Форум » ФТЭ и ОШ » О ракетных испытаниях (как это делалось в СССР) » Ответить

О ракетных испытаниях (как это делалось в СССР)

Pepper: Хоть и с запозданием, но приступаю к выполнению обещания – поговорить, а для начала рассказать в общих чертах то, что знаю об организации проведении ракетных испытаний в СССР в интересующий нас период (1959 год). Хоть эта сторона дискуссии на данный момент и приутихла, но опыт подсказывает, что через пару месяцев добавится новых участников, старый разговор забудется, и тема по Чистопский полигон или "заблудившиеся ракеты" пойдет по новому кругу… Так что написанное, надеюсь, не пропадет даром. Для экономии места, я пока не буду давать пространных цитат или ссылок на первоисточники (тем более, что не все описанное я черпал из них – просто это моя основная институтская и первая военная специальность). Если возникнут вопросы – постараюсь ответить. [more]Итак, нас интересуют ракеты, имеющие дальность полета хотя бы от 50 км и более, и достаточные размеры и вес (либо запас несгоревшего топлива) , чтобы при падении на склоне возле палатки (или на саму палатку) причинить серьезные последствия. Соответственно, это будут ракеты от оперативно-тактических (включая созданные на их основе метеорологические ракеты) и выше, пределом которых на тот момент были стратегические Р-7 . Как баллистические, так и крылатые. Что собственно является предметом разработки в новой ракете? Для того, чтобы ракета полетела и выполнила свою задачу, необходимо спроектировать, изготовить, «довести» и испытать все основные части ракетного комплекса. Это: двигательная установка, топливная система (баки, насосы, системы хранения и заправки, и пр., если это жидкостная ракета), система разделения ступеней (если она многоступенчатая), система управления (наведение, стабилизация, программа разделения ступеней, автоматика на случай отказов, и пр.), боевая часть, собственно конструкция ракеты (корпус, его прочность и надежность), система старта (включая пусковую установку, шахту, транспортер и пр.). Все это, за редким исключением, проектировалось впервые и с нуля. Кто этим занимался? Обычно за ракету и за проект в целом отвечало головное КБ, при том заводе, который и будет заниматься сборкой первой опытной партии (он же может и дальше выпускать серийные ракеты, либо серийное производство после госиспытаний могли передать вместе с готовой документацией на другой завод). А уже отдельно за двигатели, топливо, систему управления, БЧ и систему старта – отвечали свои НИИ или КБ. Например, если ракета лодочного базирования – то за шахту отвечало КБ в Ленинграде, жидкостные двигатели делало НИИ Теплотехники или ОКБ-456 – оба в Москве и под Москвой (в Химках), за саму ракету - КБ в Златоусте, и т.д. Поэтому на ранних этапах отработка всех этих систем (включая те или иные виды испытаний) происходила порознь, а затем по мере готовности они объединялись для последующих испытаний. Что из перечисленных составных частей во время испытаний могло летать и взрываться, и как происходили такие испытания? Начнем с двигателей. Любой двигатель первоначально отрабатывается на стендах. Чтобы устойчиво работал положенные часы (ресурс), не взрывался при этом и не давал сбоев, и под конец - выдавал требуемую тягу. На этом этапе еще ничего никуда не летает. Сам стенд, в зависимости от размеров двигателя, мог представлять собой многометровый бетонный «стол» на склоне холма, с лотком для отвода пламени и газов, и подводами топлива, окислителя и пр. Например, в Интернете есть фото такого стенда «НПО Энергомаш» в Химках. Для более сложных испытаний могли требоваться и закрытые камеры, с созданием внутри различных климатических условий или вакуума (но это в основном уже позже, с 60-х годов). На каком-то этапе требуется уже соединить работающий двигатель с проектируемой топливной системой, чтобы испытать их вместе. А особенно – в динамике (поскольку при старте, в полете, и при разделении ступеней топливо и окислитель в баках ведут себя непредсказуемо). Естественно, испытывать сразу в полете – слишком затратно, поскольку взлетевшая ракета после любого сбоя разрушится и будет непригодна для следующих испытаний (и даже для анализа результатов вероятного сбоя). Поэтому, по возможности часть таких испытаний проводилась на динамических стендах, где ДУ с топливными баками имела возможность двигаться (например, на рельсовой тележке, или на вертикальном лифте). Находились эти стенды, как правило, на охраняемой территории самих предприятий (НИИ и КБ), где-нибудь в загородной зоне. Могли быть открытые сверху, могли – в километровых тоннелях, по типу метро. Остатки таких стендов сохранились до сих пор, их любят фотографировать современные «сталкеры». И что важно – во время этих испытаний топливо заправлялось в минимальных количествах, только чтобы хватило для создания требуемого импульса, а не на все время активного участка. В случае аварии такая тележка, даже сорвавшись с направляющих, далеко не улетит. В то же самое время другие КБ работают над системами управления или системой старта (пусковой установкой, стартовым столом, шахтой и т.д.). В какой-то момент им тоже нужно проверить, как поведет себя разрабатываемая ракета в момент старта (перегрузки, деформации, качка и пр.). Для этого вместо готовой ракеты (ее и самой-то зачастую еще нет, да и использовать ее опять же никто не позволит) используются ее весогабаритные макеты. В зависимости от ситуации и конкретных возможностей, для имитации старта могут использоваться либо пороховые ускорители вместо «родного» жидкостного двигателя, либо близкий по параметрам двигатель от предшествующей модели ракеты. Часто предусматривают тот или иной способ спасения отработавшего образца (например, спуск на парашюте, или падение в море), для повторного использования макета. На этом этапе испытания называют «бросковыми» (хотя это и не единственный вид «бросковых испытаний»). Для этих испытаний обычной заводской территории уже недостаточно, требуются специальные условия полигона. Хоть и заправляют бросковые макеты тоже ограниченным запасом топлива, чтобы они могли подняться максимум на несколько десятков метров, все равно опасная территория измеряется сотнями метров. Кроме того, на этом этапе уже приходится предусматривать особые меры защиты, чтобы предотвратить возможность визуального наблюдения и регистрации (киносъемки или фотографирования) взлетающей ракеты вероятным противником (даже и с советской территории – шпионов и предателей никто не отменял), а также и факта ее транспортировки и приготовлений к испытаниям, и их результата. Поэтому размеры охраняемой территории, как правило, много больше, чем собственно площадь возможного падения весогабаритного макета. На этом этапе максимальная высота подъема, с которой может быть виден работающий двигатель, не превышает сотен метров, и по горизонтали сам макет улететь может также не дальше. Дальность полета тут еще не требуется, задачи ставятся другие. Например, систему шахтного старта для баллистических ракет морского базирования отрабатывали в Балаклавской бухте, на специально изготовленных плавучих погружных стендах. На этом этапе решались вопросы, связанные именно со спецификой морского старта. А вот когда вопрос старта с воды был принципиально решен, то другую часть бросковых испытаний, где требовалось проверить старт ракеты уже на «родном» двигателе, проводили уже на суше, на полигоне Капустин Яр, с использованием качающегося стенда, имитирующего условия качки на ПЛ. (Для последующих поколений морских ракет, при соответствующих КБ были построены полноразмерные макеты шахт, заполняемых водой, для выполнения комплекса стендовых испытаний и имитации старта ракет с глубины).Но это было уже позже. Наконец, отдельные компоненты ракеты близки к полной готовности, и с этого момента их уже необходимо испытывать все вместе. Сначала – чтобы убедиться, что все спроектировано правильно, и по минимуму подходит друг к другу и способно функционировать как единое целое, а при необходимости – внести изменения в проект. И затем – чтобы проверить способность ракеты выполнять поставленную задачу, то есть – летать на заданную дальность и точность, и отработать летные характеристики и функционирование системы управления. Этот последний этап с технической точки зрения носит название летно-конструкторских испытаний (ЛКИ), а с организационной – завершается государственными испытаниями. (Отмечу попутно, что поскольку для морского старта были выбраны уже отработанные сухопутные ракеты Р-11, то для них повторять весь комплекс ЛКИ не требовалось). Эта работа также разбивается на некоторые этапы (иногда – достаточно условные, которые по мере готовности могут плавно перетекать из одних в другие). К моменту их проведения, на заводе-изготовителе уже должна быть готова опытная партия полностью собранных ракет (обычно – несколько десятков), которые в процессе испытаний будут отстреляны и тем самым - уничтожены. При необходимости, по результатам первых пусков в техническую документацию и конструкцию оставшихся ракет могут быть внесены те или иные изменения и доработки, а кроме того, сами ракеты для того или иного этапа испытаний могут несколько отличаться комплектацией (например, составом регистрирующей аппаратуры, или имитатором БЧ, и пр.). Первые из испытаний опытной партии обычно приближаются к бросковым, то есть проводятся не на полную дальность – в первую очередь интересует поведение ракеты на старте и в начале активного участка. Если их результаты будут положительные, то последующие проводятся уже на полную дальность. Для всех ракет до 1959 года включительно, по которым имеются опубликованные документы или воспоминания участников, место таких испытаний, начиная с бросковых, указано однозначно: Капустин Яр. Что важно здесь понимать: вся эта опытная партия, изготовленная по единым чертежам и подготовленная к испытаниям, представляет собой объект для строжайшей отчетности и статистики. Во-первых, это не частная лавочка, это огромные государственные деньги, фондируемые материалы, и совершенно секретные изделия, за которые нужно отчитываться. И во-вторых, именно по результатам испытаний КАЖДОЙ из изготовленных ракет будет в конечном счете приниматься решение о судьбе всего проекта: принимать данную ракету на вооружение, или нет. Поэтому все испытания и пуски ракет наблюдаются, измеряются и регистрируются всеми доступными способами (интересуют любые нюансы старта, полета, и работы систем ракеты), и документируются для анализа. На конечное решение может повлиять один-единственный пуск (удачный, либо неудачный), поэтому разбрасываться ракетами по принципу «а пульнем-ка тайком да и поглядим, полетит она или не!» - в высшей степени бессмыслица, не говоря уже о том, как потом за эту ракету отчитаться? Например, во время испутаний может сложиться такая ситуация: всего изготовлена партия из 25 ракет, 12 испытаний закончились неудачей (необязательно авария на старте, достаточно просто слишком большого отклонения от «колышка»), и 12 – удачных. И последнее как раз и будет решающим. А вместо этого нам тут предлагали поверить, что эту решающую ракету на заводе уже «пульнули» в белый свет, как в копеечку, тайком от госкомиссии, чтобы просто посмотреть – полетит она, али нет? Допустим, полетела удачно. Ее бы приплюсовать к успешным пускам – но нельзя, ведь она нигде не учтена, в официальным отчетах об испытаниях не фигурирует. Выходит, сами себя высекли? На этом пока сделаю паузу, и готов принимать вопросы и пожелания – о чем написать более подробно.[/more]

Ответов - 213, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All

Буянов: По полигону Кура интересная статья вот здесь: http://kik-sssr.narod.ru/O_Y_Kamchatka.htm Можно там прямо (без ссылок) на видео увидеть, как в небе боеголовка отделяется от общего блока. И карта, и фото там есть - и самого городка, и окрестностей, и фото военных... Есть еще статья и здесь: http://wikimapia.org/9955529/ru/Полигон-Кура-ОНИС-43-НИИП-5 Правка моя хххdeliola Ударения я нигде не нашел (даже в Викепедии). Другие статьи легко ищутся по коду: Полигон Кура на Камчатке.

Andriy: Буянов пишет: Можно там прямо (без ссылок) на видео увидеть, как в небе боеголовка отделяется от общего блока. Для этого надо быть Бэтменом. На видео скорее всего разрушение остатков последней ступени в плотных слоях при падении. И да, радует ссылка на Порошкова

Pepper: Вообще я не нашел ни одного упоминания, что Кура - это местный топоним. Наоборот, название площадки "Кама" - это совершенно очевидно условное кодовое наименование, данное по названию реки. Логично предположить, что и "Кура" - такое же условное кодовое наименование, и тоже по реке (но только уже на Кавказе).

Буянов: Да, скорее всего это - кодовое название. "Имя собственное"... Такое же, как и "Байконур" (космодром "Байконур" находился в 400 км от населённого пункта с таким названием, но сейчас это название ему присвоено официально).

Alina: Уважаемый Pepper! Не проконсультируете по двум вопросам: 1. Способы информирования населения в случаях ракетных испытаний. Несмотря на то, что общепринято считать, что если бы существовала опасность, людей бы не допустили в район, который мог бы оказаться опасным, есть факт, что например на Семипалатинском ядерном полигоне испытания проводились с 1949г., но только в 1959 (совпадение) было принято решение о информировании населения об испытании и то не ранее, чем за 1 (один) час до самого испытания. 2. Заинтересовала статья об ЗРК "Круг" http://pvo.guns.ru/krug/krug01.htm Во-первых, поиск полигона для его испытаний в этот отрезок времени (первоначально Донгузский полигон в Оренбургской области окончательно полигон близ Эмбы (Казахстан), во-вторых проблемы, связанные с аварийностью запусков ракет (Из 26 пусков, выполненных до конца 1960 года, шесть ракет разрушились в полете, у семи – не включился маршевый двигатель и только 12 стрельб были относительно успешными). Не могли бы дать некий анализ этого в переводе с технического на общеупотребительный для дилетанта. P.S. В частности, что представляют собой "бросковые испытания макета ракеты с натурными стартовыми двигателями"?

Pepper: Alina пишет: 1. Способы информирования населения в случаях ракетных испытаний. Определитесь, пожалуйста, о каком населении идет речь. Население, проживающее внутри границ полигона и знающее об этом? Или население территорий, не имеющих отношения к полигону? Alina пишет: например на Семипалатинском ядерном полигоне 1. Это не ракетный полигон. 2. И население и местные власти знали, что находятся на закрытой территории полигона. Alina пишет: Во-первых, поиск полигона для его испытаний в этот отрезок времени (первоначально Донгузский полигон в Оренбургской области окончательно полигон близ Эмбы (Казахстан), Ну так не Урал же! Во всех случаях - безжизненная и малонаселенная степь. И в любом случае, после окончательного выбора, вся территория объявляется закрытой зоной, а на ней размещаются военные городки, телеметрические станции, пункты траекторных наблюдений, и поля падения обломков ракет. Alina пишет: что представляют собой "бросковые испытания макета ракеты с натурными стартовыми двигателями"? Зенитная ракета комплекса "Круг" имела 4 стартовых двигателя ("боковушки", они хорошо видны на всех ее фотках), и один главный (маршевый) двигатель посередине. Вот тут хорошо виден старт: Стартовые работают буквально несколько секунд, пока не включится маршевый, а потом отваливаются и падают на землю. Описанные испытания проходили со стартовыми двигателями, но без основного, а также без топлива для него, без боевой части и системы управления. По сути, голый макет, подогнанный только по весу. Он после старта падал там же, где и боковушки - максимум в паре километров от старта. Разумеется, все это на охраняемой территории полигона.

Alina: Pepper пишет: И население и местные власти знали, что находятся на закрытой территории полигона. Pepper пишет: Во всех случаях - безжизненная и малонаселенная степь. Это из Википедии, а по факту правда. У нас эта тема исследуется (огромное количество публикаций) и каждый год отмечается дата закрытия полигона. То есть все не так четко: Запретная зона, неразглашение и т.д. Нселение (по большей степени чабаны и аульные жители и знать не знали, что там взрывают и насколько это опасно. "В опасных зонах бывшего полигона радиоактивный фон до сих пор (по состоянию на 2009 год) доходит до 10-20 миллирентген в час. Несмотря на это, на полигоне до сих пор (на 2009 год) живут люди. Территория полигона никак не охранялась и до 2006 никак не была обозначена на местности. На 2005 год, по информации Министерства сельского хозяйства: Вблизи, и на территории бывшего ядерного полигона, входящей в состав Восточно-Казахстанской области, расположены 57 крестьянских хозяйств, с общей площадью землепользования 51,7 тысяч га (Абралинский, Жанасемейский районы). В Павлодарской области на территории полигона находятся отгонные участки двух хозяйствующих субъектов Майского района (племенное крестьянское хозяйство «Май» и ТОО «Ақжар Өндіріс»), общая площадь земель, используемых ими, составляет 15802 га. На территории СИЯП растениеводством занимаются 8 крестьянских хозяйств. Всего используется 3938,2 га посевных площадей. Пострадавшими от ядерных испытаний признаны 1 323 000 человек, но удостоверения, подтверждающее право пострадавших, получили только 1 057 000 человек (не правда ли много для малонаселенной местности). Только в 2005 году под давлением общественности и по рекомендации Парламента были начаты работы по маркировке границ полигона бетонными столбами.

Pepper: Alina пишет: Нселение (по большей степени чабаны и аульные жители и знать не знали, что там взрывают и насколько это опасно. Им и не положено знать назначение полигона. Это государственная тайна. Вы путаете сведения о конкретном испытании (дата, назначение и пр.). с информацией о полигоне как военном объекте. После того, как полигон создан (а о его создании всегда имеются государственные документы, которые все уже давно рассекречены и опубликованы), его территория переходит в ведение Министерства Обороны. Со всеми вытекающими последствиями. Соответственно, вся местная власть (городки, поселки и пр.) также переходили из гражданского в военное подчинение. И снова возвращались в гражданское подчинение только после закрытия полигонов. И если даже отдельно взятый чабан и не интересовался такими подробностями (кому там подчиняется местная власть), то любой госслужащий, милиционер или тем более районный или областной работник на территории, принадлежащей полигону, все это прекрасно знал. Это я к тому, что не может вдруг "всплыть" где-то на Урале никому не известный полигон, о котором в годы его существования не знала ни одна живая душа и не сохранилось ни одного официального документа.

Alina: Pepper пишет: Это я к тому, что не может вдруг "всплыть" где-то на Урале никому не известный полигон, о котором в годы его существования не знала ни одна живая душа и не сохранилось ни одного официального документа. Я и не рассматриваю вариант, что полигон существовал. Только возникло предположение, что данный район ввиду малонаселенности, удаленности от больших городов (если взять карту и сравнить количество населенных пунктов в Семипалатинской области с общим количеством жителей более миллиона человек и Северный Урал, то явно Семипалатинск меньше подходит для полигона; даже уровень образования и образ жизни манси и казахского наcеления в тот период вполне похож, люди практически не покидают своих аулов, дети учатся в местных интернатах, малоинформированны и т.д.), то данный регион мог рассматриваться в качестве полигона. То, что в дальнейшем это не воплотилось в жизнь, вполне очевидно. Но мог ли? Могли ли проводится какие-то мероприятия, например, аэросъемки, муляжные сбросы предполагаемых объетов испытаний с воздуха (помните некоторые исследователи говорят о том, что в горах находились обломки каких-то конструкций)? Возможно, что эти мероприятия носили единичный характер, и от идеи быстро отказались. Но вряд ли они, такие мероприятия по подбору полигона, необязательно взамен Донгузского, а вообще очередного полигона также освещались и фиксировались, как реальные испытания на реальном полигоне с конкретными результатами. Вполне возможно, что сведения о них уже не хранятся в военных архивах, за давности лет вполне могли быть отправлены в утиль, ведь идея не реализовалась. Не могу утверждать, поэтому и спрашиваю Ваше мнение.

Alina: Известно, что в 1961-1963 году проводились самые интенсивные испытания на Новоземельском полигоне. Одними из них были боевые стрельбы ракетных войск стратегического назначения. "Боевое поле ракетчиков находилось в районе Митюшихи (ранее на нем испытывались опытные заряды в бомбовом варианте), а стартовая позиция на… Северном Урале. Перед первым боевым пуском неожиданно пропала связь полигона со стартовой позицией, что доставило немало волнений военным. Однако взрыв головной части ракеты произошел на заданной высоте, исключившей существенное радиоактивное загрязнение местности". Но я нигде не нашла, где именно на Северном Урале, причем в некоторых источниках указывается Приполярный Урал и даже Полярный Урал. А где именно?

Andriy: Alina пишет: а стартовая позиция на… Северном Урале. ... восточнее Воркуты. Речь идет об учениях "Роза". http://polyarny.net/rasskazy/rvsn/

ak630: Alina пишет: Но я нигде не нашла, где именно на Северном Урале, причем в некоторых источниках указывается Приполярный Урал и даже Полярный Урал. Вранье все это.

Alina: http://rocketpolk44.narod.ru/yas/poligon1.htm Я привожу эту ссылку, так как здесь есть сведения о том, как создавались полигоны. Например, "13 мая 1946г. Постановлением Совета Министров СССР для осуществления научных исследований и испытаний ракетной техники был создан Государственный Центральный полигон Министерства обороны Капустин Яр. Найти место для строительства полигона было поручено генерал-майору В.Вознюку. В кратчайшие сроки были тщательно обследованы семь вариантов размещения полигона. В итоге наиболее подходящим был признаны районы возле села Капустин Яр в Астраханской обл. и станица Наурская Грозненской области". и еще оттуда же: "В конце 1953г. руководство страны приняло два судьбоносных решения: первое – о создании термоядерной транспортабельной бомбы; второе – о создании межконтинентальных баллистических и крылатых ракет для ее доставки. В 1954г. Королев представил эскизный проект МБР Р- 7 и проектное задание на строительство для нее нового испытательного полигона. В том же году он обратился к правительству с предложением о создании искусственного спутника Земли. После этого была организована рекогносцировочная комиссия из военных и гражданских специалистов во главе с генерал-полковником В.Вознюком для определения места полигона Р-7... Первоначально рассматривал ось более десятка вариантов размещения космодрома. Проделав огромную работу, исколесив полстраны, комиссия Вознюка остановилась на четырех вариантах..." Еще раз повторюсь, что не рассматриваю район Ортортена, как возможный вариант именно для этих полигонов. Но можно ли допустить, что данный район попадал в число вариантов для создания площадки для каких-либо видов испытаний с проведением некоторых рекогностировочных мероприятий. Каких именно, можно попробовать предположить, проанализировав появление таких площадок в 1959-1963гг.

Pepper: Alina пишет: Но можно ли допустить, что данный район попадал в число вариантов для создания площадки для каких-либо видов испытаний с проведением некоторых рекогностировочных мероприятий. Каких именно, можно попробовать предположить, проанализировав появление таких площадок в 1959-1963гг. Допустим, что попадал. И что? Рекогносцировочные мероприятия - это осмотр и изучение территории и местного населения, дополнительная топосъемка, геологические изыскания. Для этого не требуются никакие муляжные сбросы предполагаемых объетов испытаний с воздуха

ZSM-5: Наивный вопрос к знатокам-ракетчикам: а почему в качестве "кандидатов" рассматриваются только ракеты наземного базирования (типа Р-7 или Р-12)? А как насчет ракет класса "воздух - земля", или "воздух - воздух"?

Pepper: ZSM-5 пишет: А как насчет ракет класса "воздух - земля", или "воздух - воздух"? Предлагайте. "А мы рассмотрим"... (с) "Место встречи изменить нельзя" Не забудьте только предварительно посмотреть места и даты разработки и испытаний этих ракет, чтобы не спорить зря по ракетам, которых в ТО время или в ТОМ месте быть не могло. (К примеру - ракеты Украинского КБ испытывались там же, на Украине, прямо в черте города Киева).

Andriy: Наша бригада вновь в боевой готовности номер один. Сидим в вертолете. В четыре утра поступила команда группе поиска вылетать. Мы тоже взлетели. Конечно, волновались. Я бесконечно прокручивал в голове алгоритмы оказания экстренной хирургической помощи… Пролетели минут сорок, и вдруг слышим по рации: «Видим спускаемый аппарат». Это не было нормальным приземлением. «Союз-33» падал по почти вертикальной траектории с колоссальным ускорением. Космонавты испытывали перегрузки в 10G, а ведь для человека перегрузка в 12G – смертельна! Кровь сильно приливала к голове, и поэтому лица у космонавтов были страшно распухшие, в гематомах. Но нам сказали, что хирургическая помощь не нужна. А вскоре экипаж забрал на Байконур вертолет. Нас на следующий день пригласили на беседу серьезные люди в штатском. Вызывали по одному. Меня попросили описать на листке бумаги все, что я видел и слышал 12 апреля. Потом я дал обязательство хранить государственную тайну. И предупредили о последствиях в случае разглашения: дескать, отправят туда, откуда не возвращаются. Затем нас собрало руководство космического комплекса, полковник Брежнев поблагодарил за хорошую работу, и мы уехали по своим воинским частям... http://for-ua.com/press/2012/04/12/114610.html

Буянов: Наивный вопрос к знатокам-ракетчикам: а почему в качестве "кандидатов" рассматриваются только ракеты наземного базирования (типа Р-7 или Р-12)? А как насчет ракет класса "воздух - земля", или "воздух - воздух"? Вопрос этот действительно наивный. Поскольку исходно рассматривались все "кандидаты" из ракет всех классов. И все классы ракет были проверены на возможность падения в районе горы Холатчахль. Отпали последовательно все эти "кандидаты", - причём и по времени, и по месту. Такова и предыстория, и "послесловие" (с проверками по сайтам и данным Железнякова) разгадки "Тайны огненных шаров". Всё это было пройдено 5 лет назад. А в нашей книге вся эта история поисков была изложена очень кратко. "Откопать" что-то новое здесь уже ничего не удастся. И никто ничего нового по "полётам ракет", кроме Железнякова, мне за эти 5 лет не сообщил. Удалось только уточнить условия и результаты наблюдений, в основном по показаниям Согрина, Мещерякова и Карелина.

helga-O-V: Буянов пишет: Вопрос этот действительно наивный. Поскольку исходно рассматривались все "кандидаты" из ракет всех классов. И все классы ракет были проверены на возможность падения в районе горы Холатчахль. Отпали последовательно все эти "кандидаты", - причём и по времени, и по месту. Евгений, а вы по ходу этих проверок наталкивались на факт многократного наблюдения ПВО-шниками (Н. Тагила) НАТО-вских аэростатов. Так?

Буянов: Аэростаты тоже отпали. По ним здесь была дискуссия, из которой я не узнал почти ничего нового (и о них я кратко написал в книге). Мне Железняков про них рассказал, и мне стало ясно, что "аэростаты" здесь ни при чём. А обсуждать факты, которые уже превратились в "дохлых кошек, - нет ничего интересного... Взяла "охота" вспоминать о такой чепухе...



полная версия страницы