Форум » ФТЭ и ОШ » О ракетных испытаниях (как это делалось в СССР) » Ответить

О ракетных испытаниях (как это делалось в СССР)

Pepper: Хоть и с запозданием, но приступаю к выполнению обещания – поговорить, а для начала рассказать в общих чертах то, что знаю об организации проведении ракетных испытаний в СССР в интересующий нас период (1959 год). Хоть эта сторона дискуссии на данный момент и приутихла, но опыт подсказывает, что через пару месяцев добавится новых участников, старый разговор забудется, и тема по Чистопский полигон или "заблудившиеся ракеты" пойдет по новому кругу… Так что написанное, надеюсь, не пропадет даром. Для экономии места, я пока не буду давать пространных цитат или ссылок на первоисточники (тем более, что не все описанное я черпал из них – просто это моя основная институтская и первая военная специальность). Если возникнут вопросы – постараюсь ответить. [more]Итак, нас интересуют ракеты, имеющие дальность полета хотя бы от 50 км и более, и достаточные размеры и вес (либо запас несгоревшего топлива) , чтобы при падении на склоне возле палатки (или на саму палатку) причинить серьезные последствия. Соответственно, это будут ракеты от оперативно-тактических (включая созданные на их основе метеорологические ракеты) и выше, пределом которых на тот момент были стратегические Р-7 . Как баллистические, так и крылатые. Что собственно является предметом разработки в новой ракете? Для того, чтобы ракета полетела и выполнила свою задачу, необходимо спроектировать, изготовить, «довести» и испытать все основные части ракетного комплекса. Это: двигательная установка, топливная система (баки, насосы, системы хранения и заправки, и пр., если это жидкостная ракета), система разделения ступеней (если она многоступенчатая), система управления (наведение, стабилизация, программа разделения ступеней, автоматика на случай отказов, и пр.), боевая часть, собственно конструкция ракеты (корпус, его прочность и надежность), система старта (включая пусковую установку, шахту, транспортер и пр.). Все это, за редким исключением, проектировалось впервые и с нуля. Кто этим занимался? Обычно за ракету и за проект в целом отвечало головное КБ, при том заводе, который и будет заниматься сборкой первой опытной партии (он же может и дальше выпускать серийные ракеты, либо серийное производство после госиспытаний могли передать вместе с готовой документацией на другой завод). А уже отдельно за двигатели, топливо, систему управления, БЧ и систему старта – отвечали свои НИИ или КБ. Например, если ракета лодочного базирования – то за шахту отвечало КБ в Ленинграде, жидкостные двигатели делало НИИ Теплотехники или ОКБ-456 – оба в Москве и под Москвой (в Химках), за саму ракету - КБ в Златоусте, и т.д. Поэтому на ранних этапах отработка всех этих систем (включая те или иные виды испытаний) происходила порознь, а затем по мере готовности они объединялись для последующих испытаний. Что из перечисленных составных частей во время испытаний могло летать и взрываться, и как происходили такие испытания? Начнем с двигателей. Любой двигатель первоначально отрабатывается на стендах. Чтобы устойчиво работал положенные часы (ресурс), не взрывался при этом и не давал сбоев, и под конец - выдавал требуемую тягу. На этом этапе еще ничего никуда не летает. Сам стенд, в зависимости от размеров двигателя, мог представлять собой многометровый бетонный «стол» на склоне холма, с лотком для отвода пламени и газов, и подводами топлива, окислителя и пр. Например, в Интернете есть фото такого стенда «НПО Энергомаш» в Химках. Для более сложных испытаний могли требоваться и закрытые камеры, с созданием внутри различных климатических условий или вакуума (но это в основном уже позже, с 60-х годов). На каком-то этапе требуется уже соединить работающий двигатель с проектируемой топливной системой, чтобы испытать их вместе. А особенно – в динамике (поскольку при старте, в полете, и при разделении ступеней топливо и окислитель в баках ведут себя непредсказуемо). Естественно, испытывать сразу в полете – слишком затратно, поскольку взлетевшая ракета после любого сбоя разрушится и будет непригодна для следующих испытаний (и даже для анализа результатов вероятного сбоя). Поэтому, по возможности часть таких испытаний проводилась на динамических стендах, где ДУ с топливными баками имела возможность двигаться (например, на рельсовой тележке, или на вертикальном лифте). Находились эти стенды, как правило, на охраняемой территории самих предприятий (НИИ и КБ), где-нибудь в загородной зоне. Могли быть открытые сверху, могли – в километровых тоннелях, по типу метро. Остатки таких стендов сохранились до сих пор, их любят фотографировать современные «сталкеры». И что важно – во время этих испытаний топливо заправлялось в минимальных количествах, только чтобы хватило для создания требуемого импульса, а не на все время активного участка. В случае аварии такая тележка, даже сорвавшись с направляющих, далеко не улетит. В то же самое время другие КБ работают над системами управления или системой старта (пусковой установкой, стартовым столом, шахтой и т.д.). В какой-то момент им тоже нужно проверить, как поведет себя разрабатываемая ракета в момент старта (перегрузки, деформации, качка и пр.). Для этого вместо готовой ракеты (ее и самой-то зачастую еще нет, да и использовать ее опять же никто не позволит) используются ее весогабаритные макеты. В зависимости от ситуации и конкретных возможностей, для имитации старта могут использоваться либо пороховые ускорители вместо «родного» жидкостного двигателя, либо близкий по параметрам двигатель от предшествующей модели ракеты. Часто предусматривают тот или иной способ спасения отработавшего образца (например, спуск на парашюте, или падение в море), для повторного использования макета. На этом этапе испытания называют «бросковыми» (хотя это и не единственный вид «бросковых испытаний»). Для этих испытаний обычной заводской территории уже недостаточно, требуются специальные условия полигона. Хоть и заправляют бросковые макеты тоже ограниченным запасом топлива, чтобы они могли подняться максимум на несколько десятков метров, все равно опасная территория измеряется сотнями метров. Кроме того, на этом этапе уже приходится предусматривать особые меры защиты, чтобы предотвратить возможность визуального наблюдения и регистрации (киносъемки или фотографирования) взлетающей ракеты вероятным противником (даже и с советской территории – шпионов и предателей никто не отменял), а также и факта ее транспортировки и приготовлений к испытаниям, и их результата. Поэтому размеры охраняемой территории, как правило, много больше, чем собственно площадь возможного падения весогабаритного макета. На этом этапе максимальная высота подъема, с которой может быть виден работающий двигатель, не превышает сотен метров, и по горизонтали сам макет улететь может также не дальше. Дальность полета тут еще не требуется, задачи ставятся другие. Например, систему шахтного старта для баллистических ракет морского базирования отрабатывали в Балаклавской бухте, на специально изготовленных плавучих погружных стендах. На этом этапе решались вопросы, связанные именно со спецификой морского старта. А вот когда вопрос старта с воды был принципиально решен, то другую часть бросковых испытаний, где требовалось проверить старт ракеты уже на «родном» двигателе, проводили уже на суше, на полигоне Капустин Яр, с использованием качающегося стенда, имитирующего условия качки на ПЛ. (Для последующих поколений морских ракет, при соответствующих КБ были построены полноразмерные макеты шахт, заполняемых водой, для выполнения комплекса стендовых испытаний и имитации старта ракет с глубины).Но это было уже позже. Наконец, отдельные компоненты ракеты близки к полной готовности, и с этого момента их уже необходимо испытывать все вместе. Сначала – чтобы убедиться, что все спроектировано правильно, и по минимуму подходит друг к другу и способно функционировать как единое целое, а при необходимости – внести изменения в проект. И затем – чтобы проверить способность ракеты выполнять поставленную задачу, то есть – летать на заданную дальность и точность, и отработать летные характеристики и функционирование системы управления. Этот последний этап с технической точки зрения носит название летно-конструкторских испытаний (ЛКИ), а с организационной – завершается государственными испытаниями. (Отмечу попутно, что поскольку для морского старта были выбраны уже отработанные сухопутные ракеты Р-11, то для них повторять весь комплекс ЛКИ не требовалось). Эта работа также разбивается на некоторые этапы (иногда – достаточно условные, которые по мере готовности могут плавно перетекать из одних в другие). К моменту их проведения, на заводе-изготовителе уже должна быть готова опытная партия полностью собранных ракет (обычно – несколько десятков), которые в процессе испытаний будут отстреляны и тем самым - уничтожены. При необходимости, по результатам первых пусков в техническую документацию и конструкцию оставшихся ракет могут быть внесены те или иные изменения и доработки, а кроме того, сами ракеты для того или иного этапа испытаний могут несколько отличаться комплектацией (например, составом регистрирующей аппаратуры, или имитатором БЧ, и пр.). Первые из испытаний опытной партии обычно приближаются к бросковым, то есть проводятся не на полную дальность – в первую очередь интересует поведение ракеты на старте и в начале активного участка. Если их результаты будут положительные, то последующие проводятся уже на полную дальность. Для всех ракет до 1959 года включительно, по которым имеются опубликованные документы или воспоминания участников, место таких испытаний, начиная с бросковых, указано однозначно: Капустин Яр. Что важно здесь понимать: вся эта опытная партия, изготовленная по единым чертежам и подготовленная к испытаниям, представляет собой объект для строжайшей отчетности и статистики. Во-первых, это не частная лавочка, это огромные государственные деньги, фондируемые материалы, и совершенно секретные изделия, за которые нужно отчитываться. И во-вторых, именно по результатам испытаний КАЖДОЙ из изготовленных ракет будет в конечном счете приниматься решение о судьбе всего проекта: принимать данную ракету на вооружение, или нет. Поэтому все испытания и пуски ракет наблюдаются, измеряются и регистрируются всеми доступными способами (интересуют любые нюансы старта, полета, и работы систем ракеты), и документируются для анализа. На конечное решение может повлиять один-единственный пуск (удачный, либо неудачный), поэтому разбрасываться ракетами по принципу «а пульнем-ка тайком да и поглядим, полетит она или не!» - в высшей степени бессмыслица, не говоря уже о том, как потом за эту ракету отчитаться? Например, во время испутаний может сложиться такая ситуация: всего изготовлена партия из 25 ракет, 12 испытаний закончились неудачей (необязательно авария на старте, достаточно просто слишком большого отклонения от «колышка»), и 12 – удачных. И последнее как раз и будет решающим. А вместо этого нам тут предлагали поверить, что эту решающую ракету на заводе уже «пульнули» в белый свет, как в копеечку, тайком от госкомиссии, чтобы просто посмотреть – полетит она, али нет? Допустим, полетела удачно. Ее бы приплюсовать к успешным пускам – но нельзя, ведь она нигде не учтена, в официальным отчетах об испытаниях не фигурирует. Выходит, сами себя высекли? На этом пока сделаю паузу, и готов принимать вопросы и пожелания – о чем написать более подробно.[/more]

Ответов - 213, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All

Буянов: Да уж поболе Вашего, Андрий, Железняков знает. Напишите, как он, три десятка книг, да четыре сотни статей, - может, и будете знать что-то на таком же уровне. А пока Вам, вижу, сказать "по делу" просто нечего...

Andriy: Что Вы не придумаете, Евгений Вадимович, лишь бы не ехать на картошку спросить Железнякова о программе "Космос-2"

vysota1096: Andriy пишет: Вот интересно, в этой записной книжке старт 17.02 или 17.03? И как нам быть, если все-таки 03? Не поняла, вы оспариваете 17 февраля? Запуск, который видели от Нижнего Тагила до Ивделя?

vysota1096: Буянов, интересный ответ, спасибо, Е.В.!

Andriy: vysota1096 пишет: Не поняла, вы оспариваете 17 февраля? Запуск, который видели от Нижнего Тагила до Ивделя? Не я оспариваю - он оспорен во всех источниках по Байконуру и в воспоминаниях руководителя пусков Солдатенкова. Кроме Самарского завода, где к годовщине в середине 90-х подняли архивные документы и озвучили 17 февраля - и уже впоследствии на форумах общим голосованием решили, что раз над Уралом летало что-то утром 17.02, значит это Р-7, несмотря на феноменальные условия наблюдения и массовый пространственный кретинизм наблюдателей. Примерно это же время с КапЯра были пуски Р-12 с забросом грузомакета, по будущей программе ракетоносителя на базе Р-12 "Космос-2". Здесь немного развернутей: http://pereval1959.forum24.ru/?1-25-0-00000023-000-0-0-1361261436 Увы, уважаемый Е.В. уже года с два игнорирует просьбы уточнить у Железнякова об этой программе, предпочитая заезженную тему про Р-7.

vysota1096: Andriy пишет: Не я оспариваю - он оспорен во всех источниках по Байконуру и в воспоминаниях руководителя пусков Солдатенкова. Что именно написано в воспоминаниях?

Andriy: Я не знаю, публиковались ли воспоминания. На форуме "Новостей космонавтики" в теме про первую серийную "семерку" и споре дат - 17 февраля (заводская) или 17 марта (космодромная) была ссылка на воспоминания представителя завода Солдатенкова А.М., что первый серийный пуск был после эпизода со снятием ракеты со стола (21 февраля), и запуск был прямо перед восходом (в пользу мартовской даты). Не буду дублировать, это все уже многократно обсуждалось в теме про ОШ.

Pepper: Andriy пишет: Примерно это же время с КапЯра были пуски Р-12 с забросом грузомакета, по будущей программе ракетоносителя на базе Р-12 "Космос-2". Уважаемый Andriy, может быть, имеет смысл по этому эпизоду открыть отдельную тему? Соберите, пожалуйста (поскольку Вы плотнее этим занимались, у Вас наверняка ссылки под рукой) все данные по грузомакету, "Космосу-2" и Луннику, как из отечественных публикаций, так и ту импортную ссылку. Интересно это обсудить отдельно от Р-7 и прочего.

Pepper: Martel пишет: Вот эта инфа из вики - неправда? Вы это точно знаете? "ЯРД активно разрабатывались и испытывались в СССР (см. ) Ну, раз Вы уже умеете пользоваться Википедией, то надеюсь, без труда найдете сами - когда именно двигатель РД-0410 был создан и начал испытываться (причем, на стенде в Семипалатинском полигоне, а не на ракете). Martel пишет: Почему Вы не комментируете инфу о испытаниях ЯРД в с середины 50-х? Вы невнимательны. Pepper пишет: Нас интересует только конкретный период: январь-май 1959 года, когда источник радиации мог бы попасть на перевал. В это время никаких ракет с ЯРД в СССР не строилось и не испытывалось. Поскольку, например, 1976 год тоже входит в Ваше определение "с середины 50-х", но никакого отношения в событиям 1959 года иметь не может. Martel пишет: И не просто испытаниях, а АКТИВНЫХ испытаниях. К Вашему сведению: нет такого вида испытаний - "активные". Испытания бывают лабораторные, стендовые, натурные, летные и пр.

Martel: Pepper, Вы наверное не понимаете что 59 -й год входит в "с середины 50-х." И не понимаете, что ЯРД это не напрямую одно и тоже, что РД-0410 (ибо Вы подменяете одно другим) И ещё Вы не понимаете, что я не спрашивал Вас о своей внимательности, я задал Вам совершенно другой вопрос, но Вы ушли от ответа, написав про всё что угодно, но только не по существу. Ну и ладно...повторять свой вопрос ВАМ не вижу необходимости:-)

Pepper: Martel пишет: Pepper, Вы наверное не понимаете что 59 -й год входит в "с середины 50-х." Это Вы не понимаете. 59-й входит. И 76-й тоже входит. Или у Вас другое правило работы со множествами? Но то, что случилось в 76-м (а именно - первый запуск ядерного реактора, предназначенного для работы в составе ЯРД), произошло на 27 лет позже Martel пишет: И не понимаете, что ЯРД это не напрямую одно и тоже, что РД-0410 , чем события на перевале. Вы можете назвать еще один ЯРД, который был создан в СССР, причем - раньше, чем РД-0410? Давайте, не стесняйтесь! Martel пишет: я задал Вам совершенно другой вопрос, но Вы ушли от ответа, написав про всё что угодно, но только не по существу. И на какой же свой вопрос Вы не нашли ответа в моих постах? Вот этого ответа Вам оказалось недостаточно? В это время никаких ракет с ЯРД в СССР не строилось и не испытывалось. Что именно в нем Вам оказалось непонятно?

Martel: Pepper, я не смогу Вам объяснить . Я не знаю как. Если я пишу, что в начале 50-х начались испытания, а Вы на это безалепяционно:)) отвечаете - "Меня не интересует, что было в 70-х!!" То тут начинается бессмысленное общение. Вы просто не слышите, не читаете. Моя цель прояснение отдельных данных, а у Вас цели совсем не совпадающие с моими. Вы отвечаете не на мои вопросы, а на какие-то свои.

vysota1096: Martel пишет: Если я пишу, что в начале 50-х начались испытания А вам на это ответили: не начались.

Martel: vysota1096 пишет: А вам на это ответили: не начались. Один источник говорит - проводились испытания Другой - не проводились. И почему я должен верить Пепперу? Потому что он называет 50-е 70-ми? Или что? Каков вес его точки зрения? Кроме "Не...не было" ?

vysota1096: Martel пишет: И почему я должен верить Пепперу? Да как хотите, собственно. Вам сказали, что до 76 ничего не было. Чтобы опровергнуть, вы должны привести нечто конкретное, что было. А верить... верьте, во что хотите.

Pepper: Martel пишет: Если я пишу, что в начале 50-х начались испытания, - то это означает, что Вы врете. Или, если предпочитаете в более мягкой форме - "высасываете из пальца". Один источник говорит - проводились испытания И здесь - то же самое. Поскольку в приведенной Вами цитате из Вики ничего подобного не сказано. Зато на сайте КБХА прямо сказано: Годы разработки 1965-1985 http://www.kbkha.ru/?p=8&cat=11&prod=66# Или, если Вы предпочитаете Википедию, то там приведена хронология по годам. Изучайте: РД-0410 (Индекс ГРАУ - 11Б91) — первый и единственный советский ядерный ракетный двигатель. Был разработан в конструкторском бюро «Химавтоматика», Воронеж. В РД-0410 был применён гетерогенный реактор на тепловых нейтронах, замедлителем служил гидрид циркония, отражатели нейтронов — из бериллия, ядерное топливо — материал на основе карбидов урана и вольфрама, с обогащением по изотопу 235 около 80 %. Реактор известен также, как «Иргит» и «ИР-100». Конструкция включала в себя 37 тепловыделяющих сборок, покрытых теплоизоляцией, отделявшей их от замедлителя. Реактор прошёл значительную серию испытаний, но ни разу не испытывался на полную длительность работы. Внереакторные узлы были отработаны полностью. История создания 1947 год — Начало работ по проекту по предложению В. М. Иевлева и поддержанного И. В. Курчатовым, М. В. Келдышем и С. П. Королевым. 1953 год — Постановление Правительства по созданию «крылатых ракет с прямоточным двигателем с использованием атомной энергии» 1955 год — Создание группы в НИИ-1 МАП по разработке концепции ядерных ракетных двигателей во главе с В. М. Иевлевым (К. И. Артамонов, А. С. Коротеев и другие), с удельным импульсом J=(850—900) сек «А» и до 2000 сек «В». 1956 год — Постановление Правительства по «созданию баллистической ракеты дальнего действия с атомным двигателем» ГК ракеты — С. П. Королев, ГК двигателя — В. П. Глушко, НР реактора — А. И. Лейпунский. Организация подготовки специалистов в МАИ отв. инженер Н. Н. Пономарев-Степной. 1958 год — Постановление Правительства по созданию ядерного ракетного двигателя, научное руководство поручить М. В. Келдышу, И. В. Курчатову и С. П. Королеву 1958 год — Начало строительства на полигоне № 2 МО СССР (ядерный полигон в Семипалатинске) стенда с реактором и горячей лабораторией 1964 год — Постановление ЦК КПСС и СМ о строительстве стартового комплекса «Байкал» на Семипалатинском полигоне - испытательной базы ЯРД 1966 год — Создание ЯРД 11Б91 («А») научное руководство — Центр Келдыша (В. М. Иевлев), изготовление — КБХА (А. Д. Конопатов), ТВС ЯРД — ПНИТИ (И. И. Федик) 1968 год — Разработка ГФЯР двигателя РД-600 научное рук-во — Центр Келдыша, разработка НПО «Энергомаш», В. П. Глушко с тягой 6 МН, J=2000 сек 1968 год — Постановление Правительства о создании ГФЯР РД-600 и строительство стендовой базы «Байкал-2» 1970 год — НПО «Энергомаш», Центр Келдыша — эскизный проект космической энергоустановки с ГФЯР ЭУ-610 W=3,3 ГВт 1972 год — Физический пуск реактора ИВГ на комплексе «Байкал» (Н. Н. Пономарев-Степной) 1977 год — Окончание отработки внереакторных узлов на «холодном» двигателе 1978 год — Энергетический пуск первого реактора ЯРД 11Б91 Разберетесь без подсказки, какие даты раньше, а какие - позже?

Martel: Pepper пишет: Martel пишет:  цитата: Если я пишу, что в начале 50-х начались испытания, - то это означает, что Вы врете. Или, если предпочитаете в более мягкой форме - "высасываете из пальца". Если Вы внимательно прочитаете мои посты, то без труда поймёте, что я транслирую не свои убеждения, а информацию из Википедии. Тем более, что я Вам неоднократно указывал, откуда взята информация. Будьте внимательны.

Pepper: Martel пишет: Если Вы внимательно прочитаете мои посты, то без труда поймёте, что я транслирую не свои убеждения, а информацию из Википедии. Транслируете, и при этом беззастенчиво ее перевираете. В Википедии сказано (цитирую прямо из Вашего поста): ЯРД активно разрабатывались и испытывались в СССР (см. РД-0410) и США (cм. NERVA) с середины 1950-х годов А вот что пишете Вы: Если я пишу, что в начале 50-х начались испытания, Мало того, что Вы переврали начало и конец 50-х. Главное - Вы от себя пишете, что испытания в начале 50-х уже начались. Тогда как Вики пишет, что они велись "с" названного ею срока. Поскольку у Вас, похоже, трудности с множествами, обозначающими интервалы времени, то придется дать немного ликбеза (за что прошу прощения у остальных читателей). Выражение "в начале 50-х" означает, что событие находится примерно в отрезке времени 1950-1955 гг. (то есть, начало, первая половина десятилетия). Заметьте - отрезок закрытый, поскольку у него есть как начало, так и конец. Аналогично, если бы было сказано "в конце 50-х" - тогда это тоже закрытый отрезок, начинается (условно) с середины 50-х, то есть с 1955-56 гг, и заканчивается 1950-1960 годами. Выражение "с середины 1950-х" отличается тем, что это - открытый отрезок. У него указан срок, с которого он начинается (условно - пусть это будет 1955 год), но не указан срок окончания. Поэтому и события, происходившие в 60-х и 70-х годах к нему также относятся. Именно в эти периоды и происходили испытания первого из двух советских ЯРД - 11Б91 («А», изготовленного в КБХА). Как это и следует из второй статьи в Вики, которую я Вам привел (раз уж Вы поленились найти ее сами). Даты там я выделил. Второй ЯРД - РД-600 (Центр Келдыша, разработка НПО «Энергомаш») вообще был доведен до стендовых испытаний только в 80-х годах. И все эти даты, согласно нормам русского языка и логики, укладываются в выражение "с середины 50-х годов", процитированное Вами из Вики. И это - только в отношении дат. То есть, по датам, в 1959 году ни один из названных советских ЯРД еще не существовал в виде работающего устройства. Но и этого мало. Даже в 60-х - 70-х годах эти двигатели существовали только в виде стендовых макетов, и их стендовые испытания с использованием работающего ядерного реактора происходили на Семипалатинском полигоне (как следует из приведенной мною цитаты). Ни один из них ни минуты не стоял на реальной ракете (разработки до этого даже не дошли), и поэтому с испытательного стенда никуда на Урал улететь не мог.

Pepper: vysota1096 пишет: Pepper, может, выделить эту дискуссию? А то она уже явно переросла рамки топика. Угу, сам хотел предложить. Можно в "хвост" темы про ракетные испытания в СССР. Или отдельной темой в Техноген. Например, "Могла ли попасть на перевал ракета с ЯРД?".

Martel: Pepper пишет: Транслируете, и при этом беззастенчиво ее перевираете. Это признаю. К сожалению не всегда хватает сил и времени на повторное обращение к уже представленному. И я не точен и Вы. Закончим на этом



полная версия страницы