Форум » Экспедиции, конференции, встречи » Высота 8300. Точка невозврата. » Ответить

Высота 8300. Точка невозврата.

vietnamka: Наткнулась (хотя не совсем правда. Рассказали про эту пресс-конференцию), посвящённую предстоящей Российской экспедиции на Эверест в мае 2017. Посвящена экспедиция попытке увековечить память и сохранить тела погибших альпинистов. Мне кажется, что некоторые моменты (например про обморожения) могут быть интересны и в нашей теме. Ну и психология. https://m.youtube.com/watch?v=ZsjkTDs5ur8

Ответов - 2

Почемучка: http://www.clamber.ru/articles/117-eshhyo-raz-o-lyzhax.html "...Некоторые, самые опытные, с твердым характером, в поисках романтики и приключений направляются в отдаленные горные районы, чтобы спуститься на лыжах в сложных, незнакомых и порой смертельно опасных условиях по ледникам, ущельям, в лесных массивах по непроложенным еще маршрутам. Инструктору туристской гостиницы «Азау» Владимиру Майбуку не пришлось ездить за тридевять земель. Я хорошо помню этот случай, едва не стоивший Володе жизни, потому что до сих пор дружу с ним и регулярно переписываюсь. В конце ноября Володя прошел через перевал Чипер-Азау, расположенный в Главном Кавказском хребте, из ущелья Азау в долину Ненскрыра, из Кабардино-Балкарии в Сванетский район Грузии. Он рассчитывал, используя лыжи на подъемах и спусках, пройти от жилья и до жилья за сутки-двое, а переход у него занял четверо суток. На подъеме он тропил свежевыпавший пушистый снег и продвигался очень медленно. Снег был глубокий , и все время осыпался в колею. Заночевать ему пришлось в вырытой снежной пещере, не доходя до перевала. Копал лыжами и руками. Палатки у него не было и ему пришлось съежиться от холода в ватном спальнике. Он максимально облегчился, чтобы быстро пройти маршрут, и теплых вещей у него было мало, а те , что были, он постарался использовать с пользой. Сидел он в горнолыжных ботинках, рюкзак одел на спальник в ногах, всю ночь старался не спать и немного двигаться внутри спальника. К утру он так замерз, что еле вылез из спальника. Но, кое-как одев лыжи, упрямо полез дольше, хотя вернуться было гораздо проще и быстрее. В этот день он рассчитывал пройти перевал и спуститься на лыжах в селение Чубери. Но природа внесла коррективы. По колено и выше в снегу спускаться было очень трудно, почти невозможно, ведь лыжи не катились. И Володя, сняв лыжи и привязав их к рюкзаку, пошел пешком. Пришлось идти чуть не по грудь в снегу, разгребая снег руками, трамбуя коленями. Несколько раз он падал. Это было самое сложное – подняться. Потому что встать на ноги в таком снегу было неимоверно трудно, не было опоры. Володя тонул в снегу, его, упавшего, засыпало, он барахтался, пытаясь встать. Приходилось снимать рюкзак, вставать, снова одевать рюкзак и уже потом идти дальше. Это отнимало много сил и времени. Спустившись к подножью перевала, он походил на снеговика. В этот момент он начал сомневаться в успехе своего мероприятия. На второй день пути он провалился в реку до колен. Выжав носки и внутренний ботинок, он обулся и пошел дальше. Идя в мокрой обуви, он подморозил ноги. Они опухли так, что наружный ботинок не застегивался. Они так болели, что каждый шаг давался с трудом и болью. Володя не взял примус и топливо, поэтому горячего попить и поесть не мог. На лыжах приходилось катиться малую часть пути. Почти все время пешком с обмороженными ногами. Лыжи бросить было жалко (казенный Польспорт), и он тащил их, невзирая на сильную усталость и боль в ступнях ног. На ночевках почти не спал. Лишь изредка забывался на несколько минут. Просыпался от дрожи, сотрясавшей все тело. Тут же начинал растирать немеющее, страдающее тело. После второй ночевки он понял, что не дойдет. И все же шел, машинально переставляя ноги, корчась от боли, бессонницы, голода и холода. Он уже не шел, а брел, как пьяный, когда вошел в первое сванское селение Чубери. Он смог еще объяснить пораженным сванам, что пришел через перевал. Он смог самостоятельно дойти до дома, где его приютили, накормили и обогрели. А потом выключился на сутки. Сваны сполна исполнили святой закон горского гостеприимства, но с трудом поверили, что человек может в это время года в одиночку практически без специального снаряжения и продуктов пройти перевал. Но Володя своим рассказом, а, главное, своим видом убедил их. Когда он приехал в «Азау», где мы вместе работали, ноги почти зажили. Он рассказал, что ему пришлось полежать в больнице, иначе пальцы ног пришлось бы ампутировать...."

Почемучка: Вкратце. Работник секретного НИИ, выпускник Физмата МГУ. Турист с большим стажем по Приполярному Уралу. Один. Снаряги минимум как и еды. Смог. И оставил записку. https://www.risk.ru/blog/211335#relap http://www.climbing.ru/forum_std/all/section_0_2_2_11/topic_576/ "...Через 9 суток, проведенных под ледяным ветром и, наверняка, без палатки, израсходовав за неделю и еду, и воду, Кассин добрался до вершины, преодолев, в одиночку, более, чем трёхкилометровую высоту. Абалаков, в одиночку, прошёл только последние 100 метров (по вертикали). Горы пощадили Юрия - одержимого - на пути к цели. Гибель подстерегла его при спуске, где-то на обратном пути...." Искали не там, потому что не верили в возможность одному такое выдержать. Туп на пике Коммунизма видать был явно разъединственный. Вариантов закладки записки - только один тогда. А на Отортене? Да там вариантов - усчитаешься... Не проверяли все - потому что не верили, что кто-нить дошел до Отортена из ГД. Но ведь "Вечерний Отортен"... Может кто-то из ГД выходил на Отортен как Шумков, когда вечерело? А вернуться собирался поутру, после ночевки там?



полная версия страницы