Форум » Паноптикум » Охота на зэков » Ответить

Охота на зэков

Mirny: Почитывая про СЛОН в частности и сталинские репрессии в целом, не удивлюсь, если в то время у военных была развлекуха: отпускать заключенного (или подстраивать его побег), а потом начинать на него охоту. Да и отчетность о побегах из Ивделя стала появляться. Дятловцы мирно и упорно ставят палатку, нет не на склоне, - у кедра (а пущай бы и на склоне). Ветер дует некисло - мгновенно выветривает следы-столбики, взлетают без помощи двигателей самолеты и не только... Чу, послышался приглушенный звук АИ-26, о чем Золотарев тут же заметил стоящему рядом и натягивающему непослушную оттяжку Дятлову: "Вроде бы вертолет!". "Блазнит тебе, Алексеич! Какой еще вертолет в этих местах! Лезем лучше в палатку..." - немедленно откликнулся Дятлов: он жутко хотел есть. Нехотя, понимая, что нужно все же докопаться, действительно ли Золотареву померещился нежно любимый им симицилиндровый звук новейшего модернизированного Ми-1, Золотарев втиснулся за Дятловым, привлеченный запахом только что разморенной на печке вкусной, со слезой корейки. Трапеза была в полном разгаре, насытившийся Золотарев "бренчал" на лыжной палке-мандолине, Дятлов с пространным лицом думал о Боге, Тибо думал о Шато, пляжах Сен-Тропе и Марселя, и о том, как пошло об этом всем думать советскому гражданину в суровых условиях тайги. Остальные думали... Впрочем, это неважно. Весь гвалт и мысли разом оборвал прерывистый, через силу прорывающийся через пелену ветра, но несомненно человеческий голос: "Мужики, помоги!.." Выход палатки как назло успели завалить каким-то хламом, так что Золотарев - вжик! - одним махом проснувшегося в нем военного распластывает скат палатки, выпрастывается наружу и видит... человека без сознания в арестантской робе... Ничего не понимая, мерзляка коллективными усилиями утягивают внутрь палатки, оставляют двоих сторожить снаружи... Тепло и искусственное дыхание приводит мерзляка в чувство уже через пару минут. Под снятой робой на оголенном теле совсем молодого арестанта отчетливо видны непонятные туристам татуировки. Из лодыжки сочится кровь. Шевельнув веками, арестант уставляется бессмысленным взглядом в потолок палатки. Вот и конец, совсем как у Болконского - почему-то вертится в воспаленном мозгу человека с наколками. "Вы кто? Говорить можете?" - с чисто материнским участием тихо спрашивает Зина. "Братцы, я Ивдельлаговский, политический!" - лихорадочно быстро отвечает татуированный и, понимая, что на нем нет робы и видны его грубые татуировки тут же начинает наизусть цитировать Мандельштама и Солженицына. "За мной кровавая гэбня с вертолетов охотится! Выпустили, сказали "беги!", и..." - политический внезапно заливается слезами. "Заховайте за ради Христа!" - тихо просит он... После того, как оказывается, что преследователи не знают его в лицо, все дятловцы без колебаний принимают единственно верное решение - роба и исподнее арестанта прячется в сугробе подальше от палатки, сам он одевается в туристическую одежду и с этой минуты именуется Юрой Юдиным (как хорошо, что последний захворал и сошел с маршрута!). Уже отчетливо слышится гул вертолета... Минут через десять вертолет, судя по звуку, приземляется где-то в районе перевала, а еще через пятнадцать минут в палатку засовываются двое в форме военных. "Вы кто такие?!" - светят фонариком военные в удивленные лица дятловцев, - "Туристы!" "А ну покажь маршрутную книжку!" - грубо и сердито командует тот, что пониже и потолще, со знаками отличия лейтенанта. "Раз, два, три,... десять! Все налицо, е..." - грязно ругается коротышка. "Никому ни слова! У нас спецзадание по поимке беглого арестанта! Аривидерчи!" - командует он вновь. Снаружи слышится удаляющаяся матершина, а еще через десяток минут - приглушенный ветром натужный звук турбовинтового двигателя на взлетных оборотах. Золотарев быстро прикладывает ухо к скату палатки и тем самым дает сигнал остальным дятловцам, чтобы молчали. "Ну?" - тихо, почти шепотом Дятлов спрашивает Золо. Золотарев начинает петь гимн Советского Союза и "Трудные годы"... Через минуту Дятлов принимает от Золотарева лыжную палку с нацарапанным финкой Золотарева одним словом - "пасут!" Дятлов понимает все... Снаружи, не доверяя туристам, или с целью поймать беглеца, если он привлечется силуэтом палатки на склоне, метрах в 50 от палатки остаются дежурить двое военных. Дятлов режет конец палки с надписью и съедает бамбуковую стружку. "Долго они не протянут. Метель усиливается!" - шипит он кивающему Золотареву! Золотарев приказывает пригасить огонь в печке, делает осторожный короткий разрез в скате и уставляется в черно-серую пелену склона. На фоне ската внезапно, мельком вспыхивает фонарик, но и этого достаточно, чтобы опытный глаз Золотарева отметил высокую штыревую Куликовку, переводящуюся в вертикальное положение. "На связь выходят, гады!" - уже громко, зло, внезапно жестким голосом докладывает он всем и одновременно только себе. "Уходить надо!.." "Куда?" - не понимает Дятлов. "К Отортену, нна!..." - черно юморит Золо. "Отсюда надо уходить, дорогой!" - внезапно мягко и спокойно добавляет он, - "Связь-то по нашу душу..." "Мы в поле зрения, а у них автоматы! Почикают, как пить дать!" - сокрушенно смотрит в рот Золотареву Дятлов. "Робяты, прощайте!" - вскрикивает политический, решивший сдаться и решительно рвется к выходу из палатки! "Я тоже политический! Смерть кровавому режиму!" - внезапно срывается Тибо, подставляет арестанту подножку и наваливается на него, не давая выйти. "Да и я тоже... Пастернака не читал, но и не осуждаю!" - внезапно поддакнул ему Криво. Все со слезами на глазах начинают петь Марсельезу... "Идут к нам со снятыми автоматами! Видно унюхали что, драконы!.. Есть план!" - внезапно рявкает Золо, не отрывавшийся от наблюдения. Через 15 минут около палатки видны все десять туристов и еще двое фигур в военной форме, неподвижно лежащих у их ног со связанными руками и ногами. "А они выживут?" - робко, дрожащими губами спрашивает Зина, - "Люди все же..." "Нелюди они, а не люди!" - строго смотрит в Зинины полузакрытые глаза Золотарев, - "Но лучше бы мы их не оглушили через скат палатки, а того... Так и палатка была бы целее, а то сейчас от нее толку ноль!" "Ладно, начинайте доставать из палатки вещи, а я даю вертолету сигнал! Времени прошло достаточно..." Над перевалом ярко вспыхнул и быстро погас выстрел Золоторева... Неожиданно для дятловцев где-то совсем близко взревел мотор вертолета! "Вот гады! Увели вертолет на ту сторону ХЧ и сразу же посадили!" - сквозь зубы выругался Золотарев. "Ну, ладно, посмотрим, кто кого!" "Прекратить раскапывать вещи! Включить фонарик, оставить его у палатки и отступать шеренгой вниз!" "Ты чего?!" - вскинулся Дятлов глазами на высокую, подобравшуюся и пружинистую фигуру вдруг помолодевшего Золотарева. "В вертолете еще максимум двое-трое. Вряд ли они пойдут за нами, когда обнаружат своих дружков: слишком уж их мало, рисковать не станут, да и следы вишь как заметает, за десять минут - не найдут они нас! А если и пойдут, наблюдать мы будем во-о-он с того кедра: разведем под ним костер и того..., когда подойдут! В смысле, тоже оглушим и свяжем. С раннего утра, как только будет видимость, возвращаемся к палатке, берем вещи и тикаем отсюда. Если убедительно изложим, что так мол и так, пресекли произвол военных, может быть еще и премию получим..." "А фонарик-то зачем?" "Чтобы они смотрели на фонарик, а не на то, как мы отходим..." - это были последние слова Золотарева, которые помнит история...

Ответов - 46, стр: 1 2 3 All

Рогов Василий: Mirny пишет: Связь такая, что бегают всегда и везде. Хотя бы для того, чтобы скончаться не от издевательств, а своей волей. Плюс к этому, беглецы вполне могут быть в чем-то расчетливыми, а в чем-то и нет, да и кровью могут не погнушаться. Разве чтоб совершить самоубийство, "скончавшись по своей воле", надо обязательно бежать? Иного способа нет, попроще? И опять-же, говоря, что бегали всегда и везде, Вы намекаете, что есть данные, что зеки бежали незадолго до ТГД и могли находится в районе перевала?

Mirny: Рогов Василий пишет: Разве чтоб совершить самоубийство, "скончавшись по своей воле", надо обязательно бежать? Иного способа нет, попроще? По желанию. Кто-то яд принимает. Иные под поезда бросаются. Рогов Василий пишет: Вы намекаете, что есть данные, что зеки бежали незадолго до ТГД и могли находится в районе перевала? Вы с датами разобрались. Поняли, что и зимой бегают, и в феврале в т.ч? Вот и хорошо. Значит, вполне могли. Если же дело само по себе засекречено, кто ж Вас будет еще и на зеков наводить?

Рогов Василий: Mirny пишет: Вы с датами разобрались. Поняли, что и зимой бегают, и в феврале в т.ч? Вот и хорошо. Значит, вполне могли. Если же дело само по себе засекречено, кто ж Вас будет еще и на зеков наводить? Ну да, как обычно. Отсутствие фактов- свидетельствует в пользу фактов...

Мелкий пакостник: Mirny, вам бы сценарии для сериалов писать... Талант пропадает. ПыСы. Ждем продолжения

ЛИН: Mirny пишет: кто ж Вас будет еще и на зеков наводить? Документы о потере человека, если сгинул, а тело не найдено. Вдруг проверка? А потом какой полкан, залетный, разделывая тушу лося, добытого в глухой тайге, ну пока вертолет, на соснах висит, отдыхает, раз и останки нашел, человеческие, а там записка в которой подробности?!.... Это ж сколько бабок надо отвалить, вяленой медвежатиной, что бы дело замять? Подумать страшно

Мелкий пакостник: Кстати, дорогой Mirny, из вашей нетленки понятно откуда взялся зек с наколками, а вот куда Золотарев-то делся? Проясните ситуацию.



полная версия страницы