месте - там, где он обхватывал ногами ствол, когда спешил вниз. Но разве только хранители огня преграждали путь животным? И брошенный ствол пихты, и отрезанная штанина Кривонищенко, обожженная слегка сзади, и потерянный с ноги Дубининой рукав ее собственной кофты, служивший ей вместо обуви - указывают место, поблизости от оврага, где опекуны раненых и хранители огня сообща держали оборону от рассеявшегося стада. Не там ли, пытаясь потушить кальсоны Кривонищенко, Люда прожгла тряпку, намотанную на ногу? Ее сильно прожженные и разорванные штаны дают понять, что, очевидно, нет. Скорее, множество следов огня на ее одежде осталось от того, что при столкновении с препятствием на бегу, с горящего кедрового лапника, словно огненый дождь, под ноги непременно стали бы осыпаться гроздья пылающей хвои. Не таким ли образом горящая ветвь в руке Саши Колеватова от удара легла ему на грудь, зажигая левый рукав? Очевидно только, что никто из них не искал ни спасения, ни смерти, и каждый негодными средствами пытался выручить остальных. Если судить по числу истраченных в этот вечер спичек, лоси тоже уже должны были быть еле живыми90. Если наломанный в спешке лапник остался не собран под кедром, значит, спуститься на землю было последним, что благополучно удалось Дорошенко в ускользающей жизни. Никаких следов падения с высоты на его теле не было. Но на дереве он не мог не привлечь внимания животных, которые на любом расстоянии понимают хруст веток и звук трения, напоминающий игру рогами по коре, как вызов соперника на поединок. А спуститься по стволу уже с огнем в руках Дорошенко тоже не мог. Вряд ли он не понимал, что только на дереве ничто не угрожает его жизни. Но жизнь его товарищей зависела от спасительного топлива для факелов. И он спустился за ним безоружным. Потому, что снег таял только у костра, Дорошенко был единственным в группе, кто отморозил пальцы на ногах. Имеет ли теперь значение, успел ли он зажечь факел, если шансов уцелеть в одиночку и вернуться к товарищам у него уже не было? «Осаднение кожи бледно-красного цвета пергаментной плотности размером 8 х 4 см на левой и 5 х 1,5 на правой голени» 91 объясняет, куда пришелся удар, опрокинувший его лицом в снег. Рядом с ним лежал сук, который мог бы переломиться в нескольких местах только под весом лося. Парные ссадины с порезами поверх синяков на внутренней поверхности обоих плеч подтверждают, что Дорошенко уже не раз до этого пытался дотянуться факелом до животного, а лось не раз пытался достать его копытом сквозь огонь. Колотая рана поверх кровоизлияния на предплечье напоминает о том, что копыта заканчиваются острыми концами. Волосы, обожженные на правой половине головы, не противоречат факелу в правой руке. Следы насилия не отличаются от увечий его задавленных спутников. Нет только ссадин на лице. Вероятно, он упал лицом в снег. Не исключено, что именно по этой причине признаки компрессионной асфикции и воздушной эмболии выражены у него более наглядно. Похоже, что в его легких отмешивание плазмы от форменных элементов крови развивалось скоротечно, если на терминальной стадии эмболии пенистая кровянистая жидкость пошла носом и горлом. Нужно ли другое доказательство, что Дорошенко задохнулся раньше, чем мог замерзнуть? Но прежде чем это произошло, он, вероятно, лишился сознания и уже вряд ли мог судить по себе, существует ли еще земное притяжение в долине Лозьвы или нет. На теле Кривонищенко тоже не было следов падения с высоты. Стоит ли сомневаться, что под ним лежал раздавленный лосем сук, которым защищался Дорошенко? Кривонищеко не мог погибнуть раньше уже хотя бы потому, что колено его прислоненной ноги покоилось поверх бедра мертвого товарища. Если тела тёзок нашлись рядом, это еще не означает, что они погибли вместе и одновременно. Скорее всего, Кривонищенко был задавлен, когда застал Дорошенко уже без памяти на снегу. Но мог ли он оказать помощь задыхающемуся? Судя по уликам на подступах к оврагу, на одежде и на теле, Кривонищенко вел себя так, словно был уверен, что его собственное живое тело ему уже больше не понадобится92. Обугленные среднии фаланги большого и указательного пальцев подтверждают, что он не разжимал правый кулак и не выпускал из рук пылающий предмет. Смотрящая вверх бахрома свидетельствует на линии отрыва, что когда другого топлива для факела не осталось, он вырывал клочья ткани из кальсон там, где на ходу дотягивался рукой чуть выше колена. «Бурокрасные» ссадины «пергаметной плотности» на ягодице и левом бедре «со сползающим эпидермисом на участке 10 х 3 см, 6 х 2 см и 4 х 5 см» вынуждают предположить, что он уводил за собой копытного противника. Если бы животные оставались в пятнадцати шагах на подступах к оврагу, никто бы не пытался перенести раненых в другое безопасное место. Похоже, что избитый, обожженный и раздетый Кривонищенко увел за собой остаток стада от оврага в лес и, вероятно, оторвавшись чудом от преследования, вернулся к кедру за лапником и за пропавшим Дорошенко. «Ссадины бледно-красного цвета размером 7 на 2 см», которые предсказуемо располагались «на правой боковой поверхности грудной клетки на уровне подмышечной впадины», свидетельствуют о том, что под кедром он не только защищался горящим лапником, но все еще был достаточно изворотлив, чтобы копыто не проломило ему грудь. Парные ссадины «у реберного края правого подреберья» подтверждают, что до него было трудно дотянуться сквозь пламя в правой руке. «Разлитое кровоизлияние с пропитыванием правой височной мышцы» подсказывает, куда пришелся злополучный удар, уложивший его на снег рядом с Дорошенко. Кривонищенко, очевидно, защищал товарища огнем, когда защищать уже, вероятно, было некого. Остальные следы насилия на его теле и разрушения внутри повторяют повреждения, обнаруженные у задавленных на склоне. Поэтому можно предположить, что Кривонищенко все еще отчаяно сопротивлялся и задохнулся не так скоро, как его тезка. Когда лось потерял к нему интерес, он, вероятно, оставался при гаснущем сознании еще достаточно долго, чтобы подвинуться к мертвому товарищу и кусать свою руку от боли и беспомощности перед неминуемо наступающим удушьем. Его мать, по словам Карелина, спрашивала на поминках у спасателей, погиб ли ее сын, как настоящий мужчина. Никто из присутствующих не сомневался. Но и никто не догадывался как именно. А он по всем признакам погиб, как гладиатор, которому достался выбор между жизнью и человеческим достоинством. Когда животные скрылись из виду, в сумраке на дымных подступах к промороженным пазухам оврага, ни Сашу Колеватова, ни Люду Дубинину не нужно было, очевидно, убеждать, что раненых необходимо немедленно переместить. Защитники оврага вряд ли догадывались, что раненым ничто не угрожает хотя бы потому, что лось не станет топтать человека, который не подает явных признаков жизни. Но удача, позволившая Кривонищенко дойти до кедра, вероятно, ограничилась тем, что лоси, получившие отпор, пошли вразнобой выписывать круги по лесу. И кто-то из них, очевидно, вернулся к оврагу. Предположение, что на настиле тряпьем обозначены места, где сидели жертвы, противоречит состоянию раненых, которые сидеть не могли. Вряд ли вещи могли остаться лежать без дела лишь потому, что их владельцы спешили. Если ими не воспользовались для тепла мерзнущие в овраге, можно предположить, что они предназначались для других. Сомнительно, чтобы Колеватов изначально обходился одной парой холодных брезентовых брюк. Похоже, что прежде чем покинуть настил, Колеватов и Дубинина сняли с себя вещи и оставили их для Дорошенко и Кривонищенко. Кто мог знать, что обратно уже никто не вернется? Если раненые были в сознании, это вряд ли облегчило их участь. Легко представить, что они сумели бы только невольно задержать эвакуацию, теряя драгоценное время на уговоры оставить их на настиле и уходить в лес. Вероятно, раненых предполагалось перенести в соседний овраг. Судя по расположению найденных тел, словно в ответ на ускользающее чувство реальности, Колеватов был вынужден подниматься по склону оврага спиной вперед, обхватив Золотарева сзади под мышки. Дубинина, очевидно, едва держась за чувство действительности, с изумительной стойкостью тянула на себе КолюТибо-Бриньеля, перебросив его руку через плечо. Раненых, похоже, волокли из оврага так поспешно, словно на опушке их ожидал санитарный фургон, запряженный лошадьми, съедеными кирасирами из корпуса велитов императорской гвардии Бонапарта задолго до прибытия из Прованса театрального механика Франсуа Тибо-Брюньеля. «Рана неопределенной формы размером 3 х 1,5 х 0,5 см, проникающая до сосцевидного отростка», расположенная у Колеватова за правой ушной раковиной, и «дефект мягких тканей на участке размером 4 х 5,5 см», проникший до кости предсказуемо на его правой щеке, - могут объяснить почему вся процессия отступающих от стоянки рухнула в овраг в шести метрах от настила, словно строй сметенных оловянных солдатиков93. Вероятно, не дойдя еще до края оврага, Колеватов получил удар в голову обоими передними копытами раньше, чем успел обернуться и увидеть лося. Возможно, он больше не приходил в сознание потому, что удар, похоже, свернул ему шею. Если Золотарев был еще в сознании, то лишился бы памяти при падении. Дубинина, очевидно, выпустила свою ношу из рук, теряя равновесие, и оказалась единственной, кто оставался в овраге все еще невредим и в своем рассудке. Скорее всего их копытный противник был от боли в плачевном состоянии ума и еле перебирал ногами. Но даже бессилие никак не могло бы помешать животному повалиться сверху на своих беспомощных жертв. Это подтверждают 500 см3 кровянистой жидкости в плевральной полости Колеватова и признаки воздушной эмболии у него и остальных. Судя по тому, что с Дубининой произошло дальше, можно с уверенностью предположить, что глядя на происходящее, Люда не стала спасаться бегством. Вместо этого, прежде чем лось предпочел подняться, девушка явно воспользовалась его уязвимым положением на снегу и попыталась заколоть животное финским ножом, который впоследствии был найден в ручье. Если бы лось был на ногах, у нее не было бы возможности нанести ему ощутимый ущерб, который привел его в ярость. «Разлитой кровоподтек ... на участке размером 10 х 5 см», убедительно расположенный «на наружной и передней поверхности левого бедра», свидетельствует, что она пыталась нападать даже когда лось был уже на ногах. Перечень ее десяти раздробленных ребер с ушибом сердца предлагает только бледный набросок страшной картины ярости животного, способного выколоть оба глаза одним раздвоенным копытом. В гневе лось нередко грызет противника, словно перед ним ствол дерева. Не исключено, что по этой причине у Кривонищенко отсутствовал кончик носа. Ведь при сдирании коры с деревьев лось пользуется зубами как стамеской, надрывает кусок резцами, захватывает зубыми и губами, а затем рвет кверху головой94. Остается надеяться, что на этот раз ничего подобного не произошло. Но, к сожалению, повадки лосей могут объяснить, куда делся язык девушки, пока она задыхалась с открытым ртом. Дубинина была тщательно растоптана, когда уже никто не мог этому помешать. Проникающие до кости дефекты мягких тканей у ее спутников указывают, что разъяренное животное, вероятно, прошлось в овраге по головам недвижимых жертв. Но, возможно, это было уже потом. Ничем не поврежденные кисти рук у погибших в ручье, в отличие от разбитых кулаков у остальных свидетельствуют, что в овраге никто не был в состоянии сопротивляться. И все же, если судить по положению тела Дубининой на уступе, очевидно, что в последние минуты жизни она не только была в сознании, но даже пыталась подняться. Где в это время были мысли остальных, трудно предположить. Но к полуночи ни один из ее спутников не сумел бы найти своего местоположения даже на карте потому, что с отдавленными легкими и с воздухом в крови в живых уже не мог оставаться никто. ССЫЛКИ: 86) Л. Н. Иванов, Тайна огненых шаров, газета "Ленинский путь", г. Кустанай, 22 и 24 ноября 1990 г. http://taina.li/forum/index.php?topic=66.msg917#msg917 87) «Особенно тяжело подействовали следы борьбы двоих за жизнь. Они ведь рвали на себе кальсоны, бросая их в огонь... » Григорьев Г.К. стр.26, блокнот 2. 88) «...обнаружены черные хлопчатобумажные спортивные брюки без правой штанины с задней части обгорелые» Радиограмма от 05.05.1959. «Левая нижняя половина кальсон отсутствует до уровня коленного сустава, края ткани кальсон в местах обрыва неровные с обугливанием ткани» УД лист 113. «По всей наружной поверхности голени ожоговая поверхность на участке 31 х 10 см... На задневнутренней поверхности левой голени ссадины... » УД лист 116. 89) «Тыл левой стопы бурокоричневого цвета..» «В нижней трети голень бурокоричневого цвета с обугливанием тканей...в средней трети и верхней трети ожоговая поверхность красного и светлокоричневого цвета.» «Левая нижняя половина кальсон отсутствует до уровня коленного сустава... » УД лист 116, 113. 90) «Впрочем, в большинстве случаев раненый лось не допускает близко охотника до последнего истощения сил» Л. Сабанеев, Лось и его добывание в Пермской Губернии. "Заря", 1871, т. III, № 12, с. 70-99. 91) УД листы 104-111 (смэ по Дорошенко) 92) УД листы 112-119 (смэ по Кривонищенко) 93) УД листы 345-348 (смэ по Колеватову); УД листы 349-351 (смэ по Золотареву); УД листы 352-354 (смэ по Тибо- Бриньоль); УД листы 355-357 (смэ по Дубининой). 94) Жизнь животных. Лось. –М., Государственное издательство географической литературы. А. Брем. http://www.dic.academic.ru/dic.nsf/enc_animals/96/Семейство

Сергей Батоврин: Иллюстрация 14. Знакомство лося с лодкой. ГЛАВА 7 Впрочем, их вклад в список странностей бытия не был на этом исчерпан. И немало улик указывает на то, что жертвы, вероятно, не долго оставались в долине одни. Исчезновение ритуального сооружения с черепом медведя, обнаруженного на вершине останца туристами группы Бориса Гудкова во время стоянки на перевале Дятлова в июле 1956-го года95, вынуждает предположить, что еще до прибытия спасателей у манси нашлась причина скрывать следы своих визитов в долину Лозьвы. А иначе, «ура-сумьях» – жилище духа животного покровителя рода сохранялось бы не одно поколение и пополнялось бы ритуальными предметами сообразно своему анимистическому назначению. Исчезновение из долины Ауспии другого ритуального сооружения манси, известного по фотографиям группы Дятлова, свидетельствует, что пропажа не была случайностью. Попытка манси скрыть от следствия время охоты на лосей в долине Ауспии, очевидное из дневника туристов, указывает когда охотники могли быть на перевале. Если они оставили нарты 31-го96, то могли охотиться уже только следующим утром, когда лоси становятся на дневку. А на перевале охотники появились бы с той же целью днем позже: утром 2-го февраля. Однако и без того хватает улик для подозрения, что манси обнаружили тела туристов прежде, чем их замело в непогоду 3-го февраля. Сомнительно, чтобы кровь с кусками мяса на стволе кедра принадлежала погибшим туристам, когда ни у кого из них не было соответствующих рваных ран. Но жуткие следы на дереве священной породы могла оставить ритуальная краска из оленьей крови с отваром лиственницы, которой манси освящают место от злых духов. И сгустки крови в таком случае возможно было легко принять за куски плоти, забившейся в неровности коры. Предмет из шинельного сукна, найденный в овраге к недоумению руководителя поисков, полковника Ортюкова, по всем признакам отвечал особенностям мансийского пояса и не годился для солдатской обмотки, так же как и его подобие, обнаруженное под кедром97. Обмотки РККА следовало ожидать двух с лишним метров длины, а находка спасателей была едва 80-ти см. Обмотки имели бы с одного конца тесемку 70-ти см., а находка с обоих концов заканчивалась петлями темляков, как и следовало ожидать от пояса манси. По этой причине Слобцов подозревал, что это предмет обихода лесных жителей, но не понимал его назначения. На таком поясе манси подвешивали на кожаных поводках нож, старинные монеты, зубы медведя и другие ритуальные предметы. А в случае необходимости пояс мог служить жертвой для приношения духам. Кусок кожи или шкуры, который Григорьев сперва принял под снегом за тело, вряд ли оставили у кедра туристы98. Вероятно, он так не вписывался в версию следователя, что в уголовном деле даже не упомянут. Кто теперь скажет, что именно нашли спасатели? Лесные духи, менквы и мис-хумы, следствию об этом не сообщали. И можно теперь предлагать немало объяснений двум жгутам, обнаруженным спасателями поверх вещей в палатке. Но если учесть улики, предполагающие ритуальные манипуляции в долине Лозьвы, легко вспомнить, что шаманы манси плели жгуты из соображений магии и защищались ими от порчи и злых духов. Как бы там ни было, но по всем признакам похоже, что те, кто шли по следам стада в долине Ауспии, не только поспешили убрать ритуальные строения манси в округе, но нашли тела погибших туристов, принимали на себя вину за поведение животных и опасались вполне земного наказания за несчастье на склоне Холат-Сяхыл. Не по этой ли причине их соплеменники, насильно прикрепленные к отряду спасателей, от поисков единодушно уклонялись99, за исключением шамана Курикова, которому по роду его мистических обязанностей вменялось допускать к себе неприкаяные души погибших и увещевать неживых людей? Месяц спустя самоотверженные поиски в невообразимых условиях не могли оградить спасателей от сумбурных впечатлений. Потрясения и тяготы молодых людей, вынужденных искать под снегом трупы своих товарищей, легко размывали у них границы чувства действительности. А причуды их времени только сгущали туман над трагической историей и позволяли охотно поверить в любые бесчеловечные обстоятельства гибели группы Дятлова. Поэтому неудивительно, что по Свердловску поползли самые невероятные слухи о причинах трагедии. С тех пор по-прежнему нет никаких подтверждений популярным домыслам о вмешательстве в дело главы государства, согласно которым Н. С. Хрущев лично уделил внимание следствию. Но можно не сомневаться, что гибелью 9-ти туристов действительно озаботились в высоких столичных инстанциях. Ведь доклады КГБ из Свердловска в связи с открывшимся там чемпионатом мира по конькобежному спорту должны были поступать в кабинет А. Н. Шелепина, где не могли обойти вниманием слухи, которые наводнили центр оборонной промышленности на Урале. Было бы странным, если бы из Москвы не распорядились немедленно прекратить слухи в потрясенном городе. Стоит ли сомневаться, что ради этого дело окружили секретностью и поспешили закрыть? Но что разумного можно было ожидать от следствия, которое вместо улик с места трагедии приобщало к делу впечатления публики от небесных зрелищ при последующих ракетных запусках, а затем проверяло радиоактивный фон одежды покойных на отклонения от нормы? Впрочем, откуда следователю было знать, что только с 20 сентября по 25 октября 1958-го года в атмосфере над губой Матюшиха на Новой Земле было взорвано 15 ядерных зарядов, а заражение почвы радиоактивными осадками было зарегистрированно и в девятистах километрах в Норвегии, и на Севере Канады, и на Аляске? Если верить сведениям, предоставленным советской стороной комиссии МАГАТЭ в 1963-м году100, советский рукотворный вклад радионуклидов в естественную среду только по цезию -137 составлял к этому времени (137Сs) - 1.8 ∙1017 Бк (4.9 ∙106 Ки), а по стронцию- 90 : (90Sr) -1.2 ∙ 1017 Бк (3.2 ∙106 Ки). Было бы странным, если на Северном Урале на пути аэродинамических потоков с Холат-Сяхыл в ловушке рельефа долины Лозьвы не копилась бы своя доля от этих радиоактивных щедрот и не вымывалась бы ручьями в те дни 1959-го года. Если бы на перевале Дятлова в самом деле произошла техногенная катастрофа или природный катаклизм любого рода, то их первым признаком была бы массовая гибель животных и птиц, а ландшафт, растительность и почва сохраняли бы следы необычного воздействия. Однако пищи для воображения публики и без того с лихвой хватило на самые дикие предположения. Мнения сходятся лишь в том, что группе Дятлова не повезло. Но мало кто задумывался, почему Дятлову и его спутникам изменила удача. Когда эта неудачная ночь пришла на другой конец света, там тоже без всякой видимой причины на кукурузном поле штата Айова рухнул самолет с их сверстниками. За его штурвалом был двадцатилетний Рой Петерсон, а на борту находились едва не все юные первопроходцы рок-н-ролла – Бадди Холли, Ричи Валенс и Дж.П. Ричардсон. Датой их гибели тоже считается следующий день. О нем Дон Маклин написал известную балладу «The day the music died» ( «День, когда смолкла музыка» ) – песню о том, как в одночасье закончилась эпоха, а потом все было уже иначе. Для Дятлова и его спутников это была ночь, когда все встало с ног на голову и оказалось не настолько простым, как они привыкли верить. В эту ночь все их представления о месте человека в природе, воспитанные в них самим временем, катастрофически не вписались в действительность. Ложно усвоенные представления о чести обернулись разрушительной силой, а слишком просто понятый товарищеский долг никого не выручил, и всех погубило отчаянное мужество, оставшееся слепым. Теперь на большой дистанции времени их вопиющая наивность стала еще заметней, но такие неподдельные человеческие достоинства и такую непреклонную силу духа теперь уже трудно встретить. По представлениям манси, лоси слышат и понимают человеческую речь на любом расстоянии. Поэтому раньше манси не говорили о них вслух и изъяснялись между собой иносказаниями. Со следствием они не стали делиться, конечно, по другой причине. Но позвольте переменить тему. Разве не могли обладатели искусства загонной охоты умышленно погнать стадо на перевал? Разве почитатели лесных духов, в представления которых о вотчине священного животного впервые вклинились на охоте непрошенные пришельцы, не могли пожелать отвадить впредь других туристов? Вряд ли. Я очень сомневаюсь в злом умысле охотников манси даже при том, что и Анямов старший, и Шешкин отбывали наказания за убийства при разных обстоятельствах. Ведь в ночь гибели группы Дятлова возможно было предусмотреть только поведение животных, но нельзя было предсказать неосмотрительные поступки людей, которые погубили их самих. Скорее всего манси действительно погнали стадо на перевал, но только потому, что на насте наиболее удобные условия охоты. Как бы то ни было, Шешкин все же признался очередной экспедиции, снаряженной Сергеем Троянским в августе 1983-го года, что в феврале 1959-го, на третий день охоты на лосей, вышел с Анямовыми на тела неудачливых туристов, убитых накануне стадом. Кто ему мог поверить спустя четверь века, если манси в прошлом не находили особых различий между сном и бодрствованием? Прошло еще немало времени. Теоретик анархо-пацифизма Троянский сам давно пропал в лесах без вести. Константин Шешкин, невольный потомок пелымских князей и последний свидетель гибели группы Дятлова, отбыл из заброшенного Бурмантово в дом для престарелых поселка Полуночное. Но пока течет время, караван останцев еще стоит на перевале на том же месте, и облака по-прежнему причаливают к лысым склонам Холат-Сяхыл, словно рабовладельческий флот из небесных владений Ивдельлага. ССЫЛКИ: 95) «25 июля... Мы у высоты 1079...Днем...ребята лазили на высокие выветрившиеся скалы. На вершине обнаружили нечто вроде тура, а в нём медвежий череп». Гудков Б. С. Дневник похода на Отортен. 1956 г. http://www.samlib.ru/p/piskarewa_m_l/gudkov.shtml 96) «31 января 1959 г... Идем по проторенному манси лыжному следу. (До сих пор мы шли по мансийской тропе, по которой не очень давно проехал на оленях охотник)». УД лист 28, Копия дневника группы Дятлова. 97) «Лично я видел, как под этим кедром был обнаружен матерчатый пояс темного цвета с темляками на концах... Длина этого предмета около 80 см, ширина около 10 см, на вид похож на пояс или лямку, которой манси тянут груз... » УД лист 298, Допрос свидетеля Слобцова Б. Е. «Одна обмотка солдатского образца из шинельного сукна рядового состава с пришитой тесьмой коричневого цвета длиной около метра появление обмотки мне не понятно тчк» Радиограмма без даты. 98) «...недалеко от того кедра щупом нащупал что-то мягкое и стал рыть полутораметровый снег... Это была кожа... » Григорьев Г.К., стр.28, блокнот 2 99) «Тут же подошли манси. Они там ленятся работать. Кроме Степ.Курикова почти никто не ходит на поиски. Спят в палатке» Григорьев Г.К., стр.19, блокнот 2, беседа с Яровым Ю.Е. 100) http://www-ns.iaea.org/downloads/rw/waste-safety/north-test-site-final.pdf

Pepper: Спасибо за исследование! Очень интересно! Я бы даже сказал - потрясающе! Такое ощущение, как будто читал-читал запутанный детективный роман, а потом вдруг открыл последнюю страницу - и все, узнал разгадку, и дальше читать больше не интересно.

deema: Очень неплохая подача материала. Возьму себе на вооружение.

kvn: Сергей Батоврин пишет: манси действительно погнали стадо на перевал Что за бред! Лоси не ходят стадом, тем более в загоне.Сергей Батоврин пишет: на насте наиболее удобные условия охоты. Это - да! Очень удобные, поскольку наст лося не держит. Слева - след лося, справа - волк:

kvn: deema пишет: Очень неплохая подача материала. Как по мне, так полная лажа. Наши лоси - они добрые... Но когда у них любовь - держись подальше.

Сергей Батоврин: Pepper Спасибо на добром слове. deema Благодарю.

Сергей Батоврин: kvn Вряд ли стоит спешить комментировать то, что Вы еще даже не прочли.

Pepper: Сергей Батоврин пишет: О том, что брезент, провисший на устоявшей опоре, резали в неудобном направлении к себе, стоя снаружи, просунув руку с ножом внутрь палатки через разрыв, свидетельствуют и неловкие следы лезвия, и нерациональные проколы ткани, и ломаные линии разрезов. Вся версия в целом мне кажется весьма продуманной и обоснованной, кроме вот этого места (и далее - с отсутствующим лоскутом). Я согласен с тем, что вертикальные повреждения могли быть нанесены копытами. Согласен и с необходимостью добыть пленку или иное топливо. Но вот почему разрезы делались именно таким странным способом (просунув руку в разрыв - мне пока что непонятно. Если разрез №2 или 3, начинающийся от края разрыва, могли делать, чтобы "продлить" отверстие для доступа в направлении входа, где лежали нужные предметы - это возможно. Но вот как получился разрез №1, который ни с чем не соприкасается? Второе замечание - отсутствующий лоскут. Его непременно отметили бы поисковики, осматривавшие и разбиравшие палатку. Третий - палатка, стоящая на ветру и открытая, с такими разрывами и разрезами - не была бы через месяц с лежащей крышей, засыпанной снегом поверх. Ее, во-первых, разорвало бы в клочья, и во-вторых, набило бы снегом по самый конек. Об этом свидетельствуют эксперименты и Семяшкина, и Шуры. Лежать палатка могла только в случае, если ее сверху что-то прижимало, мешая ей "хлопать" на ветру и свободно наполняться снегом. В "лавинной" и "обвально-заносной" версиях за это отвечает масса снега, придавившая палатку. А в Вашей версии? Может быть, мертвый лось (я без подкола)? Или лоси все же обрушили снежный козырек или что-то подобное?

NordSerg: Серьёзная работа. Блистающая как алмаз версия, на фоне серой массы унылых, мистико-полуфантастичных объяснений причины гибели группы.

kvn: Сергей Батоврин пишет: Вы еще даже не прочли. Полвека читаю раскрытую книгу природы и не устаю удивляться. Есть многое на свете, друг Батоврин, что и не снилось...

Observer: Сергей Батоврин пишет: В давности своего геологического младенчества, во времена среднего Карбона, когда Урал был только водной гладью, впадающей в Палео-Тетис, и Ханты-Мансийская земля еще едва проступала островами, луна была, конечно, ближе, приливы - выше, а великолепные стволы лепидодендрона и сигилларии были пустыми, как тростник. Поэтому в их пустотелые пни, занесенные приливами реликтовых морей, первые обитатели суши опрометчиво проваливались, как в полынью. Благодаря этому обстоятельству о причудах жизни панцирноголовых земноводных Палеозоя сегодня известно больше достоверного, чем о судьбе туристов УПИ, которые пропали в тех же краях на нашем веку. Сергей Батоврин пишет: Не обязательно быть свидетелем событий истории, чтобы утверждать, что Рим горел часто, а Тибр – никогда. Таким же образом логика безоружности на голом склоне подсказывает, что для защиты походного лагеря от копытного животного молодые люди скорее испытывали потребность воспользоваться огнем, чем ведрами, топорами или валенками, оставшимися в палатке. Airsphinx Terrain пишет здесь: Во времена каменоугольного периода Луна была, конечно, ближе, приливы выше, а великолепные стволы деревьев лепидодендрона и сигилларии были пустыми, как тростник. Поэтому в их пустотелые пни, занесенные приливами континентальных морей, первые обитатели суши опрометчиво проваливались, как в полынью. Благодаря этому о причудах жизни земноводных конца палеозоя сегодня сохранилось больше сведений, чем о советских хиппи, которые у всех на виду противились пустой жизни, казалось бы, еще недавно. Рим горел часто, а Тибр – никогда. Но кто теперь об этом помнит? Сергей Батоврин , Вы всегда используете заготовки?

Pepper: Observer пишет: Сергей Батоврин , Вы всегда используете заготовки? А почему бы и нет? Я тоже люблю пользоваться удачными заготовками.

kvn: Observer пишет: ...о причудах жизни панцирноголовых земноводных Палеозоя сегодня известно больше достоверного, чем о судьбе туристов УПИ Кому известно?

kvn: Сергей Батоврин пишет: Цепочка следов характерна для дальнего перехода стада лосей. ИМХО, странно ходят лоси в Монтане... Наши ходят так: Красиво, правда? Только при чем здесь перевал? Не ходят лоси туда. Прим:. коричневый - старый след лося; зеленый - свежий след лося; красный - старый след лисицы.



полная версия страницы