Форум » ФТЭ и ОШ » О ракетных испытаниях (как это делалось в СССР) » Ответить

О ракетных испытаниях (как это делалось в СССР)

Pepper: Хоть и с запозданием, но приступаю к выполнению обещания – поговорить, а для начала рассказать в общих чертах то, что знаю об организации проведении ракетных испытаний в СССР в интересующий нас период (1959 год). Хоть эта сторона дискуссии на данный момент и приутихла, но опыт подсказывает, что через пару месяцев добавится новых участников, старый разговор забудется, и тема по Чистопский полигон или "заблудившиеся ракеты" пойдет по новому кругу… Так что написанное, надеюсь, не пропадет даром. Для экономии места, я пока не буду давать пространных цитат или ссылок на первоисточники (тем более, что не все описанное я черпал из них – просто это моя основная институтская и первая военная специальность). Если возникнут вопросы – постараюсь ответить. [more]Итак, нас интересуют ракеты, имеющие дальность полета хотя бы от 50 км и более, и достаточные размеры и вес (либо запас несгоревшего топлива) , чтобы при падении на склоне возле палатки (или на саму палатку) причинить серьезные последствия. Соответственно, это будут ракеты от оперативно-тактических (включая созданные на их основе метеорологические ракеты) и выше, пределом которых на тот момент были стратегические Р-7 . Как баллистические, так и крылатые. Что собственно является предметом разработки в новой ракете? Для того, чтобы ракета полетела и выполнила свою задачу, необходимо спроектировать, изготовить, «довести» и испытать все основные части ракетного комплекса. Это: двигательная установка, топливная система (баки, насосы, системы хранения и заправки, и пр., если это жидкостная ракета), система разделения ступеней (если она многоступенчатая), система управления (наведение, стабилизация, программа разделения ступеней, автоматика на случай отказов, и пр.), боевая часть, собственно конструкция ракеты (корпус, его прочность и надежность), система старта (включая пусковую установку, шахту, транспортер и пр.). Все это, за редким исключением, проектировалось впервые и с нуля. Кто этим занимался? Обычно за ракету и за проект в целом отвечало головное КБ, при том заводе, который и будет заниматься сборкой первой опытной партии (он же может и дальше выпускать серийные ракеты, либо серийное производство после госиспытаний могли передать вместе с готовой документацией на другой завод). А уже отдельно за двигатели, топливо, систему управления, БЧ и систему старта – отвечали свои НИИ или КБ. Например, если ракета лодочного базирования – то за шахту отвечало КБ в Ленинграде, жидкостные двигатели делало НИИ Теплотехники или ОКБ-456 – оба в Москве и под Москвой (в Химках), за саму ракету - КБ в Златоусте, и т.д. Поэтому на ранних этапах отработка всех этих систем (включая те или иные виды испытаний) происходила порознь, а затем по мере готовности они объединялись для последующих испытаний. Что из перечисленных составных частей во время испытаний могло летать и взрываться, и как происходили такие испытания? Начнем с двигателей. Любой двигатель первоначально отрабатывается на стендах. Чтобы устойчиво работал положенные часы (ресурс), не взрывался при этом и не давал сбоев, и под конец - выдавал требуемую тягу. На этом этапе еще ничего никуда не летает. Сам стенд, в зависимости от размеров двигателя, мог представлять собой многометровый бетонный «стол» на склоне холма, с лотком для отвода пламени и газов, и подводами топлива, окислителя и пр. Например, в Интернете есть фото такого стенда «НПО Энергомаш» в Химках. Для более сложных испытаний могли требоваться и закрытые камеры, с созданием внутри различных климатических условий или вакуума (но это в основном уже позже, с 60-х годов). На каком-то этапе требуется уже соединить работающий двигатель с проектируемой топливной системой, чтобы испытать их вместе. А особенно – в динамике (поскольку при старте, в полете, и при разделении ступеней топливо и окислитель в баках ведут себя непредсказуемо). Естественно, испытывать сразу в полете – слишком затратно, поскольку взлетевшая ракета после любого сбоя разрушится и будет непригодна для следующих испытаний (и даже для анализа результатов вероятного сбоя). Поэтому, по возможности часть таких испытаний проводилась на динамических стендах, где ДУ с топливными баками имела возможность двигаться (например, на рельсовой тележке, или на вертикальном лифте). Находились эти стенды, как правило, на охраняемой территории самих предприятий (НИИ и КБ), где-нибудь в загородной зоне. Могли быть открытые сверху, могли – в километровых тоннелях, по типу метро. Остатки таких стендов сохранились до сих пор, их любят фотографировать современные «сталкеры». И что важно – во время этих испытаний топливо заправлялось в минимальных количествах, только чтобы хватило для создания требуемого импульса, а не на все время активного участка. В случае аварии такая тележка, даже сорвавшись с направляющих, далеко не улетит. В то же самое время другие КБ работают над системами управления или системой старта (пусковой установкой, стартовым столом, шахтой и т.д.). В какой-то момент им тоже нужно проверить, как поведет себя разрабатываемая ракета в момент старта (перегрузки, деформации, качка и пр.). Для этого вместо готовой ракеты (ее и самой-то зачастую еще нет, да и использовать ее опять же никто не позволит) используются ее весогабаритные макеты. В зависимости от ситуации и конкретных возможностей, для имитации старта могут использоваться либо пороховые ускорители вместо «родного» жидкостного двигателя, либо близкий по параметрам двигатель от предшествующей модели ракеты. Часто предусматривают тот или иной способ спасения отработавшего образца (например, спуск на парашюте, или падение в море), для повторного использования макета. На этом этапе испытания называют «бросковыми» (хотя это и не единственный вид «бросковых испытаний»). Для этих испытаний обычной заводской территории уже недостаточно, требуются специальные условия полигона. Хоть и заправляют бросковые макеты тоже ограниченным запасом топлива, чтобы они могли подняться максимум на несколько десятков метров, все равно опасная территория измеряется сотнями метров. Кроме того, на этом этапе уже приходится предусматривать особые меры защиты, чтобы предотвратить возможность визуального наблюдения и регистрации (киносъемки или фотографирования) взлетающей ракеты вероятным противником (даже и с советской территории – шпионов и предателей никто не отменял), а также и факта ее транспортировки и приготовлений к испытаниям, и их результата. Поэтому размеры охраняемой территории, как правило, много больше, чем собственно площадь возможного падения весогабаритного макета. На этом этапе максимальная высота подъема, с которой может быть виден работающий двигатель, не превышает сотен метров, и по горизонтали сам макет улететь может также не дальше. Дальность полета тут еще не требуется, задачи ставятся другие. Например, систему шахтного старта для баллистических ракет морского базирования отрабатывали в Балаклавской бухте, на специально изготовленных плавучих погружных стендах. На этом этапе решались вопросы, связанные именно со спецификой морского старта. А вот когда вопрос старта с воды был принципиально решен, то другую часть бросковых испытаний, где требовалось проверить старт ракеты уже на «родном» двигателе, проводили уже на суше, на полигоне Капустин Яр, с использованием качающегося стенда, имитирующего условия качки на ПЛ. (Для последующих поколений морских ракет, при соответствующих КБ были построены полноразмерные макеты шахт, заполняемых водой, для выполнения комплекса стендовых испытаний и имитации старта ракет с глубины).Но это было уже позже. Наконец, отдельные компоненты ракеты близки к полной готовности, и с этого момента их уже необходимо испытывать все вместе. Сначала – чтобы убедиться, что все спроектировано правильно, и по минимуму подходит друг к другу и способно функционировать как единое целое, а при необходимости – внести изменения в проект. И затем – чтобы проверить способность ракеты выполнять поставленную задачу, то есть – летать на заданную дальность и точность, и отработать летные характеристики и функционирование системы управления. Этот последний этап с технической точки зрения носит название летно-конструкторских испытаний (ЛКИ), а с организационной – завершается государственными испытаниями. (Отмечу попутно, что поскольку для морского старта были выбраны уже отработанные сухопутные ракеты Р-11, то для них повторять весь комплекс ЛКИ не требовалось). Эта работа также разбивается на некоторые этапы (иногда – достаточно условные, которые по мере готовности могут плавно перетекать из одних в другие). К моменту их проведения, на заводе-изготовителе уже должна быть готова опытная партия полностью собранных ракет (обычно – несколько десятков), которые в процессе испытаний будут отстреляны и тем самым - уничтожены. При необходимости, по результатам первых пусков в техническую документацию и конструкцию оставшихся ракет могут быть внесены те или иные изменения и доработки, а кроме того, сами ракеты для того или иного этапа испытаний могут несколько отличаться комплектацией (например, составом регистрирующей аппаратуры, или имитатором БЧ, и пр.). Первые из испытаний опытной партии обычно приближаются к бросковым, то есть проводятся не на полную дальность – в первую очередь интересует поведение ракеты на старте и в начале активного участка. Если их результаты будут положительные, то последующие проводятся уже на полную дальность. Для всех ракет до 1959 года включительно, по которым имеются опубликованные документы или воспоминания участников, место таких испытаний, начиная с бросковых, указано однозначно: Капустин Яр. Что важно здесь понимать: вся эта опытная партия, изготовленная по единым чертежам и подготовленная к испытаниям, представляет собой объект для строжайшей отчетности и статистики. Во-первых, это не частная лавочка, это огромные государственные деньги, фондируемые материалы, и совершенно секретные изделия, за которые нужно отчитываться. И во-вторых, именно по результатам испытаний КАЖДОЙ из изготовленных ракет будет в конечном счете приниматься решение о судьбе всего проекта: принимать данную ракету на вооружение, или нет. Поэтому все испытания и пуски ракет наблюдаются, измеряются и регистрируются всеми доступными способами (интересуют любые нюансы старта, полета, и работы систем ракеты), и документируются для анализа. На конечное решение может повлиять один-единственный пуск (удачный, либо неудачный), поэтому разбрасываться ракетами по принципу «а пульнем-ка тайком да и поглядим, полетит она или не!» - в высшей степени бессмыслица, не говоря уже о том, как потом за эту ракету отчитаться? Например, во время испутаний может сложиться такая ситуация: всего изготовлена партия из 25 ракет, 12 испытаний закончились неудачей (необязательно авария на старте, достаточно просто слишком большого отклонения от «колышка»), и 12 – удачных. И последнее как раз и будет решающим. А вместо этого нам тут предлагали поверить, что эту решающую ракету на заводе уже «пульнули» в белый свет, как в копеечку, тайком от госкомиссии, чтобы просто посмотреть – полетит она, али нет? Допустим, полетела удачно. Ее бы приплюсовать к успешным пускам – но нельзя, ведь она нигде не учтена, в официальным отчетах об испытаниях не фигурирует. Выходит, сами себя высекли? На этом пока сделаю паузу, и готов принимать вопросы и пожелания – о чем написать более подробно.[/more]

Ответов - 213, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All

Pepper: Aлена19 пишет: очень хотела бы прочитать. Так она есть в электронном виде, а на форуме есть тема со ссылками.

Трусиха: Aлена19 Очевидно мы с вами об одном и том же. Какая-то свехсуперсекретность с разбором полетов тех пешек. А мониторинг полетов? Где находились станции слежения. То, что запуски были с Байконура я не прочитала. Pepper пишет: Единственное испытание ядерных боеголовок с реальными пусками ракет производилось в 1961 году, в рамках учения РВСН "Роза". Стреляли ракетами Р-12, с мобильных позиций в районе Воркуты, по Новой Земле. И тогда же - морской ракетой Р-13 с подводной лодки, тоже по Новой Земле. Ой ли! Вот с первой попавшейся ссылки. http://rusarmy.com/forum/topic7929.html Вот еще: 10 октября 1957 года прошли первые испытания отечественной торпеды с ядерным боевым зарядным отделением (БЗО) с подводной лодки.

Pepper: Трусиха пишет: Ой ли! Вот с первой попавшейся ссылки. http://rusarmy.com/forum/topic7929.html Вот еще: 10 октября 1957 года прошли первые испытания отечественной торпеды с ядерным боевым зарядным отделением (БЗО) с подводной лодки. Мы выше отвечали Вам о пусках баллистических ракет. Поскольку они - единственные, кто (чисто теоретически) могли бы достигнуть перевала по дальности пуска, если бы кому-то вздумалось сдуру стрелять ими с ядерным боезарядом через территорию Урала. А Вы приводите ссылки на испытания зенитных ракет (которые никак не могут достигнуть перевала с полигона Капустин Яр, имея дальность полета менее 100 км), и торпед (которые вообще летать не умеют, поскольку плавают по воде).

Трусиха: Pepper Конечно, я акцентировала внимание на стрельбе спецзарадами. Без привязки к перевалу, просто любопытно. Я обратила внимаение на очень активную работу в 57- 62 годах по созданию ракетной техники (баллистических ракет, зенитных, противозенитных, метео и др ракеной техники) в том числе и с боеголовками; устройсво различного базирования, наблюдательных пунктов, заводов, стендов и т. д. Результатом этой титанической работы, очевидно стали учения Роза, с применением боеголовок, запуски спутников и холодная война. Подозреваю, что нам не всё известно, особенно, что касается неудачных запусков и ядерного боезаряда в период моратория. А свидетели уже ничего не расскажут... А что с радиоактивностью топлива?

Pepper: Трусиха пишет: Подозреваю, что нам не всё известно, особенно, что касается неудачных запусков и ядерного боезаряда в период моратория. А свидетели уже ничего не расскажут... Свидетели уже все рассказали, что знали, особенно в те периоды, когда были всплески "гласности". Там есть и о неудачных пусках, и о неудачных взрывах на Новой Земле, и о случайных жертвах среди военных и мирного населения. А уж сегодня вообще нет ни малейшей причины специально утаивать подробности событий 50-летней давности. Например, в сравнении с такими операциями, как Тоцкое учение. Любопытно спросить у сторонников "теории заговора": чем, например, менее секретен рассказ о событиях вокруг самолета Пауэрса и гибели Сергея Сафронова? Или о Тоцком ядерном учении? Или о взрыве 24 октября 1960 г. на Байконуре во время испытаний ракеты Р-16, при котором погиб маршал Неделин и еще более ста человек? Или о гибели в 1961 году ракетной подлодки С-80 со всем экипажем? И такой список можно продолжать долго.

Pepper: Трусиха пишет: А что с радиоактивностью топлива? А что с ней? Никакого радиоактивного топлива я не знаю.

Трусиха: Pepper я тоже Вопрос: какой уровень загрязнения горючего или окислителя ракеты, несущей ядерную боеголовку. Если произошла потеря горючего, могла ли часть зараженного топлива достигнуть поверхности. Ну, если, конечно, предположить полет теоретической ракеты над Приполярным Уралом.

Pepper: Трусиха пишет: Вопрос: какой уровень загрязнения горючего или окислителя ракеты, несущей ядерную боеголовку. Я думаю - никакой. Это если навскидку. (То есть, не выше фона). Если надо - попробую попозже поискать ссылки, где об этом сказано точнее.

Aлена19: Кстати, там же, у Гудилина, одновременно с запусками этих 16-ти ракет: Одновременно с проведением ЛКИ осуществлялись запуски космических ракет-носителей на базе ракет Р-7 третьего этапа (сентябрь 1958 г. - ноябрь 1959 г.). Было проведено семь запусков автоматических станций. То есть к этим 16 ракетам еще 7 запусков в то же время. Pepper пишет: А уж сегодня вообще нет ни малейшей причины специально утаивать подробности событий 50-летней давности. Ну и дразнить гусей специально тоже никто не будет. О гибели 9 человек вследствие нештатной ситуации при летно-конструкторских испытаниях в глухом медвежьем углу могли знать не так уж много людей. Очень узкий круг людей мог быть посвящен в детали этой нештатки и привязки ее к трагедии. Потому все только слухами и закончилось. Со Снежком это не сравнимо по количеству свидетелей и по масштабности этих учений, с Пауэрсом и гибелью Софронова - тоже, это все было на виду, еще и политический замес. С Неделиным тоже, слишком масштабно, слишком много живых свидетелей и участников событий, которым было что рассказать в эпоху гласности. А здесь глухо, если в свое время сумели все скрыть, звезды ни с кого не слетели, никто никого не обвинял, тихо мирно замяли это дело, ну, повезло, короче, так зачем сейчас эти люди будут ворошить свое прошлое, вытаскивать из шкафа этот полуистлевший уже скелет? Как говорится, себе дороже.

Буянов: То, что запуски были с Байконура я не прочитала. Вы не только это "не прочитали". Вы не прочитали и то, что все, - ВСЕ пуски были проверены. И в части их проведения в ночь трагедии, и в части зафиксированного наблюдения их свидетелями. И точно установлено, что в ночь трагедии никаких пусков не было. И все пуски, которые наблюдали свидетели, - ВСЕ отслежены по хронологии испытательных пусков, - как космических, так и "баллистических" (по траекториям). И сейчас точно установдено, что ВСЕ пуски разошлись с трагедией и по месту, и по времени. Это - проверенный, достоверный факт. А Вы здесь "кувыркаетесь" в области "непонимания" с уже известными вещами. Всё это давно установлено. Алёне: если Вы прочитали книгу "по диагонали", - то и понимание у Вас будет "с перекосами". Точнее, его просто не будет, - верного-то понимания. Лучше уж вообще не читать, чем читать вот так. Конечно, некоторые книги (например, Гущина или Архипова) для понимания можно не читать, - не добавляют они понимания. Но мою книгу надо внимательно прочесть хотя бы для того, чтобы узнать факты истории пропажи и поисков. Многие здесь на них "спотыкаются" на каждом шагу Как на этой "хронологии пусков".

Andriy: Буянов пишет: ВСЕ пуски были проверены ВСЕ отслежены ВСЕ пуски Про пуски Р-12 с "грузомакетом" с КапЯра в начале 1959 будьте любезны огласить. Спасибо.

Aлена19: Буянов пишет: И все пуски, которые наблюдали свидетели, - ВСЕ отслежены по хронологии испытательных пусков, - как космических, так и "баллистических" (по траекториям). При чем здесь пуски, которые наблюдали свидетели? Должны быть полные отчеты проведения этих ЛКИ, с датами каждого пуска, с фиксацией и с пошаговым разбором каждого нештатного (аварийного) случая. (Грубо говоря: что случилось? куда полетело? где упало? заодно и нанесенный ущерб при аварии, если он есть - расследование должно быть). Буянов пишет: Лучше уж вообще не читать, чем читать вот так. Евгений Вадимович, "признаю свою вину, меру, степень, глубину"(c). В ближайшее время обязательно прочитаю, не по диагонали, выучу наизусть.

Буянов: При чем здесь пуски, которые наблюдали свидетели? Должны быть полные отчеты проведения этих ЛКИ, с датами каждого пуска, с фиксацией и с пошаговым разбором каждого нештатного (аварийного) случая. (Грубо говоря: что случилось? куда полетело? где упало? заодно и нанесенный ущерб при аварии, если он есть - расследование должно быть). Вот это всё отслеживать - совершенно не нужно. Достаточно отследить Был ли хоть какой-то пуск в ночь трагедии 01-02.02.59 - в эти два дня и "по минутам" . Такого пуска не было, - это Железняков проверил по всем его первоисточникам. Значит, все пуски разошлись в трагедией по крайней мере по времени. А с учётом полного отсутствия следов падения ракеты на местности - и по месту. Не имеют эти "пуски" никакого отношения к трагедии. А если Вам, Алёна охота пустой и ненужной работой заниматься, - так занимайтесь Вы сама, если считаете это дело значимым. Мне ясно, - что на этом пути никто ничего уже не найдёт. Вы бы нашли, Алёна, то, - что уже известно. По Вашим репликам мне ясно, что Вы ведь известные факты не изучили. Если бы изучили, - Вы бы вот "такие" бесполезные дела никому бы не предлагали. "Померла" ракетная версия" давным давно - это ведь давным давно стало ясно.

Трусиха: Занятно!: Боевая часть «Генератор» отличалась от «Герани» тем, что та же радиоактивная смесь размещалась в головной части ракеты не в общей емкости, а в большом количестве малых сосудов, каждый из которых разрывался над землей самостоятельно, то есть нечто типа кассетного боеприпаса. В 1953 г. на полигоне Капустин Яр провели два пуска Р-2 с боевыми частями «Герань» и «Генератор». Причем стартовые команды не были поставлены в известность, чем снаряжены боевые части, В ходе подготовки к старту ракеты с «Геранью» из головной части стоящей на стартовом столе ракеты по корпусу потекла струйка мутной жидкости. Вся стартовая команда бросилась бежать. Лишь руководитель старта Воскресенский не спеша поднялся на установку на высоту хвостового отсека, артистично вытянул руку, пальцем размазал стекавшую по корпусу жидкость, а затем облизнул «радиоактивный» палец. Боевая часть оказалась инертной. Пуски «Герани» и «Генератора» прошли удачно, но на вооружение они не поступили. Вскоре атомщики создали и спецзаряд под Р-2, причем под него пришлось делать новую головную часть ракеты. В ноябре 1955 г. были проведены летные испытания Р-2 с увеличенной головной частью. В войска ядерная боевая часть для Р-2 стала поступать с 1956 г. А вот тоже занятно: Пятый пуск состоялся 2 февраля 1956 г. Ракета Р-5М впервые в мире несла ядерный заряд. Пролетев около 1200 км, головная часть без разрушения дошла до поверхности в районе Аральских Каракумов. Сработал ударный взрыватель, вызвавший ядерный взрыв мощностью около 80 кт. А я ж искренне верила, что ядерные боезаряды пуляли только на Новую Землю в 61 годе...

Pepper: Трусиха пишет: А я ж искренне верила, что ядерные боезаряды пуляли только на Новую Землю в 61 годе... Так ведь надо читать то, что Вам отвечают. Если оказалось все равно непонятно - переспросите, я объясню. Я ведь уже писал, что речь шла о тех ракетах, которые ...могли бы достигнуть перевала по дальности пуска, если бы кому-то вздумалось сдуру стрелять ими с ядерным боезарядом через территорию Урала. Ни Р-2, ни Р-5 от Капустина Яра до перевала долететь не смогли бы. Р-5 даже до Челябинска не дотянула бы, а Р-2 и того меньше.

Трусиха: А откуда в зону Д на Новую Землю стреляли изделиями средней и большой мощности с 1июля 9157 по май 1959 гг?

Pepper: Трусиха пишет: А откуда в зону Д на Новую Землю стреляли изделиями средней и большой мощности с 1июля 9157 по май 1959 гг? Ниоткуда не стреляли. Воздушные испытания с взрывами в зоне Д производились с самолетов.

Трусиха: 17 площадка по запуску ракет, зона Д только для бомбометания? Запуталась. Министр среднего машиностроения вместе с главнокомандующим МВф решают вопросы о расширении поля, а кидали с неба....

Pepper: Трусиха пишет: 17 площадка по запуску ракет, зона Д только для бомбометания? Запуталась. Так Вы читайте весь абзац, не пропускайте ничего. Вроде ясно все написано: Начало абзаца) Одновременно с основными испытаниями с июля 1957 г. по май 1959 г. на полигоне производились работы, предусмотренные планом Международного геофизического года. В марте 1958 года 17-я площадка (по запуску ракет) была включена в состав научно-исследовательских отделов Управления. (Конец абзаца) Работы по плану "Международного геофизического года" - это и есть пуски геофизических и метеорологических ракет. О них имеется много упоминаний в литературе (и Интернете), например: На базе ракеты Р-11 была создана геофизическая ракета Р-11А, пуски которой осуществлялись на Новой Земле по программе Международного геофизического года в 1958 году. Они после завершения "Международного геофизического года" были включены в состав научно-исследовательских отделов Управления, в частности, потому, что пуски метеоракет были необходимы полигону как для прогнозирования направлений ветров во время ядерных испытаний, так и для замеров радиоактивности в атмосфере после самих испытаний. В дополнение к замерам, которые делались специально оборудованными самолетами Ил-14.

Трусиха: Pepper минист среднего машиностроения по совместительству присхометрами заведует? )) или может спецтехникой МАЗ?



полная версия страницы