Форум » Паноптикум » Охота на зэков » Ответить

Охота на зэков

Mirny: Почитывая про СЛОН в частности и сталинские репрессии в целом, не удивлюсь, если в то время у военных была развлекуха: отпускать заключенного (или подстраивать его побег), а потом начинать на него охоту. Да и отчетность о побегах из Ивделя стала появляться. Дятловцы мирно и упорно ставят палатку, нет не на склоне, - у кедра (а пущай бы и на склоне). Ветер дует некисло - мгновенно выветривает следы-столбики, взлетают без помощи двигателей самолеты и не только... Чу, послышался приглушенный звук АИ-26, о чем Золотарев тут же заметил стоящему рядом и натягивающему непослушную оттяжку Дятлову: "Вроде бы вертолет!". "Блазнит тебе, Алексеич! Какой еще вертолет в этих местах! Лезем лучше в палатку..." - немедленно откликнулся Дятлов: он жутко хотел есть. Нехотя, понимая, что нужно все же докопаться, действительно ли Золотареву померещился нежно любимый им симицилиндровый звук новейшего модернизированного Ми-1, Золотарев втиснулся за Дятловым, привлеченный запахом только что разморенной на печке вкусной, со слезой корейки. Трапеза была в полном разгаре, насытившийся Золотарев "бренчал" на лыжной палке-мандолине, Дятлов с пространным лицом думал о Боге, Тибо думал о Шато, пляжах Сен-Тропе и Марселя, и о том, как пошло об этом всем думать советскому гражданину в суровых условиях тайги. Остальные думали... Впрочем, это неважно. Весь гвалт и мысли разом оборвал прерывистый, через силу прорывающийся через пелену ветра, но несомненно человеческий голос: "Мужики, помоги!.." Выход палатки как назло успели завалить каким-то хламом, так что Золотарев - вжик! - одним махом проснувшегося в нем военного распластывает скат палатки, выпрастывается наружу и видит... человека без сознания в арестантской робе... Ничего не понимая, мерзляка коллективными усилиями утягивают внутрь палатки, оставляют двоих сторожить снаружи... Тепло и искусственное дыхание приводит мерзляка в чувство уже через пару минут. Под снятой робой на оголенном теле совсем молодого арестанта отчетливо видны непонятные туристам татуировки. Из лодыжки сочится кровь. Шевельнув веками, арестант уставляется бессмысленным взглядом в потолок палатки. Вот и конец, совсем как у Болконского - почему-то вертится в воспаленном мозгу человека с наколками. "Вы кто? Говорить можете?" - с чисто материнским участием тихо спрашивает Зина. "Братцы, я Ивдельлаговский, политический!" - лихорадочно быстро отвечает татуированный и, понимая, что на нем нет робы и видны его грубые татуировки тут же начинает наизусть цитировать Мандельштама и Солженицына. "За мной кровавая гэбня с вертолетов охотится! Выпустили, сказали "беги!", и..." - политический внезапно заливается слезами. "Заховайте за ради Христа!" - тихо просит он... После того, как оказывается, что преследователи не знают его в лицо, все дятловцы без колебаний принимают единственно верное решение - роба и исподнее арестанта прячется в сугробе подальше от палатки, сам он одевается в туристическую одежду и с этой минуты именуется Юрой Юдиным (как хорошо, что последний захворал и сошел с маршрута!). Уже отчетливо слышится гул вертолета... Минут через десять вертолет, судя по звуку, приземляется где-то в районе перевала, а еще через пятнадцать минут в палатку засовываются двое в форме военных. "Вы кто такие?!" - светят фонариком военные в удивленные лица дятловцев, - "Туристы!" "А ну покажь маршрутную книжку!" - грубо и сердито командует тот, что пониже и потолще, со знаками отличия лейтенанта. "Раз, два, три,... десять! Все налицо, е..." - грязно ругается коротышка. "Никому ни слова! У нас спецзадание по поимке беглого арестанта! Аривидерчи!" - командует он вновь. Снаружи слышится удаляющаяся матершина, а еще через десяток минут - приглушенный ветром натужный звук турбовинтового двигателя на взлетных оборотах. Золотарев быстро прикладывает ухо к скату палатки и тем самым дает сигнал остальным дятловцам, чтобы молчали. "Ну?" - тихо, почти шепотом Дятлов спрашивает Золо. Золотарев начинает петь гимн Советского Союза и "Трудные годы"... Через минуту Дятлов принимает от Золотарева лыжную палку с нацарапанным финкой Золотарева одним словом - "пасут!" Дятлов понимает все... Снаружи, не доверяя туристам, или с целью поймать беглеца, если он привлечется силуэтом палатки на склоне, метрах в 50 от палатки остаются дежурить двое военных. Дятлов режет конец палки с надписью и съедает бамбуковую стружку. "Долго они не протянут. Метель усиливается!" - шипит он кивающему Золотареву! Золотарев приказывает пригасить огонь в печке, делает осторожный короткий разрез в скате и уставляется в черно-серую пелену склона. На фоне ската внезапно, мельком вспыхивает фонарик, но и этого достаточно, чтобы опытный глаз Золотарева отметил высокую штыревую Куликовку, переводящуюся в вертикальное положение. "На связь выходят, гады!" - уже громко, зло, внезапно жестким голосом докладывает он всем и одновременно только себе. "Уходить надо!.." "Куда?" - не понимает Дятлов. "К Отортену, нна!..." - черно юморит Золо. "Отсюда надо уходить, дорогой!" - внезапно мягко и спокойно добавляет он, - "Связь-то по нашу душу..." "Мы в поле зрения, а у них автоматы! Почикают, как пить дать!" - сокрушенно смотрит в рот Золотареву Дятлов. "Робяты, прощайте!" - вскрикивает политический, решивший сдаться и решительно рвется к выходу из палатки! "Я тоже политический! Смерть кровавому режиму!" - внезапно срывается Тибо, подставляет арестанту подножку и наваливается на него, не давая выйти. "Да и я тоже... Пастернака не читал, но и не осуждаю!" - внезапно поддакнул ему Криво. Все со слезами на глазах начинают петь Марсельезу... "Идут к нам со снятыми автоматами! Видно унюхали что, драконы!.. Есть план!" - внезапно рявкает Золо, не отрывавшийся от наблюдения. Через 15 минут около палатки видны все десять туристов и еще двое фигур в военной форме, неподвижно лежащих у их ног со связанными руками и ногами. "А они выживут?" - робко, дрожащими губами спрашивает Зина, - "Люди все же..." "Нелюди они, а не люди!" - строго смотрит в Зинины полузакрытые глаза Золотарев, - "Но лучше бы мы их не оглушили через скат палатки, а того... Так и палатка была бы целее, а то сейчас от нее толку ноль!" "Ладно, начинайте доставать из палатки вещи, а я даю вертолету сигнал! Времени прошло достаточно..." Над перевалом ярко вспыхнул и быстро погас выстрел Золоторева... Неожиданно для дятловцев где-то совсем близко взревел мотор вертолета! "Вот гады! Увели вертолет на ту сторону ХЧ и сразу же посадили!" - сквозь зубы выругался Золотарев. "Ну, ладно, посмотрим, кто кого!" "Прекратить раскапывать вещи! Включить фонарик, оставить его у палатки и отступать шеренгой вниз!" "Ты чего?!" - вскинулся Дятлов глазами на высокую, подобравшуюся и пружинистую фигуру вдруг помолодевшего Золотарева. "В вертолете еще максимум двое-трое. Вряд ли они пойдут за нами, когда обнаружат своих дружков: слишком уж их мало, рисковать не станут, да и следы вишь как заметает, за десять минут - не найдут они нас! А если и пойдут, наблюдать мы будем во-о-он с того кедра: разведем под ним костер и того..., когда подойдут! В смысле, тоже оглушим и свяжем. С раннего утра, как только будет видимость, возвращаемся к палатке, берем вещи и тикаем отсюда. Если убедительно изложим, что так мол и так, пресекли произвол военных, может быть еще и премию получим..." "А фонарик-то зачем?" "Чтобы они смотрели на фонарик, а не на то, как мы отходим..." - это были последние слова Золотарева, которые помнит история...

Ответов - 46, стр: 1 2 3 All

ДЕРСУ: Рогов Василий пишет: А вот были-ли в вертолетах, в штатном оборудовании, дополнительные ларингофоны для пассажиров- этого не знаю, инфы об этом не сыскал. Не скажу за 59 год, не был еще рожден. Для десанта, который сидит в брюхе вертолета существует система знаков - приказов. Общения нет. У экипажа экипировка другая, у десанта не во что втыкать ларингофон, или какое там еще переговорное устройство для беседы с пилотами. Для чего пилоту общаться с пассажирами я не могу даже предположить, остановка по требованию? Смешно.

ЛИН: Рогов Василий пишет: Угольные ларингофоны, насколько помню, применялись еще в танках, во время ВОВ. А вот были-ли в вертолетах, в штатном оборудовании, дополнительные ларингофоны для пассажиров- этого не знаю, инфы об этом не сыскал. Может, ЛИН скажет по этому поводу? (если захочет). ЛИН скажет что ничто не приносит такого вреда как "общая" информация. Кто то, где то, что то услыхал, кому то рассказал и этот кто то, кому то, уже, что то объяснил, потому что от кого то, что то слышал. Вы, милейший, предлагаете мне присоединиться к испорченному телефону? Нет. Конкретный вопрос, конкретный ответ, по конкретной конструкции, конкретного вертолета. У нас тут, простите, есть кому инфу из МИ-8 засунуть в МИ-1. Байки это не мое.

Mirny: helga-O-V пишет: Как арестант без лыж прошел до перевала? Почему зеки зимой без лыж убегают? А почему дятловцы лыжи с собой из палатки не взяли? А почему жираф вату не ест?..

Рогов Василий: Mirny пишет: Почему зеки зимой без лыж убегают? Умный зек фиг побежит зимой. От теплого барака, от горячей похлебки... О побегах- click here "Понятно, что зимой никаких побегов не бывает – пережить зиму где-нибудь под крышей, где есть железная печка, – страстная мечта каждого арестанта, да и не только арестанта."

Mirny: Прекрасно бегали зимой. В т.ч. и в той местности. Кто-то приводил статистику, я читал.

Рогов Василий: Mirny пишет: Кто-то приводил статистику, я читал. Можно глянуть?

Mirny: Понятия не имею даже где. То ли на хибине, то ли на тайне. Хельга должна быть в курсе. Да вот и здесь на форуме есть

Рогов Василий: Mirny пишет: Понятия не имею даже где. То ли на хибине, то ли на тайне. Хельга должна быть в курсе. click here Не нашел. А вот еще по этому поводу- click here, и тут- click here, click here, click here

Рогов Василий: Mirny пишет: Да вот и здесь на форуме есть Ага, я тоже приметил, спасибо. Читаю.

Mirny: Продолжайте в том же духе. Старайтесь не обращать внимания на даты

Рогов Василий: Mirny пишет: Продолжайте в том же духе. Старайтесь не обращать внимания на даты Не получается. Именно на них и обращаю внимание.

Mirny: В порядке исторической справки: Соловецкие лагеря прославились дичайшим произволом местного начальства как из числа заключенных, так и работников ОГПУ. Нормальными явлениями были: избиение, иногда до смерти, часто без повода; морение голодом и холодом; индивидуальное и групповое изнасилование заключенных женщин и девушек; выставление на комары летом, а зимою -- обливание водой под открытым небом и забивание насмерть пойманных беглецов и выставление трупов на несколько дней у ворот лагеря в назидание их товарищам и др. А вот и историческая правда: побегов в Ивдельлаге вообще не было: Судьбе было угодно, чтобы они оказались на севере Свердловской области в Ивдельлаге - лагере особого назначения. Еще до войны он прославился как лагерь усиленного режима. Место для его основания было выбрано неслучайно, оно исключало побеги. Кругом была безлюдная тайга, летом - топкие болота и вездесущий гнус, зимой - непроходимый, глубокий снег и морозы до минус 50 градусов. (Майер) Но сам сайт весьма интересный - http://wolgadeutsche.net

Рогов Василий: Не пойму, с какого первоисточника инфа на Тайне о побегах? click here Vietnamka появится, надо у ней спросить.

Рогов Василий: Mirny пишет: Соловецкие лагеря прославились дичайшим произволом местного начальства как из числа заключенных, так и работников ОГПУ. Нормальными явлениями были: избиение, иногда до смерти, часто без повода; морение голодом и холодом; индивидуальное и групповое изнасилование заключенных женщин и девушек; выставление на комары летом, а зимою -- обливание водой под открытым небом и забивание насмерть пойманных беглецов и выставление трупов на несколько дней у ворот лагеря в назидание их товарищам и др. Что-то Ваша инфа доверия не внушает... Посмотрите тут- click here Выдержка оттуда- "(...) Не только лучшим питанием и заботой о здоровье заключенных ГУЛАГ отличается от концлагеря. На самом деле, я уже писал на эту тему статью в цикле «К вопросу о репрессиях». Вкратце повторю, то, что там изложено. Труд заключенных в СССР оплачивался государством, причем по нормальным расценкам. Заключенные имели возможность отсылать заработанные деньги семье. Они также могли отовариваться в тюремном магазине. В этом отношении СССР опережал западные страны. Только в 1955 году ООН утвердил правила обращения с заключенными, которые предусматривали плату за труд. Кроме денег, существовали и другие способы поощрения заключенных. Например, за ударный труд заключенных поощряли досрочным освобождением или сокращением срока заключения. И это отнюдь не единичные случаи. Например, после окончания строительства канала Москва – Волга из Дмитлага был досрочно освобожден каждый третий. Заключенные ГУЛАГа имели возможность разнообразить досуг. Никто не запрещал читать книги. Были библиотеки, были различные клубы, самодеятельный театр, была культурно-воспитательная часть и т.д. Ничего это не было бы и в помине, если бы государство действительно считало заключенных бесправными рабами, неисправимыми врагами, недолюдьми и т.д. В этом заключается принципиальная разница между исправительным и концентрационным лагерем. (...) (...) Спекуляциями на тему сопоставления исправительных лагерей ГУЛАГа с немецкими лагерями смерти могут заниматься только весьма недобросовестные историки, а публикации вроде той, которую я процитировал в начале статьи – это часть ведущейся против истории нашей страны информационной войны."

Mirny: Да что тут говорить, каждый советский человек стремился разнообразить питание, досуг и улучшить лечение пытаясь прорваться в СЛОН...

Рогов Василий: Mirny пишет: Да что тут говорить, каждый советский человек стремился разнообразить питание, досуг и улучшить лечение пытаясь прорваться в СЛОН... Раем, безусловно, лагерь не был. Но и такой страшилкой, как его описывают некоторые недобросовестные историки- тоже. Чтоб объяснить причины того, отчего в девяностых столь усиленно муссировали тему про приравнивание Советских исправительных учреждений- к фашистским концлагерям, придется отойти чрезмерно далеко от темы топика, поэтому не буду дальше развивать данную тему, так как это неизбежно приведет к обсуждению глубинных политических мотивов и может вызвать абсолютно ненужный ажиотаж и чрезмерный оффтоп.

Mirny: Напомню про побеги зимой, из первых рук, так сказать... Всех нас тревожило, кого нужно опасаться в пути, в походе, и случаются ли побеги из лагеря – во всей этой непогодице и неуюте? Но нас успокоил тот же Огнев. Последний по времени побег, который был на слуху, произошел зимой с 1951 на 1952 год. Побег этот был организован группой из 5-6-ти молодых заключенных (в прошлом участников бандеровского движения), работавших на одной из шахт Интинского угольного бассейна. Шахта была неглубокая, и им пришла в голову мысль пробить выход из этой шахты на поверхность, за пределами зоны оцепления. В группе был один маркшейдер, который сумел найти в одном из заброшенных штреков точку неглубокого заложения, расположенную за ограждением шахты, в стороне от людных мест. Надо полагать, что им помогал кто-либо из вольных работников шахты, так как без такой помощи им вряд ли удалось бы найти карту поверхности шахтного поля. Так или иначе, они определили место заложения шурфа и принялись пробивать его. Пройти шурф длиной в несколько десятков метров (они называли цифру в 70 метров, но она кажется мне преувеличенной), работая урывками, так, чтобы этого не заметили товарищи по бригаде, было очень сложно. По словам участников побега, работали они около трех недель. Накопить запас продуктов было сравнительно просто. В 50-х годах заключенных, работавших в шахтах на подземных работах кормили довольно сытно. Сэкономить какое-то количество хлеба было нетрудно, гораздо трудней было насушить сухарей — сушка сухарей в лагере всегда воспринималась как подготовка к побегу, — но и это они как-то организовали. Консервы и жиры беглецам приобрели вольнонаемные товарищи по шахте (не зная, конечно, для какой цели). Хотя в те годы заключенные в спецлагерях иметь деньги на руках не могли, но это затруднение обходилось очень легко. Обычно часть выработки заключенных записывалась в наряды работавшим вместе с ними вольным рабочим (в большинстве случаев бывшим заключенным, отбывшим срок, но не получившим права выезда). Эти последние, получив незаработанные деньги, возмещали какую-то часть их принося на работу всевозможные продукты и даже спиртные напитки. Сложнее всего было достать одежду. В спецлагерях иметь какую-либо собственную одежду не разрешалось, и взять ее было негде. Беглецы вышли из положения, достав у кого-то старую изношенную спецодежду и обменяв ее на шахте на новую. На это были только телогрейки и ватные брюки, даже бушлатов достать не удалось. В одну из зимних ночей беглецы добрали оставшуюся часть шурфа, вышли из шахты и, ориентируясь по компасам, снятым с маркшейдерских инструментов, взяли направление на Полярный Урал, рассчитывая перейти через перевал и уйти в бассейн реки Обь. На шахте постоянно оставались какие-либо заключенные рабочие. Поэтому обнаружить побег было не так просто, и беглецов хватились только спустя дня три. За это время беглецы успели уйти далеко, след их был занесен пургой, и погоня оказалась безрезультатной. Беглецы благополучно добрались до Полярного Урала (пройдя, если не ошибаюсь, около 120 километров) и поднялись к перевалу. На перевале они обнаружили зимующую там метеостанцию. Они зашли на эту станцию, убили оказавшихся там двух наблюдателей, взяли имевшуюся там одежду, запаслись продуктами и пошли вниз к Оби. Но они не знали, что убили не всех зимовщиков: кто-то третий, вернувшись с наблюдений, сообщил в Салехард по радио о случившемся. С перевала вниз вела только одна дорога. Спустившись с гор, беглецы натолкнулись на засаду и были задержаны. Как выяснилось, узнав из радиограммы о случившемся, районное начальство подняло весь поселок. В засады были посланы сотни людей — весь актив района. Обойти такую сеть засад было, конечно, немыслимо. Чем закончился суд над этой группой беглецов, я не знаю. Думаю, что они были приговорены к расстрелу.

Рогов Василий: Mirny пишет: (...) На шахте постоянно оставались какие-либо заключенные рабочие. Поэтому обнаружить побег было не так просто, и беглецов хватились только спустя дня три. За это время беглецы успели уйти далеко, след их был занесен пургой, и погоня оказалась безрезультатной. Беглецы благополучно добрались до Полярного Урала (пройдя, если не ошибаюсь, около 120 километров) и поднялись к перевалу. На перевале они обнаружили зимующую там метеостанцию. Они зашли на эту станцию, убили оказавшихся там двух наблюдателей, взяли имевшуюся там одежду, запаслись продуктами и пошли вниз к Оби. Но они не знали, что убили не всех зимовщиков: кто-то третий, вернувшись с наблюдений, сообщил в Салехард по радио о случившемся. С перевала вниз вела только одна дорога. Спустившись с гор, беглецы натолкнулись на засаду и были задержаны. Как выяснилось, узнав из радиограммы о случившемся, районное начальство подняло весь поселок. В засады были посланы сотни людей — весь актив района. Обойти такую сеть засад было, конечно, немыслимо. Чем закончился суд над этой группой беглецов, я не знаю. Думаю, что они были приговорены к расстрелу. Ну, а связь с ТГД, какая?

Mirny: Связь такая, что бегают всегда и везде. Хотя бы для того, чтобы скончаться не от издевательств, а своей волей. Плюс к этому, беглецы вполне могут быть в чем-то расчетливыми, а в чем-то и нет, да и кровью могут не погнушаться.

Mirny: Связь такая, что бегают всегда и везде. Хотя бы для того, чтобы скончаться не от издевательств, а своей волей. Плюс к этому, беглецы вполне могут быть в чем-то расчетливыми, а в чем-то и нет, да и кровью могут не погнушаться.



полная версия страницы