Форум » Апокрифы (бывшая Медиатека) » Бросившие вызов смерти » Ответить

Бросившие вызов смерти

олег6: Текст под катом [more] [quote]Дон Хуан отметил, что, несмотря на очевидные для него недостатки в действиях древних видящих, он никогда не устанет восхищаться их достижениями. Он сказал, что им удалось в совершенстве постичь землю. Они не только открыли и научились использовать толчок земли, но также обнаружили, что, когда при самопогребении точка сборки настраивает обычно недоступные эманации. И эта настройка каким-то образом задействует странную и необъяснимую способность земли отклонять непрестанные удары накатывающейся силы. На основании этого открытия они разработали совершенно поразительные сложнейшие приемы самопогребения на чрезвычайно длительные периоды времени без какого-либо вреда для себя. Ведя битву со смертью, они научились продлевать периоды самозахоронения на тысячелетия. День был пасмурным, и ночь спустилась быстро. Почти сразу все погрузилось во тьму. Дон Хуан встал и повел меня и спящего Хенаро к огромному плоскому овальному камню, на который я обратил внимание еще в самом начале, едва мы пришли на это место. Камень этот был очень похож на тот, к которому мы ходили в прошлый раз, но несколько превосходил его по размерам. Мне почему-то подумалось, что этот камень, несмотря на его громадность, положен кем-то сюда специально. - Это - другое место, - сообщил мне дон Хуан. - Этот громадный камень сюда положили в качестве ловушки, чтобы привлекать людей. Скоро ты узнаешь, почему. Я ощутил, как по телу моему пробежала дрожь. Мне казалось, что я вот-вот упаду в обморок. Я хотел сообщить дону Хуану о неадекватности моей реакции, но он продолжал говорить хриплым шепотом. Он сказал, что Хенаро сейчас сновидит и что он сдвинул свою точку сборки в степени, достаточной для того, чтобы добраться до тех эманаций, которые заставят пробудиться все, что есть вокруг этого камня. Мне дон Хуан посоветовал сдвинуть свою точку сборки вслед за точкой сборки Хенаро. Он сказал, что мне это по силам. Нужно только генерировать в себе несгибаемое намерение сдвинуть ее, а затем позволить контексту ситуаций диктовать ей направление смещения. Немного подумав, дон Хуан шепотом добавил, что беспокоиться по поводу технических аспектов ни к чему, ибо подавляющая часть необычных вещей, происходящих с видящими, впрочем, как и с обычными людьми, происходит сама собой, при вмешательстве только лишь намерения. Еще немного помолчав, он сказал, что опасность для меня будет заключаться в неизбежной попытке погребенных видящих запугать меня насмерть. Он настаивал на том, чтобы я сохранял спокойствие и не поддавался страху, а просто следовал за Хенаро. Я отчаянно боролся с тошнотой. Дон Хуан похлопал меня по спине и сказал, что у меня богатый опыт по части изображения из себя ни к чему не причастного прохожего. И он заверил меня, что я не пытаюсь сознательно помешать своей точке сборки сдвинуться. Это просто автоматическая реакция любого нормального человека. - Случится нечто, что перепугает тебя до смерти, - шептал дон Хуан, - но ты не сдавайся. Если ты сдашься, ты умрешь, и эти древние стервятники попируют твоей энергией на славу. - Уйдем отсюда, - взмолился я. - Мне, честное слово, плевать на любые примеры отвратительности древних видящих. - Поздно, - произнес Хенаро, который, полностью проснувшись, стоял рядом со мной. - Даже если сейчас мы попытаемся отсюда ускользнуть, двое видящих и их союзники достанут тебя и сразят где-нибудь в другом месте. Они уже окружили нас. Сейчас на тебе сфокусировано не меньше шестнадцати осознаний. Я хотел развернуться и бежать, куда глаза глядят, но дон Хуан схватил меня за локоть и указал в небо. Я заметил, как разительно изменилось освещение: тьма, бывшая черной как смоль, сменилась приятными предрассветными сумерками. Я быстро сориентировался по странам света. На востоке небо было определенно более светлым. Вокруг головы моей возникло странное давление. В ушах зазвенело. Мне было холодно, и в то же время я чувствовал жар. Я никогда до этого не был так напуган, но не это досаждало мне больше всего, а навязчивое ощущение поражения и то, что я чувствовал себя трусом. Меня тошнило, и вообще мне было отвратительно не по себе. Дон Хуан начал шептать мне в самое ухо. Он сказал, что нужно быть в полной готовности, поскольку все мы втроем в любой миг можем подвергнуться нападению древних видящих. Быстро, словно что-то подгоняло его, Хенаро шепнул мне: - Если хочешь, можешь за меня держаться. Мгновение я колебался. Мне не хотелось показывать дону Хуану, что я до такой степени напуган. - А вот и они! - громко прошептал дон Хуан. Мир мгновенно перевернулся для меня вверх ногами, когда я вдруг ощутил, как что-то схватило меня за левую лодыжку. Смертный холод пронзил все мое тело. Я знал, что вступил в железный капкан, поставленный, должно быть, на медведя. Все это молнией пронеслось в моем уме прежде, чем я издал пронзительный крик - такой же дикий, как мой испуг. Дон Хуан и Хенаро громко расхохотались. Они стояли по бокам от меня, не дальше, чем в трех футах. Но я был в таком ужасе, что до этого момента их не замечал. Я услышал, как дон Хуан вполголоса приказал: - Пой! Пой, иначе умрешь! Я попытался высвободить ногу. И почувствовал пронзительную боль, словно в кожу мою впилось множество игл. Дон Хуан снова и снова требовал, чтобы я пел. Они с Хенаро затянули популярную песенку. Хенаро произносил слова, глядя на меня с расстояния не более двух дюймов. Они пели фальшиво и хрипло, полностью выбиваясь из дыхания и настолько выше нормального диапазона своих голосов, что я не выдержал и рассмеялся. - Пой, иначе ты погибнешь, - сказал мне дон Хуан. - Давайте устроим трио, - предложил Хенаро. - Споем болеро. Я присоединился к их фальшивому дуэту. Получилось не менее фальшивое трио. Довольно долго, мы как пьяные, распевали на пределе своих голосов. Я чувствовал, что железная хватка на моей ноге понемногу начинает ослабевать, но взглянуть вниз не отваживался. В конце концов я решился. И обнаружил, что никакого капкана там нет. В меня впилось нечто темное, по форме напоминающее голову! Только благодаря чудовищному усилию мне удалось не упасть в обморок. Меня тошнило. Автоматически я попытался было наклониться, чтобы вырвать, но кто-то с нечеловеческой силой схватил меня за локти и за шею, не давая пошевелиться. Меня вырвало, и все потекло вниз прямо по одежде. Меня охватило такое отвращение, что я снова начал терять сознание. Дон Хуан плеснул на меня водой из тыквенной фляжки, которую всегда носил с собой, когда мы ходили в горы. Холодная вода потекла под воротник. Это восстановило мое физическое равновесие, но на силе, которая держала меня за локти и за шею, это никак не отразилось. - Похоже, ты в своем страхе зашел чересчур далеко, - громко сказал дон Хуан таким тоном, словно речь шла о чем-то само собой разумеющемся, и у меня тут же возникло ощущение упорядоченности. - Споем-ка еще раз, - добавил он. - Давайте споем что-нибудь содержательное - болеро меня что-то больше не привлекает. Мысленно я поблагодарил его за уравновешенность и благородство. Когда же они запели песню "Ла Валентина", я был настолько растроган, что заплакал. Говорят, что старость бросает меня в объятия злой судьбы. Но неважно, даже если там будет сам черт, Умереть я сумею, ведь я знаю, как умирать. Валентина, Валентина, я в пыли пред тобой распростерт. И если завтра мне смерть суждена, почему не сегодня - раз и навсегда? Все мое существо словно пронзил шок немыслимой переоценки ценностей. Никогда еще песня не имела для меня такого огромного значения. Услышав, как они распевают слова, которые я всегда считал сентиментальной дешевкой, я вдруг подумал, что постиг дух воина. Дон Хуан намертво вбил в меня формулу: воин всегда живет бок о бок со смертью. Воин знает, что смерть - всегда рядом, и из этого знания черпает мужество для встречи с чем угодно. Смерть - худшее из всего, что может с нами случиться. Но поскольку смерть - наша судьба, и она неизбежна, мы - свободны. Тому, кто все потерял, нечего бояться. Я подошел к дону Хуану и Хенаро и обнял их, чтобы выразить бесконечную благодарность и восхищение. А затем я осознал, что ничто не держит меня более. Не говоря ни слова, дон Хуан взял меня за руку, подвел к плоскому камню и усадил на него. - Представление начинается! - весело воскликнул Хенаро, усаживаясь поудобнее. - За входной билет ты уже заплатил. Билет у тебя - на всю грудь. Он взглянул на меня, и оба они расхохотались. - Не садись ко мне слишком близко, - попросил Хенаро. - Не люблю блевотины. Но не стоит садиться и слишком далеко: фокусы древних видящих еще не исчерпаны. Я придвинулся к ним настолько близко, насколько позволяли приличия. В течение какого-то мгновения я чувствовал обеспокоенность своим состоянием, но потом все мои неприятные ощущения сразу отошли на задний план: я заметил, что к нам приближаются какие-то люди. Я не мог рассмотреть их фигуры, но различал контуры группы людей, приближавшихся к нам в полумраке. У них не было ни фонариков, ни ламп, хотя в такой час они бы им не помешали. Деталь эта почему-то меня обеспокоила. Мне не хотелось на ней сосредотачиваться, поэтому я намеренно принялся размышлять в рациональном, ключе. Я прикинул, что своим громким пением мы, должно быть, привлекли их внимание, и они идут, чтобы выяснить, в чем дело. Дон Хуан похлопал меня по плечу. Движением подбородка он указал на мужчин, шедших впереди группы: - Вон те четверо - древние видящие. Остальные - их союзники. Прежде, чем я успел заметить, что это, вероятнее всего - местные крестьяне, за спиной моей раздался свистящий звук. Ужасно встревожившись, я мгновенно оглянулся. Движение мое было таким быстрым, что предупреждение дона Хуана запоздало. Я услышал, как он кричит: - Не оглядывайся! Но эти слова уже могли быть лишь фоновым звуком: они ничего для меня не значили. Оглянувшись, я увидел, что три чудовищно уродливых человека взобрались на камень за моей спиной. Они крались ко мне, разинув рты в кошмарных гримасах и вытянув руки, чтобы меня схватить. Я хотел заорать во всю глотку, но вместо этого у меня вырвалось лишь сдавленное клокотание, словно что-то перехватило мне горло. Увернувшись от них, я автоматически скатился на землю. Как только я встал, дон Хуан прыгнул ко мне, и в то же мгновение толпа, возглавляемая теми, на кого указывал дон Хуан, налетела на меня. Они были похожи на стервятников, они даже попискивали как летучие мыши или крысы. В ужасе я завопил. Теперь это мне удалось - крик получился дикий и пронзительный. С ловкостью спортсмена в пике формы дон Хуан выхватил меня из их лап и утащил на камень. Суровым голосом он велел не оглядываться, как бы страшно не было. Он объяснил, что союзники не могут меня столкнуть, но испугать так, что я снова свалюсь на землю - вполне способны. А вот на земле союзники могут удержать кого угодно. Если бы мне пришлось упасть на землю в месте погребения древних видящих, я оказался бы в полной их власти. Они разорвали бы меня на части, пока союзники удерживали бы меня. Дон Хуан добавил, что не рассказал мне всего этого раньше, так как надеялся, что в силу обстоятельств я буду вынужден увидеть все это и понять самостоятельно. Его решение едва не стоило мне жизни. Я ощущал присутствие уродливых людей совсем рядом за своей спиной, и это было невыносимо. Дон Хуан приказал мне сохранять спокойствие и сосредоточить внимание на четырех мужчинах, возглавлявших толпу из десяти-двенадцати человек. В мгновение, когда я сфокусировал на них взгляд, они все, как по команде ринулись к краю плоского камня. Остановившись там, они по-змеиному зашипели. Они ходили взад-вперед. Движения их казались согласованными. Все это выглядело настолько единообразным и упорядоченным, что производило впечатление какого-то механизма. Словно они следовали некой непрерывно повторявшейся схеме, рассчитанной на то, чтобы меня загипнотизировать. - Не пялься на них так, дорогой, - сказал Хенаро таким тоном, словно обращался к ребенку. Я захохотал, и смех мой был настолько же истерическим, насколько и страх. Я хохотал так, что эхо гуляло по окрестным холмам. Люди сразу же остановились. Казалось, они в замешательстве. Я различал, как головы их покачиваются вверх-вниз, словно они разговаривают, что-то обсуждая между собой. Потом один из них вскочил на камень. - Берегись! Этот - видящий! - крикнул Хенаро. - Что нам теперь делать?! - закричал я. - Можем спеть еще, - будничным голосом произнес дон Хуан. Страх мой достиг апогея. Я принялся подпрыгивать на месте и рычать, как зверь. Человек спрыгнул на землю. - Ну ладно, не обращай внимания на этих шутов, - сказал дон Хуан. - Давай лучше побеседуем как обычно. Он сказал, что пришли мы сюда ради достижения мною просветления, а я не оправдываю их надежд. Мне следует перестроиться. Во-первых, следует осознать, что моя точка сборки сдвинулась и теперь заставляет светиться довольно мрачные эманации. Переносить же чувства, свойственные моему нормальному состоянию осознания, в мир, который я собрал, просто нелепо, поскольку страх может доминировать только среди эманаций обычной жизни. Я сказал, что, если моя точка сборки сдвинулась как он говорит, то у меня для него есть новость. Мой страх стал бесконечно сильнее и опустошительнее, чем все, когда-либо испытанное мною в обычной жизни. - Ошибаешься, - сказал дон Хуан. - Твое первое внимание - в недоумении и не желает отказываться от контроля, вот и все. У меня такое чувство, что ты можешь спокойно подойти к этим созданиям, и они ничего не смогут с тобой сделать. Я твердил в ответ, что еще не дошел до той кондиции, в которой стал бы таким нелепым способом искушать судьбу. Дон Хуан смеялся - смеялся надо мной. Он сказал, что рано или поздно мне придется избавиться от своего сумасшествия, и что перехватить инициативу и встретиться с этими видящими лицом к лицу - вещь гораздо менее нелепая, чем исходное согласие с самой идеей того, что я вообще их вижу. С его точки зрения сумасшествием было бы встретиться с людьми, погребенными две тысячи лет назад и все еще живыми, и не думать при этом, что это - предел нелепости. Я очень ясно слышал все, что он говорил, но практически не обращал не его слова никакого внимания. Я был в ужасе от людей, которые окружали камень. Похоже было, что они готовятся к прыжку на нас. Фактически их интересовал именно я. Они были сосредоточены на мне. Моя правая рука начала вздрагивать, словно меня поразило какое-то нервно-мышечное заболевание. Тут я вдруг понял, что освещенность неба изменилась еще больше. Уже почти рассвело, но я только сейчас это заметил. А потом случилось нечто странное. Какой-то неконтролируемый порыв заставил меня вскочить и ринуться к группе людей. В тот миг я ощущал два диаметрально противоположных чувства по отношению к одному и тому же. Жуткий ужас был меньшим из них. Преобладало же полное безразличие. Мне было абсолютно все равно. Когда я добежал до них, я понял: дон Хуан был прав. На самом деле они не были людьми. Из них только четверо в какой-то степени напоминали людей, но людьми все-таки не являлись. Я видел перед собой некие странные создания с огромными желтыми глазами. Остальные же были просто формами, которыми управляли те четверо. Я смотрел на этих четверых и меня охватила невыразимая печаль. Я попытался до них дотронуться, но не смог их отыскать. Они были развеяны чем-то, похожим на ветер.[/quote][/more]

Ответов - 13

Владимир Сидоров: В ХЯО, а ещё лучше просто удалить.

Михаил: 'Вокруг головы моей возникло странное давление...'- это про меня, каждое утро понедельника, я испытываю эти-же ощущения. Я вот что думаю, а что если это всетаки петля. Петля времени!!! Допустим что в будущем, лет так через 100 преступники попали на этот форум и решили , что туристы нашли золотую статую северной богини, тогда они садятся на машину времени с 'трансклюкаторами'- естественно и в путь. Но они еще не знают , что доблестная полиция идет за ними в след... А мы головы ломаем- а ведь мы и есть та самая первопричина всех последующих событий!!!

sergV: Михаил Баян. Подобную версию я выдвигал года два-три назад.

Михаил: Мамой клянусь плагиатом никогда не занимался! :

sergV: Михаил пишет: Мамой клянусь плагиатом никогда не занимался! Да ничего страшного Схожие мысли многим приходят в голову. У меня была мысль, что собственно сами исследователи трагедии туристов - посетители этого или другого форума. отправились в прошлое на МВ посмотреть что же случилось на перевале, либо авария МВ привела к этим последствиям либо действия самих путешественников во времени привели к трагедии Последующий бардак также прекрасно ложится в картину которую мы наблюдаем сегодня

NordSerg: олег6 пишет: Дон Хуан отметил, что, несмотря на очевидные для него недостатки в действиях древних видящих, он никогда не устанет восхищаться их достижениями. Он сказал, что им удалось в совершенстве постичь землю. Держи свою религию при себе. Последняя заповедь Джона Карлина.

Михаил: Что за негелизм по отношению к другим религиям? Одни взахлеб утверждают , что у человека душа несуществует , потому что ее нельзя измерить , измерить можно весами , у кого она 2 грама , у кого меньше , а у кого и вовсе. Материнство , Самопожертвование и наконец Любовь - не это-ли ее проявления , более того они сравнивают наш мозг с компьютером - зто полное надругательство над человечеством...

Геолог: Остроумно!

panzerwaffe2: И куда ж мы без Карлоса нашего Кастанеды... Только один вопрос меня мучает: помощь санитаров требуется человеку накануне экспериментов с точкой сборки или опосля? А вообще - понравилосьььь

ДЕРСУ: panzerwaffe2 пишет: А вообще - понравилосьььь А мне нет. Задрал уже этот Кастанеда со своим дон Хуаном. Самый слабый эзотерик, а поди ж ты какая известность! Выбросил в мир непонятное, тайное - похвастался!

panzerwaffe: ДЕРСУ пишет: Самый слабый эзотерик, а поди ж ты какая известность! Кастанеда, Папюс, Блаватская - сказочники моей юности! Не замайте!

ДЕРСУ: panzerwaffe пишет: Кастанеда, Папюс, Блаватская - сказочники моей юности! Не замайте! Ладна. Я добрый

Аэша: кастанеда: - Пой! Пой, иначе умрешь! ДЕРСУ пишет: Самый слабый эзотерик и фантаст никудышний.



полная версия страницы